Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 


 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail:

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Содержание 
Начало раздела > Места захоронений > Куропаты

Иван Загороднюк. Куропаты: кто же стрелял в затылок? Газета “Во славу Родины” (Минск). 31 июля 1991 г.


Куропаты: кто же стрелял в затылок?

ПОД ЗАГОЛОВКОМ “Кто же стрелял в затылок” 28 февраля этого года газета “Советская Белоруссия” опубликовала обширную статью корреспондента БЕЛТА Евгения Горелика, в которой вновь поднималась проблема Куропат.

Публикация Е. Горелика предпринята как бы по рекомендации комиссии Верховного Совета БССР, которая занимается вопросами реабилитации и помощи жертвам репрессий. В редакционной рубрике так и сказано: “По рекомендации комиссии публикуем материал, подготовленный корреспондентом БЕЛТА”.

Это старый и кое-кем очень любимый “тактический прием” — повесить торбу нищего на шею другому, а самому остаться в тени, незамеченным. Таким путем в свое время была поставлена в не совсем удобное положение Правительственная комиссия, которая, расследуя Куропатское дело, на весь мир сообщила, что в урочище под Минском покоятся жертвы НКВД, а истинные авторы этого сообщения и поныне остаются в тени!

Читая и перечитывая это нашумевшее сообщение, диву даешься: как столь авторитетная и многочисленная комиссия так поспешно, непродуманно и безответственно сообщила, что в 1937—1938 годах органы НКВД производили массовые расстрелы советских граждан боеприпасами, которые изготовлялись в 1939 году?!

А ларчик открывается, как говорится, очень просто. Группируя и представляя на рассмотрение и утверждение Правительственной комиссии фактический материал, который был получен в процессе следствия, подлинные авторы сообщения прибегли к софистике, применив принцип “неопределенности”, и тем самым поставили комиссию перед необходимостью самой расставлять все точки над “i”, наперед рассчитав, что у комиссии выбора не будет и она поставит точки там и только там, где хочется этим авторам!

В подготовленном сообщении было сказано: “Найденные гильзы и пули являются частями патронов к револьверу “наган” и пистолету “ТТ”. Эти гильзы и пули изготовлены СССР в 1929—1939 годах”.

Каков же другой вывод могла сделать по этой информации Правительственная комиссия? Ведь это же убийственное доказательство того, что в Куропатах покоятся жертвы НКВД!

А весь драматизм сообщения и суть спекуляции на нем в заключается вот в чем, Составители приведенной выше информации умолчали, что все гильзы и пули, в основном, найдены в двух эксгумированных захоронениях — в 5-м и 8-м. В первом было найдено более 80 гильз, а во втором — более 50 гильз из всех 164 найденных гильз! А гильз к “ТТ” была всего ...одна штука! Причем гильзы 1928 и других годов изготовления лежали рядом с гильзами 1939 года изготовления! Последние неопровержимо доказывают, что в 1937—1939 годах в эксгумированных захоронениях расстрелов не было! Ибо нельзя расстреливать боеприпасами, которые еще не изготовлены или находятся в производстве!!!

Вот и вся хитрость принципа неопределенности...

Таким образом, от главного аргумента, из которого исходил “убийственный” вывод Правительственной комиссии, ничего не остается. “Идеологи” Куропат очень умело подвели комиссию, как говорится, “под монастырь”, а народ и общественное мнение всего мира одурачили большим авторитетом и представительным составом самой комиссии, которая наивно не заметила подготовленной для нее ловушки. Кроме этого, все было умело замаскировано многочисленными и громко звучащими “научно-исследовательскими экспертизами”, но ни одна из них не дала ответа на вопрос “Кто стрелял?”.

Однако на вопрос “В кого стреляли?” экспертиза смогла дать четкий вразумительный ответ. Но в этом отношении также ограничились неопределенностью. “Исследование обнаруженных в могилах одежды, обуви, других предметов и личных вещей дает основание полагать, что социальный состав расстрелянных был достаточно широким”.

О найденных многочисленных вещах и предметах заграничного происхождения — умолчали! Ибо в 30-х годах наша страна не имела торговых отношений с заграничными фирмами, производящими товары и предметы широкого потребления! Не обнародовано содержимое более 50 кошельков, которые были найдены при эксгумации! Да и платиновые коронки никто у нас не носил и не носит...

Так обстоят дела с официальным сообщением Правительственной комиссии. Но как быть с показаниями очевидцев, которым И. Загороднюк упорно, по мнению корреспондента, почему-то отказывает в существовании?

Обратимся к показаниям Екатерины Николаевны Богойчук, на которую ссылается корреспондент: “В деревне Цна-Йодково я проживаю с самого дня рождения. Лес, который расположен между кольцевой дорогой и заславльской, называли Брод...”

Екатерина Николаевна, побойтесь Бога! Кольцевой дороги тогда не было! Она появилась только в 1961 году! Вы, видимо, спутали кольцевую дорогу с бывшей узкоколейкой, которая проходила не южнее, а севернее заславльской дороги!

Да, действительно, лес, который расположен между бывшей узкоколейной дорогой и заславльской, называли Брод. Он был торфяным и заболоченным, относительно богатым ягодами, и ваши предки, чтобы попасть в этот лес, переходили заболоченную речушку Цна вброд, до ее мелиорации. Отсюда — и его название. Думаю, что вы согласитесь, что на песчаных холмах ни брода, ни “больших ягод” не бывает. Если лоскут леса, который ограничен кольцевой и заславльской дорогами, называется Брод, то как называется тогда остальной массив леса?.. Что касается “шпок-шпок”, которые вы, Екатерина Николаевна, слышали и о которых свидетельствуете, то даже теперь, спустя более чем полвека, нетрудно убедиться и неопровержимо доказать, что в восточной части Куропат, где были “шпок-шпок”, находился учебно-стрелковый тир, который охранялся и был обнесен забором. Таких тиров до войны вокруг Минска было много, практически почти у каждой воинской части...

Что касается очевидца Николая Васильевича Карповича, то с ним можно согласиться, что машины приезжали в 5—6 часов вечера и сразу начиналась стрельба. Это обычное явление на стрельбище. Но то, “...что людям затыкали рты кляпами и ставили в ряд, чтобы одной пулей убить несколько человек, патроны жалели”, видимо, чисто художественный вымысел Николая Васильевича. В таких случаях людей необходимо подбирать по росту (ведь стреляли же в голову!), отдавать команду: “Смирно, не шевелись!”. И только после этого, производить выстрел. Но даже в этих условиях не достигнешь, извините, желаемого эффекта, ибо в любом случае, преодолевая препятствие, пули рикошетят и никогда не идут по прямой.

Эту часть показаний Николая Васильевича корреспондент лукаво опустил и заменил ее многоточием.

Дальше корреспондент приводит показания тех, кто носил форму НКВД. Видимо, эти показания не столько для убеждения Загороднюка, сколько для обработки общественного сознания, в котором публикация последнего посеяла сомнение.

На эти показания можно ответить так... Прежде чем принимать их к сведению, необходимо уточнить, где находились эти свидетели в период оккупации: на фронте или на оккупированной территории? Иначе непонятно, почему немцы расстреляли Татьяну Ермолович за то, что ее муж служил в НКВД, а тех, кто носил форму НКВД, не тронули? Подобную полемику с корреспондентом и очевидцами можно продолжать сколько угодно. Но суть поднятого вопроса не в полемике.

На территории, о которой идет речь, кроме стрелкового тира, были немецкая полевая тюрьма, прожекторная точка. Этот факт привожу не для полемики, а для изложения последующего материала, о котором названные корреспондентом свидетели ничего не говорят. Наоборот, даже утверждают, что немцы в Куропатах не стояли и никого не расстреливали. Но непонятно, кто обслуживал зенитные и прожекторные точки в Зацени, в Цне-Иодково, в Дроздове, в Зеленовке, Зеленом Луге и в ряде других близлежащих населенных пунктах? Более того, непонятно, кто выставлял посты вокруг деревень Цна и Цна-Йодково? А что такие посты были — доказывается не только свидетелями, но и архивными документами!

И последнее. Как известно из печати, радио и телевидения, а также видно из протокола осмотра места происшествия от 6—12 июля 1988 года. Следствие насчитало в Kypoпaтах 510 захоронений и разместило их по всей территории, причислив к ним и землянки, и выемки “карьера”, и многочисленные окопы. В действительности захоронений гораздо меньше. На всех остальных участках, в том числе и на территории бывшего тира, захоронений нет. Поэтому непонятно, почему следствие так пренебрежительно отнеслось к своим обязанностям при осмотре места происшествия?!

Некоторый интерес представляет и характер трассы газопровода, который на поле, не доходя Куропат, уже начал петлять, как пишут газовики, “выбирая тропинку”. Затем углубился в лесной массив, круто обошел высоту, которую прорезала кольцевая дорога, обеспечил на ней место для проектируемого памятника, прошелся вдоль оси захоронений, кощунственно разворотив прах и кости покойников,: и только после этого ушел по прямой — вдоль кольцевой дороги!

Это наводит на мысль, что о захоронениях в Куропатах знали давно и тщательно готовились к их “политическому взрыву” — с целью морального террора и оплевывания нашей социалистической действительности!

Безусловно, Евгений Горелик прав в одном: нам нужна особая осторожность и деликатность, если мы прикасаемся к народному горю. Добавим, что; если мы будем сознательно обманывать людей, спекулировать на народном горе и фальсифицировать историческую память народа, то это уже не деликатность, а кощунство, цинизм и издевательство не только над живыми, но и над останками и памятью мертвых!

Хотим мы того или нет, но надо четко и однозначно ответить на вопрос: кто стрелял и в кого стреляли? И такой ответ, я верю, будет!

И. ЗАГОРОДНЮК

“Во славу Родины”, 31.07.1991 г.

Материал перевел в электронный вид и любезно предоставил редакции "Правды о Катыни" Михаил Батурицкий (Минск).


Дата: Среда, 06 Сентябрь 2006
Прочитана: 2008 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад