Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 


 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru 'Правда о Катыни. Независимое расследование' - является интернет-ресурсом международного проекта 'Правда о Катыни', созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны - Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта 'О проекте'.
Наш контактный e-mail:

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги 'Amtliches Material zum Massenmord von Katyn' (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Содержание 
Начало раздела > Публикации > Статьи

Сергей Стрыгин. Рецензия на главу 'Катынь' из книги А.И.Шиверских 'Разрушение великой страны. Записки генерала КГБ'. 30 октября 2005 г.


'В ходе расследования в печати стала появляться информация, что у Генерального секретаря, а позже Президента М.С. Горбачева хранится особо секретная 'черная папка', где сосредоточены все материалы о расстреле польских офицеров, и что якобы есть документ, по которому, согласно договору СССР с Германией, СССР передает часть польского офицерского корпуса фашистам' ('Разрушение великой страны', стр. 146).

Такая 'черная папка' по Катыни в ЦК КПСС действительно существовала. Факт ее существования подтверждают, в частности, бывшие заведующие Общим отделом ЦК КПСС А.И.Лукьянов и В.И.Болдин.

Интересно отметить, что в разные годы размер этой катынской 'черной папки' был различным.

По данным, полученным в сентябре 2005 г. лично от А.И.Лукьянова, в 1983-87 г.г. катынская 'черная папка' представляла из себя большой запечатанный бумажный пакет толщиной не менее 2,5-3 см, внутри которого находилось несколько сотен страниц каких-то документов. На конверте, помимо обычных штампов с грифами 'Совершенно секретно' и 'Особая папка', стояла также приписка 'Вскрыть только с письменного разрешения Генерального секретаря'. По словам А.И.Лукьянова, внутри этого пакета в те годы, среди прочих документов, находилось многостраничное официальное заключение 'комиссии Бурденко' (в наличии внутри 'катынской папки' заключения 'комиссии Бурденко' А.И.Лукьянов твердо уверен, поскольку лично с этим заключением знакомился, когда пакет вскрывали при подготовке к рассмотрению на заседании Политбюро ЦК КПСС одного из 'вопросов Смоленского обкома'). По словам А.И.Лукьянова, среди других документов внутри 'катынской папки', предположительно, находились также списки репрессированных польских военнопленных офицеров (факта наличия полного списка репрессированных польских офицеров А.И.Лукьянов однозначно не подтвердил, хотя и сказал достаточно уверенно, что какие-то длинные списки внутри пакета были).

В.И.Болдин, напротив, написал в своих мемуарах, что в 1989 году 'катынская папка' представляла из себя уже не один толстый, а два тонких закрытых пакета с грифом 'Совершенно секретно' и припиской, что вскрыть их можно только с разрешения заведующего Общим отделом или Генерального секретаря (или доверенного лица Генерального секретаря), причем внутри обоих закрытых пакетов по Катыни в 1989 году находилось всего лишь 'несколько страничек' с текстом. (В.И.Болдин. 'Крушение пьедестала'. М., 'Республика', стр. 257).

Официально подтвердил факт своего личного ознакомления в апреле 1989 года с документами из 'катынской папки' бывший Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев. Причем, Горбачев, также как и В.И.Болдин, утверждает, что в апреле 1989 года закрытых 'катынских папок' было уже две, а не одна, уточняя при этом: ':Но в обоих была документация, подтверждающая версию комиссии академика Бурденко. Это был набор разрозненных материалов, и все под ту версию'. (М.С.Горбачев. 'Жизнь и реформа', М., РИА 'Новости', 1995, Книга 2, стр. 346).

'Документ, по которому, согласно договору СССР с Германией, СССР передает часть польского офицерского корпуса фашистам', до сих пор не обнаружен. Скорее всего, подобного документа никогда не существовало, поскольку Советский Союз самыми разнообразными способами всячески препятствовал попаданию офицерских кадров бывшей польской армии на территорию, контролируемую Германией. Руководство Советского Союза в то время совершенно обоснованно рассматривало гитлеровскую Германию, как будущего вероятного противника СССР, и предпринимало меры к тому, чтобы оставить подготовленных польских офицеров в качестве потенциального кадрового резерва в собственном распоряжении и воспрепятствовать их выезду в Германию.

Существует решение Политбюро ЦК ВКП(б) ?П8/61-ОП от 13 октября 1939 г. по 'Вопросу НКВД' и принятое в соответствии с этим решением постановление Совнаркома СССР ?1691-415сс от 14 октября 1939 г. о передаче германским властям в период с 23 октября по 3 ноября 1939 года 33.000 военнопленных - жителей германской части бывшей Польши, но эти документы предполагали передачу Германии только рядовых польских солдат-военнопленных.

Кстати, Германия в конце 1939 года очень неохотно принимала на оккупированной немецкими войсками территории Польши беженцев из числа бывших польских граждан, за исключением этнических немцев (так называемых 'фольксдойче'). В частности, в декабре 1939 г., в нарушение ранее достигнутых между Германией и СССР договоренностей, германская сторона наотрез отказалась принимать от СССР 58.000 беженцев, жителей отошедшей к Германии части Польши. Руководству Советского Союза пришлось в авральном порядке принимать специальные меры по расселению, организации питания и трудоустройству на территории СССР этих 58.000 беженцев из числа польских граждан.


'Вот что пишет о катынской трагедии В.А. Крючков: 'В архивах КГБ по состоянию на 1988 год материалов, которые проливали бы свет на эту проблему, обнаружено не было'' ('Разрушение великой страны', стр. 146).

В.Крючков либо умышленно говорит неправду об отсутствии в архивах КГБ материалов по Катыни, либо намекает на то, что в 1988 году подлинные материалы по Катыни были уже уничтожены или переданы из архивов КГБ в какие-нибудь другие архивы (например, в архивы ЦРУ), а взамен них подброшены фальшивки.

Во всяком случае, Валентин Фалин в своих мемуарах 'Без скидок на обстоятельства' пишет о том, что в ноябре 1982 году заместитель председателя КГБ генерал-полковник В.П.Пирожков приносил ему для ознакомления из архива КГБ некоторые второстепенные документы по Катыни и сообщил о наличии в архиве КГБ совершенно секретной особой важности 'Особой папки' с основными документами по Катынскому делу. Именно за несанкционированную попытку получить доступ к совсекретным документам по Катыни из этой 'Особой папки' КГБ СССР В.Фалин был в декабре 1982 года со скандалом уволен Ю.В.Андроповым с работы в ЦК КПСС. (В.Фалин. 'Без скидок на обстоятельства', М., 1999, стр. 371-376).

А вот описание диалога, произошедшего между Фалиным и Крючковым во время мартовского Пленума ЦК КПСС 1990 года, прямо уличающего В.Крючкова во лжи и в умышленной фальсификации документов по Катынскому делу:


':На Пленуме ЦК увидел главу КГБ В.А.Крючкова и поведал ему, сколько времени и нервов отняло изучение Катыни по косвенным свидетельствам и материалам. Между тем в КГБ имелось когда-то 'не подлежащее вскрытию' дело. Председатель комитета заметил:

- И имеется. В нем есть все.

- И приказ, на основании которого все совершалось? Кем подписан?

- Приказ тоже. Никуда не денешься, придется каяться.

Крепко подвел я В.А.Крючкова. Через день, самое позднее два мы с А.Н.Яковлевым докладываем М.С.Горбачеву дела по моему ведомству. Как и условлено с Яковлевым, в конце преподношу Генеральному известие - в КГБ хранятся исходные документы, относящиеся к Катыни, Харькову и Бологому. Придется посылать дополнительное сообщение В.Ярузельскому.

- Мне Крючков ничего о таких документах не докладывал, - говорит Генеральный секретарь'. (В.Фалин. 'Без скидок на обстоятельства', М., 1999, стр. 406-407).


'Как я отмечал выше, уголовное дело по катынской трагедии с целью установить, кто совершил это преступление, велось два года, виновные не были выявлены, ясность не внесли, дело прекратили, а 14 апреля 1990 года, не имея подтверждающих документов, Горбачев выступил с заявлением. Согласившись с фашистской версией, он признал вину СССР за катынский расстрел и передал польской стороне списки содержавшихся в лагерях польских офицеров' ('Разрушение великой страны', стр. 147).

Официальное расследование уголовного дела ?159 продолжалось не два, не три и даже не четыре года, а более четырнадцати с половиной лет! Это несомненный мировой рекорд, не имеющий аналогов в юридической практике и достойный занесения в 'книгу рекордов Гиннеса'.

В любой цивилизованной стране виновность в преступлении признается только по решению суда. Такая юридическая норма действовала в СССР, заложен этот принцип и в современной Конституции России. Однако, дипломированный юрист Горбачев (кстати, выпускник престижного юрфака респектабельного МГУ), легко совершил в Катынском деле колоссальный цивилизационный прорыв в области права и юриспруденции.

Будучи официальным главой государства, он публично признал вину граждан своей страны в Катынском преступлении вообще без какого-бы то ни было решения суда. Более того, Горбачев безапелляционно признал эту вину даже еще раньше - не только до начала суда, но и до начала официального юридического расследования обстоятельств уголовного дела сотрудниками Главной военной прокуратуры, так сказать, авансом! Такой правовой авангардизм, возможно, и заслуживает похвалы со стороны утонченных эстетов и отмороженных нигилистов из юридического андерграунда, но в цивилизованной стране подобные безответственные заявления государственных чиновников любого ранга должны самым решительным образом пресекаться правоохранительным органами и являться предметом жесткого осуждения со стороны общества.


'Однако все материалы, хранившиеся в 'черной папке', как всегда, Горбачев не обнародовал' ('Разрушение великой страны', стр. 147).

Горбачев сыграл далеко не последнюю роль в фальсификации Катынского дела в конце 1980-х годов. Продолжает он подыгрывать фальсификаторам и сейчас, регулярно публично заявляя о виновности СССР в Катынском преступлении и не менее регулярно талдыча о подлинности поддельных документов из 'черной папки' по Катыни.

Кстати, название 'черная папка' - это один из многих антисоветских пропагандистских штампов отрицательной эмоциональной направленности, специально придуманных западными журналистами для дискредитации СССР. В противоположность советским 'черным папкам', собственные тематические собрания архивных документов они в пропагандистских целях обычно называют 'белыми книгами' или похожими названиями с положительной эмоциональной окраской.

У любой уважающей себя страны всегда есть свои особо охраняемые государственные тайны, которые требуют соблюдения режима усиленной секретности на протяжении многих десятилетий. Поэтому, нет ничего необычного или сверхъестественного в простом факте наличия в государственных архивах многих стран мира неких особо охраняемых папок с документами повышенной секретности. Англичане, например, вопреки нормам собственного законодательства, до сих пор не рассекретили и не собираются еще много лет рассекречивать документы по авиаперелету Р.Гесса на территорию Англии в мае 1941 г. и по гибели В.Сикорского в авиакатастрофе над Гибралтаром в июле 1943 г.!

И, если уж быть до конца точным в исторических деталях и подробностях, следует отметить, что папка, в которой хранились в шестом секторе Общем отделе ЦК КПСС секретные документы 'закрытого пакета' по Катыни, представляет из себя обычную канцелярскую картонную папку для бумаг светло-бежевого цвета.


'В 1987 году из Москвы в Смоленск приехала бригада из трех человек: представители ЦК КПСС, Министерства культуры и Министерства иностранных дел. : Узнав по секрету о существовании 'черной папки' из уст высокопоставленного чиновника, я вынужден был об этом молчать' ('Разрушение великой страны', стр. 148).

Весьма характерная деталь, многое объясняющая в причинах успеха повторной фальсификации Катынского дела в конце 1980-х годов! Для проведения успешной фальсификации фальсификаторам требовалось выполнение двух основных условий.

Первое условие, самое главное - отсутствие доступа у оппонирующей стороны к архивным документам, подтверждающим точку зрения, противоположную точке зрения фальсификаторов.

Второе условие - нейтрализация нежелательных показаний возможных свидетелей, которые могли сообщить общественности информацию об истинных обстоятельствах Катынского дела.

Доступ к документам по Катыни был надежно перекрыт с самого начала, непосредственно с момента возникновения Катынского дела.

Немцы в конце войны в 1945 г. просто и без затей сожгли весь свой архив с подлинными материалами расследования 1943 г.

Советская сторона надежно запрятала все первичные документы по Катыни в спецхраны. В СССР историкам, исследователям, журналистам и даже сотрудникам правоохранительных органов не были доступны вообще никакие документы по Катынскому делу - ни подтверждающие немецкую версию, ни подтверждающие советскую. За исключением очень узкого круга первых лиц из числа высшего руководства КПСС и КГБ, все остальные граждане вынуждены были ограничиваться в этом вопросе общедоступными газетными заметками и публикациями.

На Катынскую тему в СССР и ПНР было фактически наложено строгое информационное табу. Причем, в 1944-53 г.г. в наших странах изредка еще появлялись отдельные публикации по Катынскому делу с изложением кое-каких фактических данных и свидетельских показаний. Однако, после 1953 г., название 'Катынь' стали стараться без крайней нужды вообще не упоминать в печати, и даже изъяли статью 'Катынь' из Большой Советской энциклопедии. Напротив, на Западе Катынь широко использовалась в пропаганде, на катынскую тематику издавались сотни книг и проводились различные антисоветские политические мероприятия.

Естественно, что в таких условиях в Советском Союзе и Польше вокруг Катынского дела возникала масса неясных слухов и различных предположений, постепенно готовивших общественное мнение граждан СССР и ПНР к принятию любой версии, мало-мальски подтвержденной архивными документами.

К началу 1990-х годов умерли основные свидетели, которые владели полной информацией об истинных обстоятельствах Катынского дела. После смерти в 1988 и 1991 г.г. последних из оставшихся в живых членов сталинского Политбюро - Г.М.Маленкова и Л.М.Кагановича, исчезли главные препятствия для проведения крупномасштабной фальсификации.

Прозападно настроенными сотрудниками КГБ был подготовлен ключевой лжесвидетель - бывший начальник Калининского УНКВД генерал-майор в отставке Д.С.Токарев и несколько лжесвидетелей рангом пониже из числа пожилых ветеранов НКВД. В средствах массовой информации организовали мощную антисоветскую пропагандистскую кампанию, в результате которой любые свидетельские показания, свидетельствующие о вине немцев в Катынском расстреле, стали подвергаться сомнениям, недоверию, брезгливому презрению и замалчиванию.

Оппонирующая сторона в ответ могла только тупо долдонить цитаты из опубликованного 26 января 1944 года официального 'Сообщения Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу (близ Смоленска) военнопленных польских офицеров', поскольку никакой новой информацией о Катынском деле не располагала и располагать не могла.

При таких обстоятельствах, фальсификаторы полностью владели инициативой в распространении угодной им информации и обладали подавляющим пропагандистским превосходством над своими возможными оппонентами. Остальное было делом времени и информационных технологий. Фальсифицированная точка зрения о мнимой вине СССР в Катынском преступлении вскоре стала господствующей во всех СМИ и постепенно прочно закрепилась в общественном мнении в качестве непреложной истины.


Страницы: Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.

Дата: Четверг, 13 Октябрь 2005
Прочитана: 5474 раза

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад