Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 

Интернет-магазин Делократ.Ру - Правильные идеи по доступным ценам

 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail: info@katyn.ru

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Новости 

И снова о Катыни
Пятница, 25 Ноябрь 2005

По следам вечера «Катынь – боль не только Польши, но и России»

Филатов С.А. (Фото: Великая Эпоха)

Мы, конечно, предполагали, что  пикетирование и скромный митинг у посольства Польши в Москве 4 ноября 2005 года, а также последующее появление в Интернете малоизвестного, пока еще, сайта "Правда о Катыни" – http://katyn.ru, вызовут некий общественный резонанс во вполне определенных кругах российской "демократической общественности" и что  на свет Божий покажутся, старые, порядком побитые молью и посыпанные нафталином "шкуры" катынских фальсификаторов.
Жизнь оказалась, однако, гораздо ярче, круче и интереснее, чем мы думали.

24 ноября 2005 года в Малом зале Центрального Дома литераторов в Москве состоялся вечер, по чьей-то незримой команде дисциплинированно организованный бывшим руководителем Администрации Президента Российской Федерации Сергеем Филатовым, ныне президентом, председателем и членом попечительских советов множества различных "фондов" и "конгрессов" непонятного происхождения и с загадочными источниками финансирования. В бой была брошена хоть и немного уже заржавевшая, но еще вполне  работоспособная политическая "артиллерия большого калибра", призванная путем создания громкого "информационного шума" возмущенной "демократической общественности", хотя бы немного залатать, желательно в самом зародыше, ту опасную трещину, которая так внезапно и так некстати возникла в казавшейся фальсификаторам еще совсем недавно несокрушимой и монолитной "Катынской стене" измены, умолчания и лжи.

Представляем подборку материалов по горячим следам этого события, как уже становится ясно, достаточно неординарного для историко-политической и культурной жизни нашей страны.

Администрация сайта «Правда о Катыни»




«Вечерняя Москва» №221 (24266) от 25 ноября 2005 года (пятница)
Ольга Рахаева

Вчера в Малом зале Центрального дома литераторов обсуждали тему «Катынь – боль не только Польши, но и России».

Вечер был организован Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ, Союзом писателей Москвы и журналом «Знамя».
Катынь – одно из самых страшных преступлений в истории ХХ века и одна из самых болезненных точек в польско-российских отношениях. Расстрел почти 22 тысяч польских офицеров, взятых советскими войсками в плен после 17 сентября 1939 года, был осуществлен весной 1940 года НКВД по приказу Сталина. И хотя Катынский лес в Смоленской области не был единственным местом захоронений жертв этого расстрела, однако именно Катынь стала символом этого преступления.
Только в 1990-е годы Россия официально признала совершенное преступление, и началось совместное российско-польское расследование. Тогда же были опубликованы первые документы по этой трагедии. А в марте этого года Главная военная прокуратура РФ в одностороннем порядке расследование прекратила, выдав полякам 67 томов материалов из более чем 180 имеющихся. Остальные согласно решению некой межведомственной комиссии содержат государственную тайну и выдаче не подлежат. А люди, приказавшие расстрелять просто так 22 тысячи польских офицеров, врачей, священнослужителей, и исполнители этого приказа виновны, по мнению прокуратуры (ее на вечере представлял полковник Шаламаев), всего лишь в «превышении власти»... Этот вердикт звучит как насмешка.
Об этом говорили на вечере его организатор Сергей Филатов, Мариэтта Чудакова, историк Наталья Лебедева, генеральный секретарь польского Совета по охране памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевожник, Леонид Млечин и другие. Александр Гурьянов из общества «Мемориал» сформулировал основные требования, без удовлетворения которых Катынское дело не может быть прекращено: юридическая квалификация преступления (разумеется, не «превышение власти»), полный список виновных всех уровней, точный список жертв. По мнению собравшихся, обязательно нужен документ, определяющий позицию государства (а не частных лиц) по отношению к Катыни как к преступлению против человечности.

http://www.vmdaily.ru/main/viewarticle.php?id=18138


Вечер “Катынь – боль не только Польши, но и России”

24 ноября в малом зале Центрального дома литераторов в Москве прошел вечер “Катынь – боль не только Польши, но и России”, организованный Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ (СЭИП) совместно с литературным журналом Союза писателей Москвы “Кольцо А” и журналом “Знамя”.

Вечер вел президент Фонда СЭИП Сергей Филатов, автор статьи “Катынь – боль не только Польши, но и России”, опубликованной в 34 номере журнала “Кольцо А”.

Вечер открыла песня “Катынские леса”, написанная бардом Мариной Романовой.

“Был период, когда темные стороны российско-польских отношений стали проясняться, – сказал Сергей Филатов. – К сожалению, в этом году снова возобновилась официальная ложь, ставящая нас, российских интеллигентов, в нелепое положение, когда мы встречаемся с нашими польскими друзьями и коллегами”.

В апреле-мае 1940 г. сотрудниками НКВД СССР было расстреляно около 22 тыс. польских граждан: пленные польские офицеры и другие узники Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей для военнопленных, а также польские заключенные, содержавшиеся в тюрьмах западных областей Белоруссии и Украины. В апреле 1943 г. в Катынском лесу под Смоленском оккупационными немецкими войсками было обнаружено захоронение одной из групп расстрелянных. В 1944 г. было опубликовано заявление комиссии под председательством академика Н. Бурденко, согласно которому поляков расстреляли немцы, – эта версия была представлена советской делегацией и на Нюрнбергском процессе.

Лишь в марте 1990 г. прокуратура Харьковской области Украинской ССР возбудила уголовное дело по расследованию по факту обнаружения в лесопарковой зоне г. Харькова захоронений останков польских граждан, впоследствии переданное в Главную военную прокуратуру.

Сделанное в марте этого года Заявление Главной военной прокуратуры РФ о закрытии расследования катынского дела возбудило негативную реакцию не только в Польше, но и в России.

Согласно этому заявлению, из 183 томов материалов расследования гибели узников Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей военнопленных НКВД СССР польской стороне становятся доступными 67 томов без права составления удостоверенных копий; остальные признаны составляющими военную и государственную тайну и остаются засекреченными (хотя по закону “О государственной тайне” “сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина” “не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию”).

Несмотря на то, что достоверно известно о по меньшей мере 21 500 жертвах расстрелов (многие из этих имен высечены на памятных стелах в мемориалах Катыни, Харькова и села Медное под Тверью), прокуратура признала лишь, что следствием “достоверно установлена гибель в результате исполнения решений "тройки" 1803 польских военнопленных, установлена личность 22 из них”.

До сих пор не установлены личности и места захоронения заключенных, расстрелянных в тюрьмах Западной Белоруссии по так называемому “белорусскому списку” приговоренных (около 4 тыс. человек).

Общее недоумение вызвала и квалификация преступления как “превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств”.

Эти и другие проблемы, связанные с прекращением расследования расстрелов польских граждан в 1940 г., обсуждались в течение вечера.

О сегодняшнем состоянии исторических исследований по катынскому делу рассказала ведущий сотрудник Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук Наталья Лебедева. Она отметила, что никакие попытки отрицать или двусмысленно истолковать доказательства преступления невозможны – документы по нему хранятся в четырех разных архивах и охватывают все стадии подготовки расстрелов: кто был приговорен, в какие вагоны погружен, где и когда принят, когда приговоры были исполнены.

“Самое плохое, что катынский вопрос снова стал предметом политической игры, – сказал секретарь польского Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевозник. – Наше стремление к рассекречиванию всех протоколов расследования и к общему соглашению как по вопросу моральной, так и юридическо-уголовной оценки этого преступления не имеет отношения к мести или какому-либо унижению страны и народа. Оно вытекает из потребности правды и чувства справедливости, которые должны создавать фундамент каждого свободного и демократического государства. Это нужно сегодня Польше, России, нам всем. Это единственный путь прервать круг взаимного недоверия, обиды и страдания”.

Выступление представителя Главной военной прокуратуры, полковника Сергея Шеломаева, отправленного своей организацией публично отдуваться за решения более высокого политического руководства, вызвало общее чувство неловкости. Взрослый человек, военный, исследователь извиняющимся голосом озвучил совсем короткий текст, почти половину которого составляют оговорки и риторические конструкции, демонстрирующие, что говорящий дистанцируется от предмета своего выступления. Судите сами.

“Нам приходилось идти непроторенными путями, – пожаловался С. Шеломаев. – За это время была проделана большая работа. Мне не дадут соврать уважаемые историки, которые помогали нам в поисках и исследовании документов. Все, кто сталкивался с катынской проблемой, знает, что есть различные трактовки и точки зрения на события. Вспомним злосчастного Мухина. Мы испытывали то или иное давление, особенно на начальном этапе расследования, когда еще не было официальной точки зрения, кто повинен в этих событиях. Несмотря на это мы довели расследование до конца. С принятием решения Главной военной прокуратуры по данному делу появилась официальная точка зрения, основанная на российском законодательстве.

Действия отдельных должностных и руководящих лиц квалифицированы как превышение власти, злоупотребление властью. Они признаны виновными в совершении указанных преступлений. Принято решение о прекращении уголовного дела за смертью указанных лиц. То есть данным решением мы признаем вину российского руководства в указанных деяниях.

Далее. В ходе следствия как по инициативе польской стороны, так и по нашей инициативе, нами исследовались вопросы о возможном геноциде в отношении польского народа. И вы знаете, к нашему удивлению, мы столкнулись тоже с рядом трудностей. Дело в том, что в России и в СССР никто серьезно этим вопросом не занимался. Мы обращались в различные уважаемые научно-исследовательские и учебные заведения и с удивлением узнали, что на русском языке не существует даже переводов решения международного трибунала по Югославии и по Руанде, – мы занимались этим первые. С учетом исследования всех этих вопросов версия о геноциде в отношении польского народа подтверждения не нашла. Здесь, конечно, могут с нами не соглашаться, здесь точка зрения у каждого своя. Официальную точку зрения Главной военной прокуратуры я вам высказал.

Что касается засекречивания отдельных документов по данному делу. Здесь тоже могут быть разные точки зрения, не совпадающие с точкой зрения Главной военной прокуратуры. Но дело в том, что этот вопрос решался в соответствии с российским законодательством. В соответствии с законом о гостайне была создана комиссия, в состав которой, кстати, ни Генеральная прокуратура, ни Главная военная прокуратура не входили. И решением этой известной комиссии были засекречены те или иные документы и, соответственно, тома уголовного дела. Поэтому здесь у нас нет возможности соглашаться с этим решением или не соглашаться.

Представителям польской делегации, которые были в Москве в октябре этого году – это сотрудники Института национальной памяти, – нами предоставлено 67 томов уголовного дела, которые не вошли в перечень секретных и совершенно секретных документов. Вот то, что я хотел сказать по этому поводу”.

Сергей Филатов акцентировал, что в начале 90-х годов создавалась Комиссия по рассекречиванию документов, а в данном деле потребовалось вмешательство комиссии по засекречиванию. “Я не могу упрекать прокуратуру, поскольку они действительно отделены от работы этой комиссии, руководимой непосредственно администрацией президента”.

Литературовед и публицист, доктор филологических наук Мариэтта Чудакова поделилась воспоминаниями, как в аспирантские годы, занимаясь русской литературой 30-40-х годов, раскрыла газету, в которой был напечатан отчет комиссии Н. Бурденко. Неестественно крупный текст, его расположение на развороте и стилистика отчета со всей очевидностью кричали, что это ложь.

“Что происходит сегодня? Когда мы, наконец, через много лет, облегчили совесть и сказали правду, военная прокуратура, не моргнув глазом, заявляет, что у нас снова появились секретики. Мы ведем себя, как хамы. Хотели – открыли документы, захотели – закрыли. Без обсуждения, ничего никому не объясняя. Сталину повезло с Гитлером. Англичане с американцами во время Нюрнбергского процесса не знали, что делать: всем было понятно, что это мы убили, но говорить это вслух было несвоевременно, судили-то фашистов! Но ведь дальше это длить нельзя. Или мы говорим: можно? Вместо того чтобы признать: это сделала советская власть, действия которой мы тоже осуждаем, мы признаем, что все это делать можно – резать людей, как кур, как свиней, – и будем делать это и дальше. Но только отвечать не хотим и поэтому будем врать, что ничего не было”.

“Выводы следствия, пока по нему не проведено публичное слушание – есть частное мнение тех, кто его вел, – сказал журналист и писатель Леонид Млечин. – Сами следователи не имеют права выносить вердикт.

Говорят, что открытие информации компрометирует советских людей. Нет, серийный убийца или педофил компрометирует не жителей города, а только органы, которые почему-то решили его не ловить или скрывать”.

Член бюро политсовета партии “Яблоко”, доктор экономических наук Виктор Шейнис предложил задуматься, зачем власти понадобилось закрывать тома расследования. “Что в них может быть такого сверхразоблачительного, подобного чему мы бы еще не знали? Скорее всего, ничего. Но это делается с определенной целью – прежде всего, демонстративно наказать поляков за позицию по отношению к украинской революции”.

Позицию общества “Мемориал” в связи с заявлением о прекращении расследования катынского дела представил координатор Польской комиссии Международного “Мемориала” Александр Гурьянов:

“Я с огромным уважением отношусь к тому, что сделали сотрудники Главной военной прокуратуры – в период с 1990 по 1994 г. И нам понятно, что присутствующий здесь Сергей Владимирович Шеломаев не имеет возможности сказать что-либо, идущее вразрез с линий его начальства. Выступление же главного военного прокурора РФ А. Н. Савенкова в марте этого года прозвучало для нас всех как знак возврата к старой советской политике лжи и фальсификации. Если он публично заявляет, что достоверно установлена гибель 1803 человек и личности всего 22 человек, то весь мир не может воспринимать этого иначе, как наглое издевательство над истиной. Что вообще означает эта цифра? Была даже версия, что это случайная оговорка, прозвучавшая на пресс-конференции. Но те же слова и цифры фигурируют в письменном ответе на запрос "Мемориала" в Главную военную прокуратуру.

Юридический аспект. В рамках российского законодательства этот вопрос разрешить не удается – в нем нет таких составов преступлений, по которым можно квалифицировать катынское. Но согласиться с "превышением власти" даже с добавленными уточнениями не можем ни мы, ни весь мир. Коллизия, когда в существующем законодательстве нет адекватного состава, не нова. Из нее есть выход. В 1945 г. был принят Устав Международного военного трибунала. По статьям этого Устава судили нацистских преступников. По этому пути и пошла следственная группа Главной военной прокуратуры, когда в 1994 г. предложила заключение с квалификацией по 6 статье Устава Международного военного трибунала. Почему то заключение было отменено? Есть и другой, паллиативный, путь – политическая декларация на самом высоком уровне. Когда Б. Н. Ельцин посетил в 1994 г. катынский квартал на кладбище и сказал "Простите!", он принес личное извинение. Публичное политическое заявление могли бы сделать Государственная Дума или действующий президент. Правда, при личном персональном составе обоих органов ожидать такой декларации не приходится. Можно спорить, имел ли место геноцид. Но если не геноцид, то нужно сказать, что это такое. Заявление о "превышении власти" только позорит страну.

Обязательно должен быть оглашен весь список виновников преступления – и тех, кто принимал решения, и их исполнителей всех уровней и рангов. Кто принимал решения, мы знаем по историческим документам. Должно быть принято соответствующее юридическое заключение.

Самый важный наш постулат – вопрос списка жертв. Известны пофамильно списки всех расстрелянных в трех военных лагерях. Кроме них расстреляны узники тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии. Есть список украинских жертв. Нет белорусского списка. Нам могут сказать, что Белорусь сейчас самостоятельная страна, а мы занимаемся только своими жертвами. Это формальный подход, по существу абсолютно неправомочный. Вся операция разрабатывалась в Москве, контролировалась Москвой и все документы шли через Москву. Кстати, и список украинских жертв тоже был обнаружен у нас, в Москве. Трудно поверить, что в где-то в московских архивах не хранится и по крайней мере дубликат белорусского списка. Пока эта информации не будет опубликована, закрывать расследование никак нельзя.

Наконец, никак нельзя смириться с закрытием документов. Обоснование этого тоже носит издевательский характер. В 118 томах имеются документы с грифом "Для служебного пользования". На этом основании "секретится" все дело. Хорошо, что 67 томов польской стороне все же предоставлены. Необходимо, чтобы и российская общественность и российские историки тоже получили возможность ознакомиться с этими томами – в качестве первого шага к полному раскрытию документов.

Здесь многие говорили, что мы – интеллигенция, и власть нас не всегда слушает. Честнее будет сказать: нынешняя власть нас не слушала никогда. Никаких подвижек в эту сторону не произойдет без наших действий. Не пришла ли пора основать общественный Катынский комитет из представителей разных общественных организаций, который бы координировал наши действия в этом вопросе, обращался к власти и прокуратуре, выступал в СМИ. Вспомним, что когда-то в Польше занятие катынским делом тоже было чревато уголовным преследованием. В 80-е годы польская общественность создала в подполье Катынский комитет. Мы – пока еще – можем сделать это не в подпольных условиях”.

Об отношении к катынскому расследованию в сегодняшней Польше рассказал варшавский корреспондент газеты “Московские новости” Валерий Мастеров. Согласно одному из недавних опросов лишь 9% поляков называют Россию дружественной страной – эта цифра несомненно отражает реакцию на заявление Главной военной прокуратуры о прекращении расследования. Огромный резонанс в Польше в апреле этого года вызвало награждение Крестами за заслуги перед Польской Республикой 32 общественных деятелей и ученых из бывшего СССР, среди которых 14 сотрудников общества “Мемориал”. Награды были вручены за вклад в раскрытие и документирование правды о политических репрессиях против польского народа, в том числе за исследование обстоятельств катынского дела.

В числе награжденных был и академик Александр Яковлев, память которого почтили участники вечера. Сергей Филатов поздравил присутствовавшую в зале дочь Александра Яковлева Наталью Ушацкую с назначением на должность главы Международного фонда “Демократия” (Фонда Александра Н. Яковлева).

Вечер завершило выступление пианистки Марии Пановой, сыгравшей этюд Шопена.

Николай Гладких, “Мемориал”

http://www.memo.ru/2005/11/28/katyn.htm
http://www.hro.org/editions/repr/2005/11/28.php




«Катынь – боль не только Польши, но и России»

Дата: 25-11-2005 Юлия Цигун
Великая Эпоха: http://www.epochtimes.ru

Image
Филатов С.А.(Фото: Великая Эпоха)
Image
Фото: Великая Эпоха

24 ноября в Москве, в Центральном доме литераторов, состоялась встреча  на тему: «Катынь – боль не только Польши, но и России», которая проходила в рамках клуба журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А».

По словам Сергея Александровича Филатова – председателя исполкома «Конгресс интеллигенции РФ», история Катыни – тяжелейшая история из-за тех пятен, которые были и остаются между Польшей и Россией:«Создавшиеся завалы необходимо “разгребать” совместными усилиями, привлекая ученых, специалистов в области права, работая в архивах, чтобы постепенно, шаг за шагом, восстанавливать истину, устраняя все то, что чернит наше прошлое».

По мнению участников данной темы, при обсуждении «Катынского дела» «необходимо “вывернуть” из области упреков и обвинений в область созидания, чтобы между двумя странами было ясное прошлое и еще более ясное и перспективное будущее».

Выступления докладчиков в скором времени будут опубликованы на сайте «Великой Эпохи» в рубрике «История».

Вашему вниманию предлагается  короткая историческая справка для ознакомления с так называемым «Катынским делом» (по материалам http://www.hrono.ru)

Катынь, Катынский лес - место массового расстрела и захоронения польских офицеров, попавших в плен к Красной армии в 1939 году, в 1941 году оказавшихся в руках германского вермахта и казненных немецкой айнзацкомандой на месте советского пионерского лагеря.

С января 1944 г. имя Бурденко оказалось в центре международного скандала, связанного с так называемым Катынским делом — расследованием трагической судьбы нескольких тысяч польских офицеров, могилы которых были обнаружены весной 1942 г. немецкими оккупантами в Катынском лесу под Смоленском. После проведения раскопок и эксгумации трупов немецкие власти официально объявили виновниками преступления органы ОГПУ. Этот вывод немцев подтверждали сведения, полученные от местного населения.

Советское правительство отвергло это обвинение и уверенно заявило, что преступление в Катыни является делом рук немцев. После освобождения Смоленска от фашистов Сталин объявил о создании (во главе с Бурденко) «Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров».

Среди членов комиссии были митрополит Николай1 и писатель А.Н. Толстой.
В официальном сообщении от 24 января 1944 г. Комиссия Бурденко категорически заявила, что польские офицеры стали жертвами террора, совершенного фашистами. Однако ряд польских исследователей и представителей Международного Красного креста не согласились с этими выводами.

Они утверждали, что в Катынском лесу в 1940 г. были расстреляны польские офицеры, интернированные в СССР после вступления 17 сентября 1939 г. частей Красной Армии на территорию Польши.


В феврале 1952 г. специальная комиссия конгресса США занялась расследованием обстоятельств Катынского преступления. Комиссия направила материалы расследования в Международный суд в Гааге. Однако Советский Союз отказался с ним сотрудничать (Lidova demo-kracie. 1990. 31 sprna). А митрополит Николай в опубликованном им послании, в частности, заявил: «Правящие круги США в своем безудержном стремлении клеветать на мою Родину выступили с новой чудовищной провокацией... Во мне как участнике расследования Катынского преступления закипает жгучее чувство протеста против такой отвратительной провокации...

Преступник, пытающийся приписать свое злодеяние другому, — предел нравственного падения человека. <...> Провокаторам не удастся опорочить великую миролюбивую державу, мою Родину, знаменосца мира во всем мире! Правда сильнее лжи! Позор да падет на головы тех, кто прибегает к таким приемам клеветнической провокации!» (Abraham P. Pruvodce duchovnimi a politickymi Deji-nami Ruska XX. Stoleti. Praha, 1993. С 130).

Руководство Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) и польское правительство до 1956 г. безоговорочно поддерживали версию Комиссии Бурденко.
В 1991 г. группа советских историков представила в ЦК КПСС архивные документы, свидетельствующие о расстреле польских офицеров советскими властями. Приведем фрагменты одного документа.

«Особая папка. Совершенно секретно. Товарищу Хрущеву Н.С.
В Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, 2) помещиков и т. п. и т. п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21 857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6311 человек и 7305 были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии... Для советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот, какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями... Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции...
Председатель КГБ при СМ СССР А. Шелепин 3)
3 марта 1959 года».

Непосредственно приговор о расстреле более 20 тысяч офицеров польской армии был вынесен Особым совещанием НКВД СССР на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) в апреле 1940 г. Завершение дела по уничтожению более 20 тысяч человек отметили в Москве.

26 октября 1940 г. появился секретный приказ за подписью Берии о награждении работников НКВД за успешное выполнение специального задания месячным окладом. В списке значилось 143 фамилии. Офицеры госбезопасности, надзиратели, шоферы (Тайны истории / Сост. И.Н. Кузнецов. Минск, 1998. С. 209-210).

В материалах советской комиссии имеется свидетельство смертельно больного Бурденко. В 1946 г. он рассказал своему другу Ольшанскому, бывшему профессору Воронежского университета, уехавшему из СССР на Запад, следующее: «Выполняя личное распоряжение Сталина, я отправился в Катынь, где как раз вскрыли могилы... Все тела были погребены 4 года назад. Смерть наступила в 1940 году... Для меня как для врача это очевидный факт, который невозможно поставить под сомнение. Наши товарищи из НКВД совершили большую ошибку» (Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. М., 1992. С. 127).

БУРДЕНКО Николай Нилович (1876-1946). Хирург, один из основоположников нейрохирургии в СССР; государственный и общественный деятель. Академик АН СССР (1939). Главный хирург Красной Армии (1941-1946), генерал-полковник медицинской службы (1944). Первый президент Академии медицинских наук (1944-1946). Почетный член Международного общества хирургов, Лондонского королевского общества. Член ВЦИК СССР. Депутат ВС СССР (1937-1946). Герой Социалистического труда (1943). Лауреат Сталинской премии (1941).


http://www.epochtimes.ru/content/view/2473/3/





Телеканал «Культура»
 
16:19 25.11«Катынь – боль не только Польши, но и России»

В Москве в Центральном Доме литераторов за круглым столом встретились российские и польские историки, юристы, писатели. Тема встречи «Катынь – боль не только Польши, но и России».
Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ и редакция журнала «Знамя», выступившие среди организаторов, уверены – сегодня это злободневная тема.

Дело в том, что весной 1940-го года по решению НКВД было расстреляно около 20 тысяч польских военнопленных. Часть из них погибла в Катыньском лесу Смоленской области, и теперь это трагическое событие в истории значится просто - Катынь. Факт гибели польских военнопленных Россия признала только 15 лет назад. Началось следствие, в ходе которого появилась возможность установить имена погибших и места их захоронения. Но затем дело закрыли под предлогом - обвиняемых давно нет в живых. Как разрешить этот вопрос сегодня – обсуждали на встрече в Москве.

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ: «К сожалению, политики ссорят народы, и мы должны ориентироваться на культуру, которая объединяет людей, мне кажется, в этом главная сила и нашей сегодняшней встречи».

Анджей Пшевожник, генеральный секретарь Совета по охране памяти борьбы и мученичества Республики Польша: «Нам до сих пор ничего неизвестно о судьбе 7 тысяч военнопленных – ни имен, ни места гибели. Почему спустя 65 лет обстоятельства этого дела находятся в такой тайне? Поляки и русские должны вместе заниматься этим делом, чтобы оно не разделяло нас».

Мариэтта Чудакова, доктор филологических наук, писатель: «Отказываясь от правды о Катыни, полной правды, мы погружаемся снова в полуправду, в которой не могут воспитываться подростки, молодежь. И они будут думать – ну что, значит можно жить среди лжи, можно к ней приспосабливаться. И это мне кажется самым ужасным».

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=76474&cid=52




Катынь — боль не только Польши, но и России 

Вчера в Москве в Центральном Доме литераторов состоялся вечер, организованный Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ совместно с Союзом писателей Москвы и журналом «Знамя». Он был посвящен, пожалуй, самой трагичной странице российско-польской (в данном случае уместнее сказать — советско-польской) истории — Катыни.

У России непростая история взаимоотношений с Польшей. Но, как заметил ведущий вечера президент Фонда СЭИП Сергей Филатов, то, что произошло в Катыни, особенно обжигает сознание. Обжигает нечеловеческой жестокостью и цинизмом. «Когда по поручению Бориса Николаевича Ельцина я занялся проблемой Катыни и познакомился с рядом документов, мне было трудно поверить, что такое возможно», — с болью сказал первый глава Администрации первого российского президента.

…5 марта 1940 года. Народный комиссар внутренних дел СССР Л.Берия представил И.Сталину записку о военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД СССР и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Среди них — «…большое количество бывших офицеров польской армии, бывших работников польской полиции и разведывательных отрядов, членов польских националистических контрреволюционных партий, перебежчиков и др.», являющихся «заклятыми врагами Советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Исходя из этого, Берия просил поручить НКВД СССР «рассмотреть дела этих лиц (среди которых по национальности свыше 97% поляки. — М.Г.) в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела».

Трагедия свершилась. Минули годы.

И вот 3 марта 1959 года в записке Н.Хрущеву председатель КГБ А.Шелепин подчеркнул, что согласно постановлению ЦК КПСС от 5 марта 1940 года «ликвидация указанных лиц состоялась по решению специальной тройки НКВД СССР». Расстреляно всего «21857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6311 человек и 7305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии».

Что же предлагает сделать руководитель КГБ? Шелепин прост. Он считает, что необходимо уничтожить «все дела в количестве 21857», которые… «вряд ли могут представлять действительный интерес для наших польских друзей». «Наоборот, какая-либо непредвиденная случайность, — полагает он, — может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями». А для исполнения запросов «по линии ЦК КПСС или советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелам, и акты о приведении в исполнение решений. По объему эти документы незначительны, и хранить их можно в особой папке», — писал Шелепин.

К записке прилагался проект постановления ЦК КПСС, разрешающий КГБ «ликвидировать все дела по операции, проведенной в соответствии с постановлением ЦК КПСС от 5 марта 1940 года, кроме протоколов заседаний НКВД СССР». Сама записка Шелепина и проект постановления даже не были отпечатаны на машинке, в силу их особой секретности.

Решение приняли. Еще пролетели десятилетия.

В настоящее время появляется все больше материалов, восстанавливающих истинную картину произошедшей в Катынском лесу трагедии. Вышла книга «Катынь» в 40-томном издании Международного Фонда «Демократия» академика А.Н.Яковлева «Россия. ХХ век». Опубликован второй том книги «Катынь» из предположительно 8-томного издания на польском языке. Постепенно восстанавливаются имена расстрелянных польских офицеров.

Польша жаждет убрать все «белые пятна» из своей истории. Однако истина нужна не только полякам. Она необходима всем, в том числе и россиянам, чтобы яснее осознать масштаб бедствий, обрушившихся в XX веке на многие народы, а на русский, пожалуй, с большей силой, чем на любой другой.

Кажется, что репрессии, подобные сталинским, уже никогда не смогут повториться. Но ведь однажды умно замечено: «Никогда не говорите «Никогда!»

В вечере также приняли участие сотрудник Института всеобщей истории РАН доктор исторических наук Наталья Лебедева, генеральный секретарь Совета по охране памяти борьбы и мученичества Республики Польша Анджей Пшевожник, писатель Мариэтта Чудакова, публицист Леонид Млечин и другие.

«Увековечивая память о жертвах войн и репрессий, мы думаем прежде всего о будущем, — подытожил вечер Сергей Филатов. — Раскрытие правды о Катыни, преодоление того, чем грозит нам прошлое, элементов недоверия и предубежденности, — единственно верный путь строительства качественно новых отношений между Польшей и Россией, взаимного сближения россиян и поляков».

Впрочем, Филатов признал и то, что с течением лет оказалось: огромная работа, которую он с коллегами проделал в Администрации президента, в правительстве, в Министерстве культуры РФ все-таки не достигла желаемого результата. Остается еще немало влиятельных сил, активно работающих на то, чтобы широкая общественность так и не узнала всей правды о Катыни.

25.11.2005

 

Автор: Администрация сайта «Правда о Катыни»
Прочитали: 469 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Новости по теме:
  • "Круглый стол" в Смоленске по проблемам Катыни
  • Экспертиза машинописных шрифтов "письма Берии №794/Б"
  • Скончался важнейший свидетель истинных обстоятельств Катынского дела
  • На Украине разгорается скандал вокруг раскопок в Быковне
  • В Куропатах установят памятник жертвам сталинизма
    Вернуться назад


  •  Новости сайта 

    Новые публикации

    29 ноября 2010
    В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ярослав Качиньский: России надо платить за Катынь!».

    30 апреля 2010
    В разделе Публикации>Статьи размещены статьи В.Шведа "Катынь-2010. Новая страница или…?" (о публикации Росархивом документов "закрытого пакета") и "Метил в сталинизм, а попал в Россию" (о фильме А.Вайды "Катынь").

    11 марта 2008
    В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ещё раз о записке Берии».