Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 


 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail:

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Содержание 
Начало раздела > Места захоронений > Куропаты

Б.Буцевич, Е.Граблюк, Е.Яковлев. О чем молчат брустверы? Газета “Мы и время” (Минск), №5, июнь 1991 г.


О ЧЕМ МОЛЧАТ БРУСТВЕРЫ?

Молчат, зияя глубокими провалами, могилы в Куропатах (просим прощения, что и мы вынуждены использовать это надуманное название местности). Пока молчат и брустверы пулеметных гнезд, стрелковых окопов, блиндажей, продолжающие целить в самое сердце захоронения. Они кровожадны и готовы вновь воспроизводить смерть, извергать огонь и металл. Их "не заметили" следователи и археологи, "замолчали" свидетели, а потому даже не пытались отыскать создателей этой изощреннейшей системы умерщвления людей и тех, кто нацеливал пулеметы на куропатскую возвышенность. Безучастно слушая, записывали следователи похожие на мнения показания многочисленных свидетелей, не удосуживаясь уточнить на местности расположение забора, въезда, могил, подкопов, пролазов, мест выпаса скота и жатвы... По этой причине не проведены очень необходимые в любом серьезном исследовании очные ставки, детальные осмотры, следственные эксперименты, экспертизы, раскопки, выемки...

Ощетинившиеся тремя круглыми головами брустверов, нацеленных на Цну — Цну-Иодково и лощину между ними, пулеметное гнездо и сегодня надежно прикрывает въезд в Куропаты. Что въезд был именно здесь, с западной стороны, а не с заславской дороги, указали свидетели. Он четко прослеживается на местности и теперь. Очевидцы также утверждают, что до войны в Куропатах большого леса не было. Росли отдельные деревья, совсем молодой редкий хвойник, небольшие кусты, "хмызняк", по-белорусски. По этой причине и в силу господства куропатского холма над окружающей местностью, сцены расстрелов хорошо просматривались из ближайших деревень. Рассказывая о виденном, свидетель расстрелов К., 1926 года рождения, соглашается, что для НКВД подобная публичность и гласность были ни к чему и допускает, что в Куропатах расстреливали советских людей немцы. При этом К. часто повторяет, что все перемешалось в голове и теперь правду установить очень трудно, умерли взрослые свидетели, а тогдашние подростки и дети не различают довоенные и военные события.

С учетом ситуации, имена этого и некоторых других свидетели будут раскрыты следствием в случае возобновления предварительного следствия по уголовному делу.

Проживавший до войны в 1—1,5 км. от Куропат на хуторе Далячиха Р.,1906 года рождения, вспоминает, что их хутор раскинулся на господствующем над местностью холме. С него действительно далеко просматривались окрестности. Однако, никаких расстрелов людей в районе Куропат ни он, ни его родственники в довоенное время не наблюдали. О них Василий Васильевич также не слышал до 1988 года ни от одного из жителей Цны, Цны-Йодково, Зеленого Луга, хуторов Шкеля и Готище (Затишье). Кстати, эти хутора располагались в 400-600 метрах от Куропат, и в нескольких сотнях метров от дома Василия Васильевича. В то же время, вспоминает Василий Васильевич, несмотря на большую секретность, большинство взрослых перед войной знало о строительстве в военном городке в Боровой очень глубокого и просторного бетонного убежища.

И следователи, и члены правительственной комиссии, и свидетели оказались зачарованными потоком односторонней информации, захлестнувшей все средства массовой ин формации мира.

Массированная атака прессы сформировала общественное мнение, которое, в свою очередь, штамповало не отличающиеся друг от друга искренние заблуждения, выдаваемые за свидетельские показания. Такой вывод сделан авторами статьи на основе общения со многими жителями окружающих Куропаты деревень. Они старательно воспроизводят не столько лично свои, индивидуально воспринятые факты, сколько общественно апробированные, растекшиеся по миру, мнения и безмерно гордятся этим.

Однако, происходят странные катаклизмы. Свидетели превращаются в великих молчальников и с трудом соображающих простаков, когда поднимается вопрос о ярко выраженных куропатских фортификационных сооружениях. Они начинают убеждать, что ничего не знают, что в Куропатах не были и до войны, и в войну, и после войны. Категорически отказываются побывать на захоронениях, чтобы на месте оживить свои свидетельства. Очень странно выглядит все это...

Очевидец З., 1920 года рождения, ссылаясь на авторитетные источники, прямо указывает, что в Куропатах в 1941—1943 годах немецко-фашистские оккупанты расстреливали узников минского гетто, в их числе гамбургских евреев.

Свидетели прослеживают и последний путь узников гетто. М., 1918 года рождения, вспоминает, как осенью 1941 года видела колонну евреев, которых оккупанты гнали из гетто по ул. М. Горького на расстрел за Болотную станцию. Она также рассказала, что в ту осень евреев пригоняли и на принудительные работы в подсобное хозяйство торфопредприятия Цна. А партизанская связная Шкодина А. А. дополняет, что несколько человек из них были расстреляны в д. Цна и захоронены за ее околицей возле дороги на Минск. Эту сцену ей пришлось наблюдать самой.

Проживавший в войну в д. Затишье (2—2,5 км. севернее Болотной станции) 85-летний Р., отмечает, что узников минского гетто гнали и возили в район деревень Цна-Йодково — Зеленый Луг. Из города в продолжение ул.М.Горького в том направлении была прямая дорога, по которой ездили не только подводы, но и автомашины. Он вспоминает, что во время войны от Болотной станции к Зеленому Лугу тянулась траншея и забор из колючей проволоки. В окрестных деревнях стояли гарнизоны.

Архивные материалы подтверждают свидетельство Р. От Болотной станции к Логойскому тракту действительно тянулось проволочное заграждение пограничного типа. На болотной станции стояла охрана из 71 человека (30 белорусов, 11 украинцев, 30 немцев) . В Зеленом Луге был немецкий гарнизон и три противотанковые пушки. Немцы делали вылазки к поселку Затишье для засад на партизан. В д. Цна-Йодково, в 800 метрах от перекрестка дорог Колодище-Заславль и Боровцы-Минск, были установлены зенитки и стояло около 150 немцев. В д. Зацень находилось несколько зениток и прожекторная установка. На торфозаводе Цна охрану несли 28 литовцев, в их числе 1 обер-лейтенант, 3 фельдфебеля. В д. Цна по указанию оккупантов крестьяне выставляли караулы по обе стороны деревни и докладывали на прожекторную станцию, где на 23.02.1944 года находилось 20 немцев. В бывшем военном городке д. Боровая в январе 1944 года находились все нацистские руководители г. Минска, в особенности ночью. Рядом с торфопредприятием Цна располагался опорный пункт СС "Кожухово" (см. Фонд 4084, В. 89, спр.90, оп. 1, л. 119-186; фонд 4089, В. 89, спр. 89, оп 1, стр. 14,77, 172; фонд 4098, В. 9, спр. 94, oп. 1, л. 18—20, 94 , ЦПА КПБ).

Таким образом, Куропаты во время оккупации со всех сторон были обложены многочисленными фашистскими гарнизонами. И то, что расстрелы в них проводили нацисты, подтверждают не только сохранившиеся фортификационные сооружения и свидетельства очевидцев, но и, хотят они того или не хотят, авторы "Отчета об археологических раскопках (эксгумации) захоронений в урочище Куропаты (Брод) Минского района Боровлянского сельсовета" З. Позняк, М. Крывальцевич и А. Иов, пытающиеся доказать обратное. Их отчет 1 августа 1988 года утвержден на заседании отдела археологии Института истории АН БССР. Он опубликован в специальном приложении "Русская мысль" — N 3820-23 марта 1990 года, на которую в последующем мы и будем ссылаться.

В названном "Отчете" описывается состояние останков, вещей и предметов, обнаруженных в захоронениях. В захоронении N3, в частности, "среди человеческих останков найдены птичьи кости (грудинка), скорей всего куриные. Видимо, останки продуктовых запасов, взятых в дорогу" — подытоживает З. Позняк и др.

Неужели в тюрьме перед отправкой на расстрел выдавался паек, в который входила и курятина? Нет, справедливо утверждают авторы "Отчета": "Характер и номенклатура найденных вещей свидетельствует, что захороненные собирались в далекую дорогу, что родной дом они покинули незадолго до смерти. Это наводит на мысль, что люди были расстреляны без суда. Они не отбыли длительного заключения".

В этом можно полностью согласиться с авторами "Отчета". Действительно. Находившийся в середине августа 1941 года в г. Минске палач мирового масштаба Гиммлер по поводу расстрелов без суда и следствия узников минского гетто, в частности, немецких евреев, просил исполнявших акции солдат айнзацкоманды N 8, руководимых штурмбанфюрером СС д-ром Отто Врадфишем, и присутствовавших офицеров безопасности не беспокоиться, т.к. все приказы о расстрелах отданы лично Гитлером. "Стало быть, все сводилось к гитлеровскому приказу, имеющему силу закона, и только он (Гиммлер) и Гитлер несут ответственность за их исполнение" (см. Фонд 4683, оп.З, стр.116-119).

О том же свидетельствуют и очевидцы тех страшных событий. После создания минского гетто, показывали в октябре 1942 года вырвавшиеся на Большую землю Майзлес Е. П. и Гурвич Ф. Ш.. немцы 14, 16, 24, 26, 31 августа 1941 года провели массовые облавы, в результате которых увезли в неизвестном направлении около 15 тыс. мужчин. В это же время на ул. Широкой они создали специальный еврейский лагерь.

В сентябре 1941 года в Минск привезли много евреев из других оккупированных стран. Были и германские евреи. Из них в сентябре же расстреляли 20 тыс. человек.

Выгоняя во время погромов людей на расстрел, немцы разрешали брать с собой вещи, но не более 25 кг. За городом 7 и 20 ноября 1941 года они расстреляли более 20 тыс. человек. Стреляли в толпу. "Кто раненый, кто убитый, а кто и живыми сами бросались в яму, а вечером некоторые вылезли из ям и пришли обратно".

Оставшихся в живых обложили контрибуцией: 2 млн. рублей и 10 кг. золота. Затем дополнительно потребовали сдать по 30 рублей с человека, а также кожи, ценные вещи, меха... Все узники, к которым в декабре добавилось около 25 тыс. евреев из Гамбурга, аккуратно выполняли требования оккупационных властей, надеясь откупиться. Однако, после 2 марта 1942 года вновь начались погромы и массовые расстрелы. Теперь немцы разрешали брать с собой по 2 кг груза. Карателями выступали полицейские, солдаты литовского и украинских батальонов, вооруженных советским оружием. Украинскими батальонами командовали Яловой, Залевский, Крючков и немец Гуммер.

Таким образом, узники минского гетто шли на расстрел с личными вещами весом от 2-х до 25 кг. А что за вещи были при них, описывают, видимо, З. Позняк, М. Крывальцевич и А. Иов в своем "Отчете":

"Из юго-восточного угла захоронения вынуто кожаное пальто. Оно было сложено, а внутри найдены завернутые туфли. Это вещи, которые человек взял в дорогу". В захоронениях, отмечают они, много кожаной и резиновой обуви с маркировкой: "Rigawar", "Rekord"... и надписями: "Poland", "Made in Poland", "Riga 1939", (резиновая галоша) и "Kvadrats Riga 41" (кожаный туфель). Кстати, нелишне вспомнить, что большая часть 1941 года приходилась на время оккупации.

Архивные материалы свидетельствуют, что в конце 1941 года был усилен фашистский террор против мирного населения г. Минска. Лиц, задержанных с польскими документами, расстреливали без разбирательства. 7 мая 1942 года на рынке г. Минска было повешено 150 человек за связь с партизанами. После провала подполья в декабре 1942 года из тюрем ежедневно вывозилось до восьми машин арестованных за Минск для расстрела... (см. фонд 4386, оп. 1, ед. хр. 27, л. 31-85).

Осматривая Куропаты, поражаешься глубине впадин многих могил. Это убедительно подтверждает вывод авторов "Отчета": "Все выявленные на сей день захоронения в Куропатах подвергались ранее раскопке и эксгумации".

Но кто эксгумацию проводил? Абсолютно бездоказательно З. Позняк утверждает, что ее делали в послевоенный период наши солдаты. К счастью, хоть этот вопрос досконально проработали следователи и убедительно доказали, что после войны эксгумация в Куропатах не проводилась.

В то же время глубокие провалы могил говорят об обратном. Где же правда? Для ее отыскания приглашаем пообщаться с очевидцами.

Известно, что огромное количество мирных жителей нацисты расстреляли метрах в трехстах от околицы деревни Копище-второе. На памятнике, установленном в том месте значится: "30 тысяч". Свидетели тех событий Шалимо А. П. и Климович Л. А., оба 1925 года рождения, рассказывают, что расстрелы мирных жителей, включая заключенных минской тюрьмы, возле их деревни фашисты начали проводить днем и ночью с конца 1942 года. Узников минского гетто среди казненных, утверждают они, не было.

В 1944 году, вспоминает Леонид Антонович, фашисты начали откапывать и тут же сжигать останки своих жертв. На всю жизнь ему запомнился удушливый дым и пропитавший окрестности запах жженых костей... Так фашисты заметали следы своих преступлений.

Не здесь ли разгадка секрета проводившейся ранее эксгумации захоронений в Куропатах, на которой справедливо настаивает З. Позняк? "Во всех исследованных захоронениях прежняя эксгумация, — утверждается в "Отчете" — была произведена небрежно: кости выбраны в основном по центру... Можно полагать, что люди, которые непосредственно осуществляли предшествующую эксгумацию (выборку костей) не были заинтересованы в своей работе". Чтобы понять причины такой незаинтересованности, приглашаем познакомиться с аналогичными событиями в Бабьем Яре под Киевом, которые описаны в 1943 году И. Стаднюком в армейской газете "Мужество": "В городе (Киеве) был устроен "Лагерь принудительных работ". 18 августа 1943 г. из числа заключенных в этом лагере немцы отобрали 100 человек, надели им на ноги кандалы и пригнали в Бабий Яр к месту расстрелов советских людей в сентябре 1941 года... Дали лопаты, указали место и заставили рыть землю... Заключенные наткнулись на слой хлористой извести"...

Вновь придется вернуться к куропатскому "Отчету" Института истории АН БССР. В раскопе N 2, пишут авторы отчета, "с глубины 2.00—2.30 м останки захороненных представляли собой цельный слежавшийся пласт... Прослеживаются горизонтальные прослойки светлого песка, которые в двух случаях повторялись через 0,3—0,4 м (послойное присыпание захороненных)"...

Присыпание чем? Не хлористой ли известью? Выходит, что технологически куропатское захоронение разительно похоже на аналогичное в Бабьем Яре. А вот и объяснение причин небрежности эксгумации в Куропатах:

"Железными прутами трупы вытаскивались из ямы и обыскивались. Немцы забирали часы, золотые вещи, монеты, вырывали золотые зубы... Трупы подхватывались крюками и складывались на специальной площадке... Укладывались слоями крест-накрест. Между каждым слоем ложился слой дров, который обливался отработанным маслом. Когда на площадке укладывались пять тысяч трупов, их зажигали"... Не полностью сгоревшие кости толкли в специальных ступах и перемешивали с песком. С 18 августа по 28 сентября 1943 года таким образом фашисты сожгли в Бабьем Яре сорок шесть тысяч трупов ранее расстрелянных советских граждан (см. "Молодая гвардия", N 4 — 1991 г., стр. 113—115). Интересно, а сколько останков своих жертв они сожгли подобным образом в Куропатах?

О том, что такая работа нацистами проводилась, свидетельствуют не только археологи Института истории АН БССР, но и глубокие провалы на месте могил. Они молча взывают к небу и звездам. Но все явственнее заявляют о себе, все громче подают голос в Куропатах брустверы пулеметных гнезд, стрелковых окопов, блиндажей, землянок. Они требуют к себе внимания и обоснованных ответов на многочисленные вопросы, возникающие на пути к истине.

 

Б.БУЦЕВИЧ

Е.ГРАБЛЮК

Е.ЯКОВЛЕВ

(“Мы и время”, №5, июнь 1991 г.)


Приложение: план местности, выполненный И.Х.Загороднюком:

Материал переведен в электронный вид и любезно предоставлен редакции "Правды о Катыни" Михаилом Батурицким (Минск).


Дата: Четверг, 26 Октябрь 2006
Прочитана: 1411 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад