Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 

Интернет-магазин Делократ.Ру - Правильные идеи по доступным ценам

 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail: info@katyn.ru

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Содержание 
Начало раздела > Публикации > Статьи

Владислав Швед. Вновь о Катыни. 23 февраля 2010 г.


Кое что из истории Польши

Современная польская историография представляет довоенную Польшу, как безгрешного борца за справедливые и равноправные отношения в Европе. А вот известный политик мирового масштаба премьер-министр Англии сэр Уинстон Черчилль был несколько другого мнения. В своих мемуарах «Вторая мировая война» он, оценивая действия Польши в отношении Чехословакии в сентябре 1938 года, писал, что она «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства» (Черчилль. Вторая мировая война. Кн.1. С. 166).

Заслуживает внимания и другая характеристика данная Черчиллем поведению Польши накануне Второй мировой войны. «Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания… . Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости» (Там же. С. 146-147). . В какой-то мере слова Черчилля созвучны словам вышеупомянутого Валишевского.

С уверенностью можно заявить, что с момента обретения независимости в конце 1918 года и в течение последующих двух десятилетий Польша была одним из самых агрессивных европейских государств. Ультиматумы и силовой захват территорий были излюбленным способом её общения с соседними государствами. Не случайно Пилсудский не был приглашен в 1918 году на Парижскую мирную конференцию по переустройству Европы. В межвоенный период прирост территории Польши за счет соседних государств был самым значительным.

Представляют интерес отношения обретшей в 1918 году независимость Польши, и Советской России. Уже 29 августа 1918 года Правительство РСФСР декретом провозгласило отказ от договоров России с Германией и Австро-Венгрией о разделах Польши. Однако поляки намеренно затягивали установление нормальных отношений с Советской Россией, пытаясь воспользоваться её слабостью и добиться максимальных территориальных приобретений на Востоке.

Стремление покорить Россию всегда присутствовало в польской политике. Ещё в феврале 1814 года Михал Сокольницкий, бывший сподвижник Тадеуша Костюшко, ставший начальником контрразведки Наполеона, предлагал французскому императору расчленение Российской империи на ряд подконтрольных Франции государств, при доминировании Польши.

В 1904 году Юзеф Пилсудский, будущий начальник польского государства, писал, что целью Польши должно быть «расчленение государства Российского на основные его составные части и освобождение силой включённых в состав империи стран… Россия, лишённая своей периферии, будет ослаблена настолько, что перестанет быть грозным и небезопасным соседом».

Накануне Первой мировой войны Пилсудский заявил: «Когда я возьму Москву, то на стене Кремля велю написать "Говорить по-русски запрещается"». Это были не пустые слова. Когда Польша в 1938 году захватила Тешинскую область Чехословакии, там немедленно было запрещено говорить на чешском языке. За чешское приветствие «Наздар!» штрафовали на 4 злотых. Поэтому чехи в Тешине нередко приветствовали друг друга словами «Четыре злотых!».

16 ноября 1918 года Пилсудский уведомил все страны, кроме РСФСР, о создании независимого польского государства. 26-28 ноября советское правительство заявило о готовности установить дипломатические отношения с Польшей, однако поляки ответили отказом. В декабре 1918 года советская сторона трижды предлагала установить дипломатические отношения, но Польша всякий раз отказывалась от этих предложений. А в начале февраля 1920 года польское руководство предъявило РСФСР фактический ультиматум: вывести советские войска с территорий, до 1772 года лежащие в границах Речи Посполитой, то есть признать польскими территории, находящиеся западнее Смоленска.

В это время польское правительство сумело договориться с отступающей немецкой армией о пропуске частей Войска Польского через занятые немцами территории в Белоруссии. В результате продвижение польских войск на восток продолжалось на всём протяжении 1919 года и первого полугодия 1920 года. Боевые стычки между частями Войска Польского и Красной Армии происходили повсеместно.

Польские и некоторые прикормленные ими российские историки голословно утверждают, что агрессором являлась Советская Россия. При этом перечисляются многочисленные части РККА, которые якобы готовились для похода на Польшу. Действительно большевистское правительство России лелеяло планы использовать территорию Польши, как коридор для разжигания революционного пожара в Европе. Но в 1918 и 1919 году положение большевиков в самой России было весьма шатким. Ни о каких значительных воинских силах на советско-польской границе не могло быть и речи.

Это подтверждает и донесение американского представителя при миссии Антанты в Польше генерал-майора Дж.Кернана на имя президента США Вильсона от 11 апреля 1919 года. В нём говорится «Хотя в Польше во всех сообщениях и разговорах постоянно идет речь об агрессии большевиков, я не мог заметить ничего подобного».

25 апреля 1920 года польские войска, воспользовавшись ситуацией и обеспечив почти трехкратное численное превосходство в силах, атаковали позиции Красной Армии по всей протяженности украинской границы. Так началась полномасштабная польско-советская война 1920 года. 7 мая 1920 года поляки взяли Киев. Контрнаступление Красной Армии началось лишь в начале июня 1920 года. Первая Конная армия прорвала оборону поляков и через неделю освободила Киев. К началу августа Красная Армия оказалась на подступах к Варшаве. Положение Польши стало критическим.

16 августа 1920 года Пилсудский начал осуществление задуманного контрудара. В итоге произошло так называемое «Чудо на Висле». Части Красной Армии были отброшены от Варшавы и отступили на всей территории Белоруссии и Украины. Итогом этой войны стали огромные территориальные приобретения Польши на Востоке. Граница между Речью Посполитой и РССФР, согласно Рижскому договору от 1921 года (подписанному РСФСР, как говорят, «с пистолетом у виска»), прошла в 30 километрах западнее Минска.

Говорить об захваченных Польшей территориях, как исконно польских, не приходится, особенно если почитать прессу 1920-1930-х годов. Польские газеты тех времен сообщали, что на восточных территориях ведется настоящая война с многочисленными «партизанскими бандами». Звучали призывы «огнем и мечом» навести там порядок и при необходимости утопить в крови бунтовщиков. Польские каратели не церемонились с непокорными белорусами и украинцами.

С 1921 по 1939 год основным противником СССР на Западе считалась и была Польша. Советское руководство, понимая неравноправный характер Рижского договора 1921 года, в течение 18 лет было вынуждено с ним соглашаться. В 1932 году между СССР и Польшей был подписан договор о ненападении, который признавал, что мирный договор 1921 года остается основой взаимных отношений и обязательств. В конце 1938 года оба правительства согласились пролонгировать договор о ненападении от 1932 года.

Однако, как свидетельствуют рассекреченные документы, польские военные деятели рассматривали договор 1932 года, как «дымовую завесу». В августе 1937 года польский Генштаб подготовил директиву № 2304/2/37, в которой сказано, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России».

В декабре 1938 года II-ой отдел польского Генштаба подготовил доклад, в котором говорилось: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно... Главная цель - ослабление и разгром России». (см. Z dziejow stosunkow polsko-radzieckich. Studia i materialy. T. III. Warszawa, 1968, str. 262, 287).

МИД Польши по тому же поводу подготовило совершенно секретную записку «Польская политика на Кавказе», в которой говорилось, что «Польша заинтересована в отторжении от России Грузии, Азербайджана и ряда других территорий».

Уже упомянутая организация «Прометей — Лига угнетенных Россией народов...», созданная в 1929 году Вторым отделом польского Генштаба (разведка и контрразведка), раскинула свои щупальца по всей Европе и СССР. В 1937 году польский Генштаб принял новую директиву «О работе разведки против СССР». В ней речь шла о реорганизации лиги «Прометей», перед которой ставилась задача дестабилизировать внутриполитическую обстановку в СССР путем усиления работы с эмигрантскими национальными элитами. Теперь им предписывалось всеми силами способствовать «распаду Советской империи на национальные элементы и племена», а также вызывать «брожение националистического характера на тех территориях, где население проявляет пассивность».

Помимо этого Польша готовилась к прямым военным действиям против СССР. 4 марта 1939 года польское командование после длительных политических, экономических и оперативных проработок утвердило план войны против СССР «Восток» (польск. «Wschod»). См. Centralne Archiwum Ministerstwa Spraw Wewnetrznych, R-16/1.

Агрессивность и территориальные претензии Польша демонстрировала и в отношении других соседних государств. Пилсудский эти планы маскировал намерением создать федерацию Польши с Украиной, Белоруссией и Литвой, так называемое «Междуморие» (Międzymorze) на территориях прежней Речи Посполитой. Но в действительности главная ставка делалась не на добровольное вхождение вышеупомянутых государств в эту федерацию, а на военную силу. В феврале 1920 года Пилсудский в интервью газете «Эко де Пари» заявил: «Мы на штыках несем этим несчастным землям свободу без всех оговорок».

Известно, что Литва не желала вступать в польскую федерацию. Реализуя установку Пилсудского, польские войска в 1919-ом и 1920-ом годах занимали столицу Литвы Вильнюс и вильнюсский край. На протесты Литвы Польша отвечала в ультимативной форме. Наконец, 9 октября 1920 года войска польского генерала Люциана Желиговского, нарушив условия только что заключенного польско–литовского перемирия, вновь заняли Вильнюс, который почти на 20 лет стал польским городом. Но претензии Польши к Литве на этом не кончились.

17 марта 1938 года Польша предъявила Литве ультиматум с требованиями заключить конвенцию, гарантирующую права польского меньшинства в Литве, и отменить параграф литовской конституции, провозглашающий Вильнюс столицей Литвы. На выполнение требований ультиматума поляки дали 24 часа. После чего грозили двинуться на Каунас (тогдашнюю столицу Литвы) и полностью оккупировать Литву.

Советское правительство предупредило Польшу, что в случае вооруженного нападения на Литву, оно денонсирует польско-советский пакт о ненападении и оставит за собой свободу действий. В этой связи поляки ограничили требования к Литве одним пунктом - установлением дипломатических отношений.

Польское руководство политику ультиматумов проводило и в отношении соседних государств. 22 сентября 1938 года Польша предъявила ультиматум правительству Чехословакии, целью которого было присоединение «земель с польским населением». СССР вновь предупредил Польшу, что денонсирует соглашение о ненападении между СССР и Польшей, если польские войска перейдут границу Чехословакии. Тем не менее, 1 октября 1938 года, сразу же после Мюнхенской конференции, Польша предъявила Чехословакии второй ультиматум с требованием передать в её состав Тешинскую область. Вечером в Тешин вошли польские войска. Вышеизложенные исторические факты довольно полно характеризуют волка в «овечьей шкуре», который в 1918-1939 годах обитал на берегах Вислы.

 

Ну, а что же можно сказать по поводу того, что предвоенная Польша была фактическим сателлитом нацисткой Германии? Это важный вопрос, так как польские политики и историки постоянно обвиняют СССР в том, что он был верным союзником Гитлера. Вновь обратимся к историческим фактам, которые позволят оценить, кто в действительности являлся союзником фюрера.

Но прежде заметим, что в Советском Союзе факты сотрудничества Польши с нацистской Германией замалчивались. За это поляки должны благодарить Сталина, который, ценя Польшу, как важного союзника, считал, что не следует акцентировать грехи довоенного польского руководства. Тем не менее, после войны в СССР был издан сборник архивных документов Министерства иностранных дел Германии, «Документы и материалы кануна второй мировой войны: Ноябрь 1937 - 1938 гг.» (Т.1. М.: Госполитиздат, 1948). В этом сборнике немало свидетельств довоенного сотрудничества Польши и Германии

В 1933 году Польша стала первым государством, которое сразу же после прихода нацистов к власти установило с ними дружеские отношения. После выхода Германии 14 октября 1933 года из Лиги Наций польская дипломатия добровольно взяла на себя защиту интересов Германии в этой организации.

26 января 1934 года Польша (также первая в Европе) подписывает с гитлеровской Германией Пакт о ненападении сроком на 10 лет. В секретной части соглашения, которая скрывается до сих пор, была договоренность о военной помощи. Кстати, в соответствии с этой договоренностью в сентябре 1938 года польские и немецкие военные договаривались о линии демаркации войск в случае совместного вторжения в Чехословакию. В чешских газетах описывались сцены «боевого братства» между германскими и польскими военными.

В начале лета 1934 года в Варшаве начальник польского государства, а точнее полноправный диктатор, маршал Юзеф Пилсудский (номинальным президентом Польши в то время являлся Игнацы Мосьцицкий) с королевским размахом принял министра имперской пропаганды Йозефа Геббельса. Неоднократно приезжал в Польшу, поохотиться в Беловежской пуще, рейхсмаршал Герман Геринг, второе лицо в нацистской Германии. Он восхищался действиями польских карательных органов, преследовавших не только коммунистов, но белорусов и украинцев, боровшихся за свои национальные права.

Польша, опираясь на Германию, строила далеко идущие планы. В июне 1935 года американский посол в Берлине Уильям Додд писал, что он получил от высокопоставленных немецких чиновников информацию о том, что Германия в союзе с Польшей готовится к захвату Балтийских государств и западных территорий СССР. После Мюнхена в Польше стали разрабатываться планы новых захватов украинских земель.

В 1935 году Франция и СССР заключили военное соглашение о защите Чехословакии от немецкой агрессии. Это был реальный шанс предотвратить раздел Чехословакии в 1938 году и остановить Гитлера. Тогда этому воспрепятствовала Польша, выступившая верным союзником Германии. Она заявила, что немедленно начнет военные действия против СССР, если он попытается направить войска через польскую территорию для помощи Чехословакии.

Позицию Польши в отношении Чехословакии, как союзника Германии, подтверждают переговоры министра иностранных дел Польши Юзефа Бека с рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером, состоявшиеся 14 января 1938 года. Фюрер тогда заявил: «Чешское государство в его нынешнем виде невозможно сохранить, ибо оно представляет собой в результате гибельной политики чехов в Средней Европе небезопасное место — коммунистический очаг». Эту позицию, как было сказано в официальном польском отчёте о встрече, Бек «горячо поддержал».

23 февраля того же года Бек, встречаясь с наци №2 Германом Герингом, заявил о готовности Польши считаться с германскими интересами в Австрии и подчеркнул интерес Польши к «чешской проблеме».

Немало интересных фактов о тесном сотрудничестве Польши и Германии содержится в сборнике рассекреченных документов «Год кризиса 1938-1939. Документы и материалы», изданном МИД РФ в 1990 году.

1 октября 1938 года посол Польши Юзеф Липский сообщал в Варшаву о том, что был принят министром иностранных дел Германии Иохимом фон Риббентропом, который заявил: «В случае польско-советского конфликта правительство Германии займет по отношению к Польше более чем доброжелательную». Затем посол был приглашен к Герингу, который подчеркнул, что «в случае советско-польского конфликта польское правительство могло бы рассчитывать на помощь со стороны германского правительства».

28 декабря 1938 года состоялась беседа советника посольства Германии в Польше Рудольфа фон Шелии с только что назначенным посланником Польши в Иране Яном Каршо-Седлевским. Последний заявил: "Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения».

Новые свидетельства тесного духовного и военного сотрудничества Польши с Германией содержатся в сборнике рассекреченных документов из архива СВР под названием «Секреты польской политики. 1935–1945», представленного российской общественности 1 сентября 2009 года.

Так, приводится высказывание Германа Геринга, сделанное в беседе с польским маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы: «Польша – наш духовный союзник. У нас прекрасно складываются отношения, и мы будем с вами до конца». Восторгу Рыдз-Смиглы и других польских лидеров не было предела.

Представляет интерес запись беседы польского посла в Вашингтоне Ежи Потоцкого с госсекретарем США Корделлом Хеллом. Когда Хелл поинтересовался, действительно ли только Красная армия способна дать отпор агрессору в случае войны в Европе, посол с раздражением ответил, что с Германией у них дружба, а главный враг – СССР.

В рамках этой дружбы 5 января 1939 года польский министр иностранных дел Бек был принят Гитлером в личной резиденции Берхтесгадене. В ходе встречи Гитлер предложил Польше участвовать в планируемым «крестовом походе» против СССР. Фюрер заявил, что существует «единство интересов Германии и Польши в отношении Советского Союза» и, что «каждая использованная против СССР польская дивизия означает экономию одной немецкой дивизии».

Однако Польшу тогда не устроили выдвинутые немецкие условия по Данцигу и данцигскому коридору, а также пугали перспективы утратить территории западных областей Украины и Белоруссии, захваченные в 1920 году. Это и стало главной причиной разногласий между Польшей и Германией. Сегодня в Польше, а кое-кто и в России, утверждают, что такой причиной явилось стремление Польши соблюсти польско-советский договор 1932 года. На фоне целенаправленно враждебной антисоветской политики довоенного польского руководства это утверждение воспринимается как курьёз.

Нацистское и предвоенное польское руководство объединяла не столько зоологическая ненависть к коммунизму, сколько территориальные претензии к СССР. Так, министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп в начале января 1939 года писал о беседе с Беком в Берхтесгадене. «Я спросил Бека, не отказались ли они от честолюбивых устремлений Пилсудского в этом направлении, то есть от претензий на Украину. На это он, улыбаясь, ответил, что они уже были в Киеве и что эти устремления, несомненно, всё ещё живы и сегодня».

Улыбки улыбками, а Риббентроп тогда  решительно потребовал согласия на присоединение Данцига к Германии и согласия на строительство экстерриториальной железной дороги и автострады, которые связали бы Германию с Восточной Пруссией. Польское руководство начало уклончивую игру с нацистами, пытаясь реализовать свои планы выхода к Черному морю. 26 января 1939 года Бек в беседе с Риббентропом, состоявшейся уже в Варшаве, вновь заявил, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю». Но Германия не спешила гарантировать Польше территории, на которые претендовала сама. Союзники вновь не нашли общего языка.

21 марта 1939 года Риббентроп в беседе с польским послом Липским жестко поставил требования в отношении Данцигского коридора. В тот же день Гитлер подкрепил эти требования меморандумом. Польское правительство ответило отказом. Маршал Рыдз-Смиглы утвердил оперативный план войны с Германией «Запад». Позиция Польши была обусловлена тем, то она предпочла сделать ставку на новых гарантов безопасности своей территориальной целостности: Францию и Англию. 31 марта 1939 года Великобритания объявила о гарантиях для Польши в случае агрессии против неё.

В апреле 1939 года Гитлер денонсировал Пакт о ненападении с Польшей, заключенный в январе 1934 года. Союзнические дружба и любовь Польши и Германии рухнули. Польша поспешила броситься в ненадежные объятия Франции и Англии.

Далее последовали драматические события, завершившиеся сентябрьской катастрофой. Итог общеизвестен - Польша стала жертвой агрессии Германии. В таком развитии событий решающую роль сыграла недальновидная и неумная позиция польского военно-политического руководства в последние предвоенные месяцы. Но об этом в Польше предпочитают не вспоминать.

Стремятся забыть и о позиции СССР в отношении западного соседа. 10 мая 1939 года по поручению наркома иностранных дел Вячеслава Молотова его первый зам. Владимир Потемкин встретился в Варшаве с польским министром иностранных дел Юзефом Беком и передал тому, что СССР «не откажет в помощи Польше, если она того пожелает». На следующий день, 11 мая польский посол в Москве Вацлав Гжибовский явился к Молотову и завил, что «Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР, т. к. это угрожает её независимости». Тем не менее, 25 мая 1939 года во время визита к Беку советский посол в Варшаве Николай Шаронов вновь подтвердил готовность Советского Союза оказать военную помощь Польше. Предложение вновь было отвергнуто.

В августе 1939 года в основном из-за категорического отказа польского руководства пропустить советские войска через свою территорию к границам Германии сорвалась попытка создания антигитлеровского военного союза Франции, Великобритании и СССР. Ситуация для страны Советов становилась крайне опасной. Её осложняли три обстоятельства.

Во-первых, в это время Германия вела переговоры о заключении договора о ненападении (пакта) не только с СССР, но и с Великобританией. В Берлине одновременно готовились два полета для подписания договора: Риббентропа в Москву и Геринга в Лондон. При подписании пакта Геринга-Галифакса СССР оставался один на один со всем капиталистическим миром.

Достаточно сказать, что в сентябре 1938 года министр иностранных дел Англии лорд Галифакс заявлял, что: «…Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходимо мирным путём преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».

Польский посол в Вашингтоне Ежи Потоцкий в письме в Варшаву от 21 ноября 1938 года сообщал о своей беседе с послом США Буллитом, который сказал: «Желанием демократических государств было бы, чтобы там, на Востоке, дело дошло до военного конфликта Германского рейха и России».

Члены знаменитой «кембриджской пятёрки» Дональд Маклин, работавший в британском министерстве иностранных дел и его коллега Гай Бёрджес, одновременно сотрудник английской разведки, в 1939 году сообщали в Москву, что основная политика Лондона состоит в том, чтобы «работать с нацистской Германией во что бы то ни стало и, в конце концов, против СССР». Для Сталина было абсолютно ясно, что СССР в предвоенный период для Запада был жертвой, которую следовало скормить нацистскому зверю.

Не случайно англичане в вопросах подписания Пакта с Германией проявляли большую активность, нежели СССР. В июле 1939 года советник британского премьера Вильсон подготовил программу англо-германского сотрудничества, известную под названием «плана Вильсона». В середине августа Риббентроп получил очередной вариант этого плана. Согласно ему предусматривалось заключение между Англией и Германией «оборонительного союза» на 25 лет, постепенное возвращение Германии колоний, «разграничение сфер интересов, включая признание специальных интересов Германии» и т. д.

Во-вторых, Советский Союз в августе 1939 года был вовлечен в серьезный вооруженный конфликт с союзником Германии Японией на реке Халхин-Гол. Общая численность советских и японских вооруженных сил принимавших участие в боевых действиях в районе Халхин-Гола составляла более 130 тысяч человек. В военных действиях участвовало около 700 танков, более тысячи орудий и минометов, свыше 1200 самолетов. По сути, шла малая необъявленная война, грозившая перерасти в большую. Следует иметь в виду, что это была уже третья попытка Японии вооруженным путем проверить прочность советских границ.

В третьих, у Сталина не было альтернативы подписанию Пакта с Германией, так как в противном случае граница СССР с Третьим рейхом сдвигалась бы на восток на 250-300 км. Более того, для Сталина не были секретом планы Гитлера, после захвата Польши, оккупировать страны Балтии, благо там правили дружественные Германии профашистские режимы.

В августе 1939 года Советский Союз стоял перед выбором, пойти на соглашение с нацистской Германией или в будущем воевать на два фронта и войну начинать под Минском и под Ленинградом? Сталин выбрал первое. Успеху дипломатии Сталина способствовало то, что Гитлер в последний момент остановил выбор на СССР, а не на Англии.

Заключение Пакта с СССР было величайшим просчетом Гитлера, предопределившим крах Третьего рейха. Бывший «наци» № 2 Герман Геринг во время Нюрнбергского процесса постоянно твердил об этой роковой ошибке фюрера. Последующие события показали, что Пакт в конечном итоге явился большой победой советской дипломатии. СССР в войне против нацизма получил в союзники Англию и Соединенные Штаты Америки, что предопределило поражение нацизма. Пакт позволил Человечеству изменить своё будущее.

Заявления о том, что Польша устояла бы в схватке с Германией, просто наивны. Хотя Франция и Великобритания 3 сентября 1939 года объявили войну Германии, реально начинать военные действия они не спешили. Великобритания ограничилась вялыми попытками организовать морскую блокаду Германии, а Франция не пошла далее формального объявления войны. Через год она, располагавшая несравненно более мощной армией, нежели польская, была повержена Германией за 6 недель.

Несостоятельны также заявления о том, что без пакта Риббентропа-Молотова войны удалось бы избежать. Гитлер изначально создавал самую мощную в мире военную машину для расширения немецкого жизненного пространства и уничтожения унизительной Версальской системы. Для этого летом 1933 года была принята «программа национального вооружения», лозунгом которой было «пушки вместо масла». Почему-то никто не задается вопросом , а смогла бы Германия без щедрых финансовых вливаний и политической поддержки США, Англии и Франции буквально за 5 лет стать мощной европейской державой?

Более того, при одобрении этих стран Германия за 3 года без единого выстрела стала крупнейшей капиталистической страной в Европе с населением в 70 млн. человек. Франция в то время насчитывала 34 млн., Англия – 55 млн. человек. К 1939 году вермахт, насчитывающий более 3,2 млн. солдат, подпитываемый экономикой трети Европы, был готов к реализации планов фюрера по расширению «немецкого жизненного пространства».

В результате победы над Польшей Гитлер расчистил себе путь к границам СССР, а потом отомстил, как и обещал, Франции и Англии за унижения Версаля. Не случайно капитуляцию Франции в 1940 году Гитлер принял в том же вагоне, в Компьене, где в 1918 году кайзеровская Германия подписала акт о капитуляции. Выходя из этого вагона, Гитлер приплясывал от удовольствия.

Некорректны заявления о том, что Пакт, а точнее секретный протокол к нему, преступен, так как предполагал раздел сопредельных стран. Западные державы, теша себя надеждой, что мощь нацистской Германии обрушится на СССР, в течение 4 лет помогали Гитлеру делить Европу и захватить Рейнскую область, Австрию и Чехословакию. Но по логике современных «геростратов» от истории, Запад тогда проводил миротворческую деятельность. а вот СССР, пытавшийся отодвинуть опасность от своих границ был агрессором. И только Черчилль, тогда лишь депутат английского парламента, пророчески заметил в 1938 году: «Это только начало расплаты. Это только первый глоток, первое предвкушение чаши горести, которую мы будем пить год за годом» (Черчилль. Вторая мировая война. Кн. I. M., 1991. С. 149.) Заметим, что Черчилль говорил о расплате Запада, а не СССР, за предвоенную политику.

Черчилль позже написал: «Нужно напомнить такой потрясающий факт: за один-единственный 1938 год Гитлер в результате аннексии присоединил к рейху и подчинил своей абсолютной власти 6 миллионов 750 тысяч австрийцев и 3 миллиона 500 тысяч судетских немцев — всего 10 миллионов подданных, работников, солдат».

Что же касается «секретного протокола» к Пакту, который на Западе стремятся сделать неким жупелом, то перед Второй мировой войной Польша не гнушалась этой практики. Утверждения о том, что секретный протокол, приложенный к советско-германскому договору о ненападении, по методу составления и по содержанию нарушал международное право, просто не компетентны. Подобные пакты, договоры, имевшие дополнительные, конфиденциальные, секретные (суть от названия не меняется) протоколы, не подлежащие огласке, с Германией имели Англия, Франция, Польша, Эстония, Литва, Италия, Япония.

25 августа 1939 года в Лондоне лорд Галифакс, министр иностранных дел Великобритании и посол Польши в Великобритании граф Рачиньский подписали Соглашение о взаимопомощи Великобритании и Польши. К этому соглашению прилагался СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ. В нём в весьма двусмысленной формулировке упоминались страны (без их ведома): Бельгия, Голландия, Литва, а также Латвия, Эстония и Румыния, в случае агрессии против Польши.

Напомним также, что на основании секретных договоренностей в августе 1941 года войска Англии, США и СССР были введены в Иран.

Секретные договоренности, публично осуждаемые Западом, до сих пор являются методом западной дипломатии. В начале 1960-х годов США и Япония заключили секретный пакт о возможности пребывания американского ядерного оружия на территории Японии. Это соглашение позволяло американским боевым кораблям и самолетам с ядерным оружием на борту находиться в Японии. Это соглашение могло в любой момент поставить планету на грань мира и войны.

Что же касается сфер влияния, то на современном этапе США, пользуясь своим правом мировой сверхдержавы, уже открыто декларируют право считать зоной своего влияния весь мир, в том числе и территории государств, граничащих с Россией. Это не вызывает осуждения западного сообщества. Интересно, как бы оно отреагировало, заяви Россия, что в зону её жизненных интересов входит Канада, Мексика и Панама?

Особо следует высказаться по поводу оценок, данных пакту Риббентропа-Молотова 2-ым съездом народных депутатов СССР. Не вызывает никаких сомнений, что эта оценка является тенденциозной и исторически необоснованной. Эта оценка вырабатывалась на основе принципа «PER SE», то есть рассмотрение явления, в нашем случае исторической проблемы подписания Пакта, осуществлялось «само по себе», вне связи с предыдущими и возможными последующими событиями. Это абсолютно антиисторичный подход. По-другому и не могло быть. Возглавлял группу народных депутатов, готовивших проект постановления съезда по Пакту, секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев, впоследствии признавшийся, что он уже в то время являлся антикоммунистом. Наиболее активными его помощниками в группе были депутаты от Прибалтики.

Соответственно постановление 2-го съезда НД СССР явилось и является основным правовым аргументом для заявлений стран Балтии об их оккупации Советским Союзом в 1940 году. Официально Россия отрицает оккупацию Прибалтики, однако в ряде случаев неудачно ссылается на оценку Пакта 2-ым съездом НД. Если же российское руководство планирует вести конструктивный политический диалог с Прибалтикой, то, видимо, настало время преодолеть этот правовой нонсенс. Следует иметь в виду, что Пакт в каких-то частях действует до сих пор. Об этом свидетельствует, например, факт нахождения Вильнюсского края в составе Литовской Республики.

Говоря о правовой оценке Пакта, следует высказаться по поводу так называемой его аморальности. Во-первых, рассуждения на эту тему с современных позиций некорректны. Напомним, что в предвоенные годы английские, французские и американские политики считали за честь общаться и общались с Гитлером. Американский журнал «Таймс», не предполагая, что Гитлер будет признан величайшим преступником в мировой истории, назвал его «человеком 1938 года» («Time». Jan. 02, 1939). Кстати, нам сегодня тоже не дано знать, кого из современных «уважаемых» политиков потомки назовут преступником. Кандидатов на это звание немало.

Во-вторых, аморальность ведения переговоров со всеми, кто планирует или совершает преступные деяния, общеизвестна. Тем не менее, правительства нередко ведут переговоры с террористами, чтобы выиграть время для спасения заложников. В 1939 году в заложниках политики Запада и Германии оказалась многомиллионная страна Советов, оказавшаяся один на один со всем враждебным капиталистическим миром. В подобной ситуации заключение Пакта с Германией было единственным выходом, гарантирующим СССР время и пространство для подготовки к неизбежной войне.

В завершение темы Пакта заметим, что польским политикам и историкам, твердящим о том, что Советский Союз 17 сентября 1939 года якобы «вонзил Польше нож в спину», следует ответить на один вопрос: Что было бы с Европой и миром, если бы Гитлер в августе 1939 года оккупировал всю территорию довоенной Польши?

История Второй мировой войны показала, что значение Пакта состоит, прежде всего, в том, что удар вермахта в июне 1941 года был амортизирован территориями Западной Украины и Белоруссии, Латвии, Литвы и Эстонии. Если бы вторжение в СССР нацистская Германия начала из-под Минска и эстонской Нарвы, вермахт с ходу мог бы взять Ленинград. Далее вся гитлеровская группировка «Север» заворачивала бы на Москву. В этом случае сибирские дивизии вряд ли смогли бы остановить немецкое наступление в декабре 41-го года на столицу СССР. Ну, а далее Япония вступила бы в войну и, возможно, мировую историю сегодня писали бы историки Третьего рейха.

В случае поражения в 1941 году СССР, Гитлер получал природные и людские ресурсы, а также территорию огромной страны. Никакая сила тогда не могла бы ему помешать осуществить план завоевания мирового господства. Не вызывает сомнений, что Англия сдалась бы на милость фюрера. Соединенные Штаты предпочли бы традиционно отсиживаться за океаном, пока германские ученые и инженеры не завершили бы создание новых видов оружия: атомной бомбы, межконтинентальной баллистической ракеты, реактивной авиации и т. п. Известно, что в 1945 году Гитлера от массового производства этого оружия отделяли лишь месяцы. Получив в 1941 году ресурсы СССР, Германия создала бы новое оружие значительно быстрее. В итоге человечество было бы обречено на нацистское рабство. О том, что Гитлер умел добиваться поставленных целей, говорят результаты его деятельности в 1933-1939 годах.

Не случайно Госсекретарь США Эдвард Рейли Стеттиниус на Ялтинской конференции (февраль 1945 года) заявил о том, что «американскому народу следует помнить, что он был на краю гибели в 1942 году. Если бы Советский Союз не смог удержаться на своем фронте, немцы получили бы возможность захватить Великобританию. Они бы оккупировали Африку и могли бы утвердиться в Латинской Америке. Эта угроза была постоянной заботой президента Рузвельта».

Известно, что у нацистов были разработаны планы захвата Англии (операция «Зеелеве»), Швейцарии (операция «Танненбаум»), Швеции (операция «Поларфукс»). После победы над Россией в состав рейха включалась Финляндия. Немецкие войска также были бы введены в Испанию и Португалию, не говоря уже об Италии. Германское «жизненное пространство» распространилось бы на весь евроазиатский континент от Атлантики до Урала, от Северного океана до Индии и дальше, включая страны Ближнего Востока и Африки.

Следует признать, что пакт Риббентропа-Молотова был той ценой, которую Польша и прибалтийские государства заплатили за заигрывание с Гитлером. Это, прямо скажем, ничтожная цена, если учесть, что в случае победы нацисты, как подчеркнул Гитлер 17 октября 1939 года, планировали тщательно зачистить территорию Европы от: «евреев, полячишек и остального сброда» (Хенё Г. Орден «Мертвая голова». История СС. С. 360).

Сегодня ряд политиков и историков пыжатся изо всех сил, пытаясь доказать преступность замыслов и политики довоенного советского руководства. В основном это люди, которым судьба не дала почувствовать тяжкое бремя власти и ответственности за решения, способные изменить не только ход истории страны, но и мира. Каждый из них страдает синдромом футбольного болельщика, суть которого «мнить себя стратегом, видя бой со стороны». Полноте, господа, оценку предвоенным событиям в своё время дали политики мирового масштаба.

Напомним высказывание Уинстона Черчилля, сделанное в 1938 году, о «горестной расплате» Запада. А в феврале 1945 года уже министр иностранных дел Англии Энтони Иден в своей речи в палате общин признал: «Может ли кто-нибудь сейчас сомневаться в том, что, если бы в 1939 г. было единство между Россией, Британией и Соединенными Штатами, которое было создано в Ялте, никогда бы не разразилась эта война?».

Будущий Президент США Линдон Джонсон, выступая в 1947 году в палате представителей, заявил: «Франция могла остановить Гитлера, когда он вторгся в Саарскую область. Франция и Англия могли бы предотвратить оккупацию Австрии, а позднее не дать нацистам захватить Чехословакию. Соединенные Штаты, Англия и Франция могли бы не допустить разгрома Польши, если бы была общая решимость остановить агрессию».

 

Завершить экскурс в историю Польши и Европы следует разоблачением заявлений польских политиков о том, что Сталин стремился уничтожить Польшу, как государство. Это ложь. Другое дело, Сталину не нравилось, что СССР на Западе граничит с государством, руководство которого целенаправленно ведет враждебную политику. Кстати, точно так рассуждал в отношении России маршал Пилсудский. Только он хотел её расчленить и уничтожить, как государство, Сталин же хотел иметь соседом дружественную и сильную Польшу, что он осуществил в отношении Финляндии. Кстати, оба руководителя некогда вылупились из одного и того же социалистического гнезда. Пилсудский тогда носил партийную кличку «Товарищ Виктор», а Сталин – «Коба». Характеры и внешность обоих были весьма схожими.

Но Сталин в отношении Польши занимал достаточно доброжелательную позицию. На Ялтинской конференции 6 февраля 1945 года он заявил: «…для русских вопрос о Польше является не только вопросом чести, но также вопросом безопасности. Вопросом чести потому, что у русских в прошлом было много грехов перед Польшей. Советское правительство стремится загладить эти грехи. Вопросом безопасности, потому, что с Польшей связаны важнейшие стратегические проблемы Советского государства.

…Польский коридор не может быть закрыт механически извне только русскими силами. Он может быть надежно закрыт только изнутри собственными силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была сильна. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Польше – это вопрос жизни и смерти для Советского государства».

У.Черчилль соглашался с утверждением Сталина о том, что: «имея общие границы с Польшей, Советский Союз имеет право добиваться дружественного правительства в Польше и никогда не сможет одобрить враждебного правительства. К этому обязывает, помимо прочего, кровь советского народа, обильно пролитая на полях Польши во имя её освобождения».

В своей телеграмме британскому МИДу Черчилль так оценил роль СССР в судьбе Польши: «Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стерта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы этого сделать. ...Нации, которые оказались не в состоянии защитить себя, должны принимать к руководству указания тех, кто их спас».

Однако Армия Крайовой, действовавшая по указанию лондонского эмигрантского польского правительства, в период освобождения Польши Красной Армии занимала крайне враждебную позицию в отношении СССР. Об этом свидетельствует приказ, изданный в сентябре 1944 года руководителем Варшавского восстания генералом Бур-Комаровским. Этот приказ был расклеен на стенах домов Варшавы. Приведём только его концовку: «Поляки, решительный момент нашей героической борьбы потребует от всех непоколебимой веры в победу, готовности к жертвам во имя нации и дисциплины перед руководством. Провозглашаю следующий приказ:

Большевики перед Варшавой. Они заявляют, что они друзья польского народа. Это коварная ложь. Наша окраина, Вильно и Люблин взывают к мести. Большевистский враг встретится с такой же беспощадной борьбой, которая поколебала немецкого оккупанта. Действия в пользу России являются изменой родине. Час польского восстания еще не пробил. Приказы советских приспешников аннулирую. Коменданта Армии Крайовой обязал подавить всякие попытки поддержки Советов. Немцы удирают. К борьбе с Советами. Да здравствует свободная Польша. Бур - Главный Комендант вооруженных сил в стране» (ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 178503. Д. 4. Л. 127–130).

СССР не только спас Польшу от нацистского рабства и уничтожения. Он в значительной степени компенсировал тот территориальный ущерб, который Польша понесла в сентябре 1939 года. Уже в ноябре 1943 года, на Тегеранской конференции Сталин предложил взамен возвращенных СССР западных областей Украины и Белоруссии передать Польше бывшие немецкие территории в Восточной Пруссии и Силезии. Сталина поддержал Черчилль. «Следует сказать полякам, что русские правы, что им предлагается справедливая и выгодная сделка», - признал британский премьер-министр. И пообещал, что скажет полякам, что если они не примут предлагаемой границы, то будут дураками.

В 1945 году Польша получила более 100 тысяч кв. км. территории. Правда, её вряд ли можно назвать «исконно польской». Однако в 1939 году Польша потеряла 196 тысяч кв.км. территории (20 тысяч кв. км. из них были  возвращены Польше в 1945 году), которая также никогда не была «исконно польской». Они вошли в состав Речи Посполитой после Люблинской унии 1569 года, как «приданое» «Великого княжества Литовского, Русского, Жемойтского и иных....». Сегодня эти территории по историческому и этническому праву принадлежат Белоруссии и Украине. Но и Польша, благодаря позиции Сталина, не слишком обижена в территориальном плане.

Однако в Польше предпочитают помнить не о советских, а о нацистских союзниках. Иначе, как понимать тот факт, что до сих почётными гражданами городов Щецин, Колобжег, Легница, Ольштын и других до сих пор являются нацистские бонзы. Так, в списке почётных граждан Гданьска, размещённом на официальной интернет-странице города фигурирует А.Гитлер. Там же - рейхсмаршал Г.Геринг и гауляйтер Гданьска А.Форстер.

В этой связи польским политикам, обвиняющим СССР в союзничестве с Гитлером, а Россию в попытках «обелить сталинский режим», хочется напомнить старую библейскую истину: «Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Библия. От Матфея, 7, стих 5).

23 февраля 2010 г.

Примечание. Сокращенный вариант настоящей статьи под тем же названием был опубликован в № 2 журнала «Наш Современник» за 2010 год.


Страницы: Пред.  1, 2, 3

Дата: Понедельник, 12 Апрель 2010
Прочитана: 11159 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад