Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 

Интернет-магазин Делократ.Ру - Правильные идеи по доступным ценам

 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail: info@katyn.ru

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Новости 

Разъяснение приговора Нюрнбергского трибунала по Катынскому эпизоду
Воскресенье, 15 Апрель 2012

МОСКВА. 15 апреля 2012 г. ИНТЕРНЕТ-САЙТ "ПРАВДА О КАТЫНИ".

В связи с необходимостью юридического, научно-исторического и общественно-политического истолкования вынесенных 14 февраля и 12 апреля 2012 г. Тверским и Никулинским районными судами г. Москвы решений по искам Е.Я.Джугашвили о защите чести и достоинства И.В.Сталина и запланированного к оглашению на 16 апреля 2012 г. решения Европейского Суда по правам человека в Страсбурге по делу "Яновец и другие против России" (Janowiec and Others v. Russia, жалобы № 55508/07 и № 29520/09), редакция "Правды о Катыни" считает целесообразным ввести в свободный научный и общественный оборот информацию, разъясняющую Приговор Международного Военного Трибунала в Нюрнберге от 1 октября 1946 г. в отношении Катынского эпизода. Ознакомиться с данной информацией можно здесь:



 

В Тверской районный суд г. Москвы

 

Истец: Джугашвили Е. Я.

Ответчик: Государственная Дума

Гражданское дело   №2-400/2012

 

  

 

ОБЪЯСНЕНИЯ

представителя истца Стрыгина С. Э.

 

I.

В рамках данного гражданского дела истцом оспаривается право ответчика публично называть И. В. Сталина преступником, по прямому указанию которого было совершено Катынское преступление.

Однако п. 1 ст. 49 Конституции России в прямом виде устанавливает на всей территории Российской Федерации принцип презумпции невиновности: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».   В связи с этим, принципиальное значение для данного дела имеет факт наличия или отсутствия вступившего в силу судебного приговора по Катынскому преступлению.  

Судебное рассмотрение Катынского расстрела в рамках уголовного дела однажды уже состоялось, и по данному уголовному делу был постановлен приговор суда, вступивший в законную силу. Как заявляла сторона истца на предварительном судебном заседании 15 декабря 2011 г., этим «вступившим в законную силу приговором суда» для Катынского преступления является приговор Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, рассмотревшего обвинение по Катынскому эпизоду и признавшего виновными в совершении данного преступления двоих подсудимых - Германа Геринга и Альфреда Йодля.

Некоторыми лицами из-за их недостаточной правовой культуры, неинформированности о важнейших особенностях так называемого «Нюрнбергского правосудия», либо же в силу личной недобросовестности или политической ангажированности выдвигается ложный тезис о том, что Международный Военный Трибунал якобы не счел доказанной виновность подсудимых по Катынскому эпизоду. В качестве обоснования этого ложного тезиса ссылаются на тот факт, что в ходе Нюрнбергского процесса сторона защиты оспорила Катынский эпизод, а также на то обстоятельство, что  Катынский эпизод присутствует в Обвинительном заключении МВТ и отсутствует в его Приговоре. Из этого делаются глубокомысленные выводы о мнимом «оправдании» Трибуналом подсудимых по Катынскому эпизоду, «полном снятии обвинений» в Катынском преступлении с нацистской Германии и чуть ли не о том, что тем самым Трибунал якобы «обвинил» в Катынском расстреле Советский Союз.

Подобные, высосанные из пальца, выводы логически абсолютно несостоятельны, ни в малейшей степени не соответствуют принятым Международным Военным Трибуналом правовым актам и полностью абсурдны с юридической точки зрения.

  

II.

Целью Нюрнбергского Трибунала являлось осуществление правосудия над главными военными преступниками европейских стран Оси. Причем не абстрактного отправления правосудия со скрупулезным соблюдением мельчайших процессуальных норм, а правосудия максимально быстрого, эффективного и понятного всем народам Европы, понесшим в ходе Второй Мировой войны неисчислимые страдания, бедствия и потери. В связи с этим судебная процедура МВТ сильно отличалась от общепринятых уголовно-процессуальных норм.

Например, из-за необходимости оперативного информирования как можно более широких масс европейской и мировой общественности о ходе Нюрнбергского процесса,  максимальный размер подлежащих публикации документов МВТ был негласно ограничен объемом одного газетного номера, а при написании документов Трибунала вместо юридически точных и исчерпывающих, но громоздких и сложных для восприятия простыми людьми оборотов профессиональной правовой лексики, использовались упрощенные формулировки и обычный литературный язык. В первую очередь, эти ограничения касались Обвинительного заключения и Приговора МВТ. Кроме того, на момент предъявления Обвинительного заключения 18 октября 1945 г., многие преступления ещё находились в процессе расследования и сбор доказательств по ним не был закончен.

Поэтому, в отличие от обычных процессуальных норм уголовного судопроизводства, в Обвинительном заключении МВТ перечислялись не все инкриминируемые подсудимым деяния, а лишь отдельные, самые характерные преступления, приводимые в качестве примеров. В связи с этим, в Обвинительное заключение были включены принципиальные оговорки по типу:

 

- «Нижеследующие конкретные факты, приводимые в этом разделе, изложены здесь лишь как примеры и не исключают наличия других частных случаев и приводятся без ущерба для права обвинения приводить в виде доказательства другие случаи убийства и жестокого обращения с гражданским населением».  (Раздел III «Военные преступления», пункт (А) «Убийства и жестокое обращение с гражданским населением на оккупированной территории и в открытом море»);

-  «Подробности увода в рабство приводятся только в качестве примера и не исключают предъявления в других случаях новых фактов». (Раздел III «Военные преступления», пункт (B) «Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей»);

- «Ниже следуют подробности в качестве примера и без ущерба для представления доказательств в других случаях: … » (Раздел III «Военные преступления», пункт (С) «Убийства и жестокое обращение с военнопленными…»);

- «Отдельные факты в качестве примера, которые не исключают представления доказательств в других случаях, таковы: …» (Раздел III «Военные преступления», пункт (D) «Убийства заложников»)

- «Обвиняемые, в частности, совершали следующие преступные действия:…», «Другими примерами таких преступлений являются: …» (Раздел III «Военные преступления», пункт (Е) «Расхищение общественной и частной собственности»);

- «Отдельные деяния (в качестве примера и не исключая предъявления новых доказательств в других случаях) таковы: …» (Раздел III «Военные преступления», пункт (G) «Бесцельные разрушения городов…» и пункт (Н) «Принудительная вербовка гражданской рабочей силы»).

 

Сходные оговорки о рассмотрении Трибуналом военных преступлений лишь «в общих чертах» содержались и в его Приговоре:

 

- «…Доказательства относительно военных преступлений были колоссальными по объему и очень подробными. Невозможно в рамках данного приговора соответствующим образом вновь рассмотреть их или перечислить массу документальных и устных доказательств, которые были представлены на Суде…»

- «…Трибунал предполагает на данной стадии рассматривать вопрос о военных преступлениях в общих чертах и обратиться к ним более подробно при рассмотрении ответственности индивидуальных подсудимых в связи с ними …». (Раздел «Военные преступления и преступления против человечности»)

  

III.

Рассмотрим в этой связи более подробно пункт (С) «Убийства и жестокое обращение с военнопленными и другими военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а также с лицами, находящимися в открытом море» раздела III «Военные преступления» Обвинительного заключения  МВТ (см. «Сравнительную таблицу эпизодов убийств и жестокого обращения с военнопленными, приведенных в качестве примеров преступлений подсудимых на Нюрнбергском процессе 1945-46 гг. в обвинительном заключении и приговоре Международного Военного Трибунала»). В данном пункте фигурируют 19 преступных эпизодов, включая Катынский. А в соответствующем пункте Приговора МВТ упомянут только один из них – расстрел 50 военнопленных английских летчиков, совершивших побег из лагеря в Сагане (Жагане).

Более того, в Обвинительном заключении в качестве эпизодов упоминаются конкретные преступные деяния, а в Приговоре – политические директивы, административные указания, приказы и распоряжения, решения по отдельным вопросам и т.д., находившиеся в причинно-следственной связи с многими преступлениями, совершенными нацистской Германией. То есть, строго говоря, с юридической точки зрения в Приговоре МВТ вообще не фигурирует ни один из 19 упомянутых в Обвинительном заключении эпизодов преступлений в отношении военнопленных – поскольку в Приговоре в качестве преступного эпизода указан не собственно сам факт расстрела 50 военнопленных английских летчиков из лагеря «Люфт-III» в Сагане (Жагане), а факт наличия директивы командования сухопутными силами Германии о расстреле всех совершивших побеги военнопленных офицеров, кроме англичан и американцев, и прямого приказа Гитлера о распространении действия этой директивы на пленных летчиков-англичан, совершивших побег из лагеря в Сагане.

Следовательно, наличие упоминания в Приговоре МВТ только одного из девятнадцати фигурировавших в Обвинительном заключении  эпизодов преступлений в отношении военнопленных  вовсе не означает, что обвинение по 18 другим эпизодам убийств и жестокого обращения с военнопленными (включая Катынское преступление) не было доказано и подсудимые по этим эпизодам были оправданы!

При таких обстоятельствах тезис о мнимой «недоказанности» Катынского эпизода в связи с его отсутствием в Приговоре МВТ и последующие ложные выводы об «оправдании» Трибуналом немецкой стороны по данному эпизоду логически абсолютно несостоятельны.  

 

IV.

В качестве доказательства виновности немецкой стороны в Катынском преступлении Обвинением 14 февраля 1946 г. Трибуналу были предъявлены официальные документы Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров («Документ СССР-54») (см. «Архивную справку ГА РФ № 12259-Т»).

В соответствии со статьей 21 Устава МВТ «Документ СССР-54» имел для Трибунала преюдициональное значение, поскольку от Обвинения и Защиты не требовалось дополнительного доказательства фактов, установленных уполномоченными следственными органами стран-союзников: «21. Трибунал не будет требовать доказательств общеизвестных фактов и будет считать их доказанными. Трибунал также будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных Наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений…».

При этом, преюдициональное значение «Документа СССР-54» не ограничивало право подсудимых на защиту по Катынскому эпизоду и не запрещало им предпринимать попытки оспаривать данный документ. В частности, 8 марта 1946 г. Защита потребовала исключить «Документ СССР-54» из числа доказательств по формальным основаниям -  в связи с отсутствием у неё достаточного числа копий на немецком языке. Однако быстро выяснилось, что это недоразумение, возникшее по вине помощников адвокатов подсудимых, не исполнивших свои служебные обязанности должным образом. Оказалось, что необходимое число копий на немецком языке (30 экз.) было своевременно, ещё 13 февраля 1946 г., предоставлено  советским Обвинением в «комнату документов» при секретаре МВТ и данное требование Защиты было отклонено Трибуналом как необоснованное.

В дальнейшем Защита предпринимала и другие попытки оспорить Катынский эпизод – истребовала дополнительные документы, вызывала свидетелей и т.д. В конечном итоге Катынское преступление было подробно, с допросом свидетелей с каждой стороны, рассмотрено Трибуналом на судебных заседаниях 1 и 2 июля 1946 г. Дополнительные документы по этому эпизоду были представлены не только стороной защиты, но и стороной Обвинения  (Документ 402-PС, Документы СССР 497, 498, 499, 500, 501, 502, 505, 505а, 507). Важно отметить, что дополнительные доказательства виновности немецкой стороны в катынском расстреле представлялись в Трибунал не только советским обвинением, но и обвинением США («Документ 402-РС»). По результатам рассмотрения Катынского эпизода «Документ СССР-54» из числа доказательств исключен не был, обвинение по Катынскому эпизоду не снято, а сам Катынский расстрел остался в числе доказанных преступлений немецкой стороны.

Таким образом, ложные выводы о снятии с немецкой стороны обвинений по Катынскому эпизоду, сделанные на основании факта оспаривания стороной Защиты Катынского эпизода и факта подробного рассмотрения этого эпизода на судебных заседаниях 1 и 2 июля 1946 г., ни в малейшей степени не соответствуют принятым Международным Военным Трибуналом правовым актам.

  

V.

Полный учет всех предъявленных обвинений и доказательной базы по ним велся Трибуналом не в Обвинительном заключении и Приговоре, а в так называемых «Досье индивидуальной ответственности…», ведшимися трибуналом в отношении каждого из подсудимых. Данные «Досье…» содержали в себе все доказательства персональной виновности или невиновности подсудимых – не только предоставленные стороной Обвинения и стороной Защиты, но и полученные в ходе судебного следствия –  а также выполняли функции описательно-мотивировочной части Приговора МВТ. 

Катынский эпизод на Нюрнбергском процессе персонально инкриминировался лишь двоим подсудимым – Герману Герингу и Альфреду Йодлю (см. «Архивную справку ГА РФ № 12259-Т»).

Приговор Герману Герингу содержит следующую формулировку его индивидуальной виновности: «…Смягчающих вину обстоятельств нет, потому что Геринг был часто — почти всегда — движущей силой событий, уступая первое место в этом только фюреру. Он был главным подстрекателем агрессивной войны как в качестве политического, так и военного руководителя. Он руководил проведением программы рабского труда и был создателем программы угнетения евреев и других рас как внутри страны, так и за границей. Совершение всех этих преступлений он открыто признал. В некоторых конкретных случаях, быть может, показания и противоречивы, но если брать их в целом, то его собственных признаний более чем достаточно для того, чтобы сделать определенный вывод о его виновности. Его вина не имеет себе равных по своей чудовищности. По делу не установлено никаких обстоятельств, которые могли бы оправдать этого человека».

Ещё раз повторю последнюю фразу из Приговора Трибунала по обвинениям в отношении Геринга: «По делу не установлено никаких обстоятельств, которые могли бы оправдать этого человека». Никаких обстоятельств не установлено, в том числе, естественно, не установлено таких обстоятельств и по Катынскому эпизоду!

Приговор Альфреду Иодлю содержит аналогичную формулировку: «…Смягчающих вину обстоятельств нет».

В «Досье индивидуальной ответственности подсудимого Германа Вильгельма Геринга» его виновность сформулирована более конкретно: «Геринг ответственен не только за зверское истребление военнопленных, но и за принудительное использование в ходе войны на германских военных предприятиях… Как признал Геринг на суде, он был вторым человеком в Германии, после Гитлера, и всю полноту своей власти Геринг использовал для совершения тягчайших злодеяний в интересах преступного нацистского заговора, за которые он и несет в полной мере ответственность» (ГАРФ, ф.7445, оп. 1, д.2001, лл. 69, 82-83).

Аналогично и в «Досье индивидуальной ответственности подсудимого Альфреда Иодля»: «В ходе судебного следствия была подтверждена правильность всех обвинений, выдвинутых против одного из ведущих военных руководителей гитлеровской Германии – подсудимого Иодля». (ГАРФ, ф.7445, оп. 1, д.2007, л.106).

Соответственно, выводы о мнимом «оправдании» Трибуналом подсудимых по Катынскому эпизоду и «полном снятии обвинений» в Катынском преступлении с нацистской Германии абсурдны с юридической точки зрения.

 

В завершение своих объяснений хочу ещё раз подчеркнуть, что Приговором Международного Военного Трибунала в Нюрнберге виновной в совершении Катынского преступления была признана нацистская Германия, а не Советский Союз. Персонально виновными в Катынском преступлении Приговором Нюрнбергского Трибунала были признаны подсудимые Герман Геринг и Альфред Йодль, а вовсе не И.В.Сталин или другие руководители СССР.

Приговор МВТ был постановлен 1 октября 1946 г. и вступил в законную силу 10 октября 1946 г. после его утверждения Контрольным Советом в Германии. До сегодняшнего дня этот приговор не отменен и не пересмотрен.

В связи с этим, в силу пункта 4 статьи 61 ГПК РФ данный Приговор является обязательным для Тверского суда, рассматривающего сегодня гражданско-правовые последствия действий лиц, виновных в Катынском преступлении.

 

Представитель истца:  ____________   С.Э. Стрыгин

14 февраля 2012 г.

 

Источник: гражданское дело Тверского районного суда г. Москвы № 2-400/12, листы дела 84-90.

 


  

Приложения:

 

1. Сравнительная таблица эпизодов убийств и жестокого обращения с военнопленными, приведенных в качестве примеров преступлений подсудимых на Нюрнбергском процессе 1945-46 гг. в Обвинительном заключении и Приговоре Международного Военного Трибунала

(гражданское дело Тверского районного суда № 2-400/12, л.д. 81-95).

  

Обвинительно заключение

(преступные деяния)

Приговор

(преступные политические решения и указания)

 

(С)  УБИЙСТВА И ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ВОЕННОПЛЕННЫМИ И ДРУГИМИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИСТРАН, С КОТОРЫМИ ГЕРМАНИЯ НАХОДИЛАСЬ В СОСТОЯНИИ ВОЙНЫ, А ТАЖЕ С ЛИЦАМИ, НАХОДЯЩИМИСЯ В ОТКРЫТОМ МОРЕ

 

Обвиняемые убивали и жестоко обращались с военнопленными, лишая их необходимой пищи, жилья, одежды, медицинского ухода, заставляя их работать в нечеловеческих условиях, пытая их, подвергая их нечеловеческим унижениям и затем умерщвляя их. Германское правительство и верховное германское командование заключали военнопленных в различные концентрационные лагери, где их убивали и подвергали нечеловеческому обращению разными способами, указанными в.п. VIII (А). Военнослужащих тех стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, часто убивали, когда они сдавались в плен. Эти убийства и жестокое обращение производились вопреки международным конвенциям, в особенности ст. ст. 4, 5, 6 и 7 Гаагских Правил 1907 года и ст. ст. 2, 3, 4 и 6 Конвенции о военнопленных (Женева, 1929 г.), законам и обычаям войны, общим принципам уголовного права, как они вытекают из уголовных законов всех цивилизованных наций, внутренним уголовным законам стран, в которых эти преступления были совершены, а также предусмотрены ст. 6 (b) Устава Международного Военного Трибунала.

Ниже следуют подробности в качестве примера и без ущерба для представления доказательств в других случаях.

 

1. В Западных странах:

 

Эпизод 1.  Уничтожение военнопленных французских офицеров, совершивших побег из лагеря для военнопленных «Офлаг X-C» (г. Любек, Шлезвиг-Гольштейн). «Французские офицеры, бежавшие из “Офлаг Х С” (офицерского лагеря Х С), были переданы в гестапо и исчезли; часть была убита охраной, часть послана в концентрационные лагери и истреблена».

 

Эпизод 2.  Передача военнопленных из лагеря для военнопленных «Шталаг VI-С» (дер. Оберланген, Нижняя Саксония)  в концентрационный лагерь «Бухенвальд» (г. Веймар, Тюрингия).  «Среди других люди из «Шталаг VI С» (государственного лагеря VI С) были посланы в Бухенвальд».

 

Эпизод 3. Принуждение военнопленных к пешим переходам на большие расстояния.  «Зачастую пленным с западного фронта приходилось итти пешком в лагери до полного изнеможения. Некоторые из них проходили более 600 км, не получая почти никакой пищи; они шли по 48 часов подряд, не получая никакого питания, из них некоторое количество умерло от голода и истощения; отстававших систематически убивали. Подобные же преступления совершались в 1943, 1944 и 1945 годах, когда лица, содержавшиеся в лагерях, отводились перед наступлением союзников, в особенности в период увода военнопленных в Саган 8 февраля 1945 г

 

Эпизод 4. Телесные наказания и убийства военнопленных в лагере «Шталаг IV-А» (г. Хойерсверда, Западный Бранденбург) за отказ от работы.   « Унтер-офицеры и учащиеся военных школ, отказывавшиеся работать, подвергались телесным наказаниям. 24 декабря 1943 г. три французских унтер-офицера были убиты по этому мотиву в “Шталаг IV А”. Без всякой причины были подвергнуты жестокому обращению другие чины: ударам штыка и приклада винтовки, а также порке».

 

Эпизод 5. Избиения больных военнопленных в лагере «Шталаг ХХ В» (г. Мальборк, Западная Пруссия).  «В “Шталаг XX В” даже больные неоднократно избивались часовыми».

 

Эпизод 6. Убийства и тяжелые ранения изможденных военнопленных в лагерях «Шталаг III-B» (г. Фюрстенберг, Западный Бранденбург) и «Шталаг III-C» (г. Костшинь-Джевице, Восточный Бранденбург).   «В “Шталаг III В и III С” изможденные пленные были убиты или тяжело ранены».

 

Эпизод 7.  Недостаточное питание военнопленных в военной тюрьме в г. Грудзёнз (Западная Пруссия). «Например, в военной тюрьме в Грауденце … питание было настолько недостаточным, что люди теряли в весе более 15 килограммов в течение нескольких недель».

 

Эпизод 8.  Недостаточное питание военнопленных в мае 1942 г. в лагерях для военнопленных в г. Рава-Русская (Львовская обл., СССР).  «В мае 1942 года в Раве-Русской выдавалась всего буханка хлеба на группу из 35 человек».

 

Эпизод 9.  Перевод в концлагерь «Маутхаузен» (г. Маутхаузен, Австрия) и последующая казнь военнопленных французских офицеров за попытку побега из лагеря для военнопленных.  «После попытки к бегству был отдан приказ перевести французских офицеров в цепях в лагерь в Маутхаузен. После прибытия в лагерь они были расстреляны или отравлены газом, а их тела были сожжены».

 

Эпизод 10.  Убийства американских военнопленных в Нормандии (Франция) летом 1944 г.  «В Нормандии американских военнопленных, офицеров и солдат, убивали в течение лета 1944 года…»

 

Эпизод 11. Недостаточное питание американских военнопленных в Арденнах (Бельгия) в декабре 1944 г.  «…В Арденнах в декабре 1944 года американских военнопленных морили голодом…»

 

Эпизод 12. Жестокое обращение с американскими военнопленными в лагерях для военнопленных на территории Германии и в оккупированных странах в 1943-45 гг.  «… Их избивали и над ними всячески издевались в многочисленных “шталагах” в Германии и в оккупированных странах, особенно в 1943, 1944 и 1945 годах».

 

2. В Восточных странах:

 

Эпизод 13. Массовое истребление советских военнопленных в г. Орёл (Орловская обл., СССР).  «В Орле военнопленные истреблялись голодом, огнестрельным оружием, они оставлялись на произвол судьбы и отравлялись ядом. Советских военнопленных убивали массами по приказам верховного командования, штаба ЗИПО и СД (так называемой полиции безопасности и службы безопасности)».

 

Эпизод 14.  Массовое истребление советских военнопленных в г. Славута (Львовская обл., CCCР). «Десятки тысяч советских военнопленных были замучены и убиты в “Гросс-лазарет” в Славуте».

 

Эпизод 15.  Расстрелы советских военнопленных, совершивших побеги из лагерей для военнопленных на оккупированных территориях. «Кроме того, в число людей, указанных в пункте VIII (А) 2, входило много тысяч советских военнопленных. Военнопленные, бежавшие и снова пойманные, были переданы в ЗИПО и СД для расстрела».

 

Эпизод 16.  Передача коллаборационистскому правительству Франции французских военнопленных, воевавших вместе с РККА, для возбуждения в отношении них уголовного преследования.  «Французы, которые воевали вместе с Советской Армией, были взяты в плен и переданы правительству Виши для “следствия”».

 

Эпизод 17. Расстрел в марте 1944 г.  50 военнопленных английских летчиков за побег из лагеря для военнопленных в г. Жагань (Силезия).  «В марте 1944 года 50 офицеров Английского Королевского воздушного флота бежавших из “Шталаг Луфт Ш” в Сагане, были пойманы и казнены».

 

Эпизод 18.  Катынский расстрел (Смоленская обл., СССР).  «В сентябре 1941 года 11000 польских офицеров-военнопленных были убиты в Катынском лесу близ Смоленска».

 

Эпизод 19. Расстрелы югославских военнопленных в 1941-43 гг. на оккупированной территории Югославии.  «В Югославии германское командование и оккупационные власти в лице главных чиновников полиции и войск СС (генерал-лейтенанта полиции Розенера) и офицеров связи (генерала Кюблера и др.) в период с 1941 по 1943 год давали приказы о расстреле военнопленных».

 

УБИЙСТВА ВОЕННОПЛЕННЫХ И ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С НИМИ

 

Статья 6 (b) Устава определяет военные преступления следующими словами: «Военные преступления, а именно: нарушение законов или обычаев ведения войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязание или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированных территорий, убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море, убийства заложников, разграбление общественной или частной собственности, бессмысленное разрушение городов, населенных пунктов или деревень, опустошение, не оправданное военной необходимостью, и другие преступления». За время войны многие сдавшиеся немцам в плен солдаты союзных армий немедленно расстреливались, часто в результате злонамеренной и рассчитанной политики.

 

Эпизод 1. Директива Гитлера об уничтожении взятых в плен членов подразделений «командос», разосланная Кейтелем 18 октября 1942 г.  «18 октября 1942 г. подсудимый Кейтель разослал утвержденную Гитлером директиву, которая предусматривала, что все члены союзных соединений “коммандос”, часто даже те, кто был одет в военную форму, независимо от того, были они вооружены или нет, должны были “уничтожаться до последнего человека”, даже если они пытались сдаться в плен. Далее предусматривалось, что если такие части союзных войск попадали в руки военных властей после того, как они были захвачены местной полицией или каким-либо иным путем, они должны были немедленно передаваться СД. Этот приказ время от времени дополнялся и действовал на протяжении всего остального периода войны, хотя после высадки союзников в Нормандии в 1944 году было дано разъяснение, что этот приказ не относится к “коммандос”, захваченным непосредственно в зоне военных действий. Согласно положениям этого приказа, отряды “коммандос” из войск союзников и другие военные части, действовавшие самостоятельно, уничтожались в Норвегии, Франции, Чехословакии и Италии. Многих из членов отрядов “коммандос” убивали на месте, а тем, кого убивали позднее в концентрационных лагерях, ни в одном из случаев не было предоставлено возможности предстать перед каким-либо судом. Так, например, американская военная миссия, которая высадилась за германской линией фронта на Балканах в январе 1945 года, насчитывавшая от 12 до 15 человек, одетых в военную форму, была доставлена в Маутхаузен в соответствии с этим приказом и, согласно письменному показанию, данному под присягой Адольфом Зутте, адъютантом из концентрационного лагеря Маутхаузен, — все они были расстреляны».

 

Эпизод 2. Директива от марта 1944 г.  об уничтожении военнопленных офицеров и унтер-офицеров,  совершивших побеги.   «В марте 1944 года командование сухопутными силами издало декрет “Пуля”, согласно которому все бежавшие военнопленные офицеры и унтер-офицеры, за исключением английских и американских военнопленных, в случае, если их захватывали вновь, должны были быть переданы Зипо и СД. Зипо и СД разослали этот приказ своим районным управлениям. Эти бежавшие офицеры и унтер-офицеры должны были посылаться в концентрационный лагерь Маутхаузен, где по прибытии их должны были убивать выстрелом в затылок. В марте 1944 года 50 офицеров британского королевского воздушного флота, бежавших  из лагеря в Сагане, где они находились в качестве пленных, были расстреляны по прямому приказу Гитлера после того, как они были пойманы. Их трупы были немедленно подвергнуты кремации, а урны, содержавшие их прах, возвращены в лагерь. Подсудимыми здесь не оспаривалось то, что это являлось явным убийством, совершенным  в явное нарушение международного права».

 

Эпизод 3. Пособничество гражданскому населению Германии в бессудных расправах над сбитыми летчиками.  «Когда союзные летчики были вынуждены совершить посадку в Германии, гражданское население иногда убивало их на месте. Полиция была инструктирована не принимать мер к предотвращению этих убийств, и у министра юстиции имелись указания не привлекать никого к ответственности за участие в этих убийствах».

 

Эпизод 4. Директива ОКВ от мая 1941 г.  об уничтожении захваченных в плен политработников РККА.  «Обращение с советскими военнопленными характеризовалось особенной бесчеловечностью. Смерть многих из них являлась результатом не только действий отдельных членов охраны или условий жизни в лагерях, доходивших до крайностей. Она являлась результатом систематического плана совершения убийств. Более чем за месяц до вторжения Германии в Советский Союз ОКВ подготовляло специальные планы того, каким образом следует обращаться с представителями политической власти, находящимися в советских вооруженных силах, которые могли быть захвачены в плен. Одно из предложений в этой связи заключалось в том, что «политические комиссары армии не должны рассматриваться как военнопленные, их следует уничтожать в пересыльных лагерях для военнопленных». Подсудимый Кейтель показал, что германской армии были даны инструкции, включавшие вышеупомянутые предложения».

 

Эпизод 5.  Инструкция от 8 сентября 1941 г., предписывавшая администрации немецких лагерей безжалостное обращение с советскими военнопленными.  «8 сентября 1941 г. были изданы правила об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях, подписанные генералом Рейнеке — начальником управления по делам военнопленных при верховном командовании. В этих правилах говорилось: “Большевистский солдат потерял поэтому право на то, чтобы с ним обращались, как с честным противником, в соответствии с правилами Женевской конвенции... При малейшем намеке на неподчинение, особенно в случае с большевистскими фанатиками, должен быть отдан приказ о безжалостном и энергичном действии. Неподчинение, активное или пассивное сопротивление должны быть сломлены немедленно силой оружия (штыки, приклады и огнестрельное оружие)... Каждый, кто при проведении этого приказа не прибегнет к своему оружию или сделает это недостаточно энергично, подлежит наказанию... В военнопленных, пытающихся бежать, следует стрелять без предварительного оклика. Никогда не следует делать предупреждающего выстрела. Использование оружия против военнопленных является, как правило, законным”. Советские военнопленные были лишены необходимой одежды, раненые не получали медицинской помощи, они голодали и во многих случаях были обречены на смерть. … Описание общих условий и обращения с советскими военнопленными в течение первых восьми месяцев после нападения Германии на Россию дано в письме, посланном подсудимым Розенбергом подсудимому Кейтелю 28 февраля 1942 г. “Участь советских военнопленных в Германии, напротив, является величайшей трагедией... Большая часть из них умерла от голода или погибла в результате суровых климатических условий. Тысячи также умерли от сыпного тифа. Начальники лагерей запретили гражданскому населению передавать заключенным пищу, они предпочитают обрекать их на голодную смерть. Во многих случаях, когда военнопленные не могли больше итти от голода и истощения, их расстреливали на глазах охваченного ужасом населения, а тела их не убирали. Во многих лагерях пленным вообще не предоставляли никакого жилища, они лежали под открытым небом во время дождя и снегопада. Им даже не давали инструментов для того, чтобы вырыть ямы или пещеры”».

 

Эпизод 6. Приказ от 17 июля 1941 г.  об уничтожении всех политически нежелательных элементов, выявленных среди советских военнопленных.  «17 июля 1941 г. гестапо издало приказ, предусматривавший убийство всех советских военнопленных, которые были или могли быть опасны для национал-социализма. Приказ гласил: “Задачей командиров Зипо и СД, находящихся в шталагах, является политическая проверка всех заключенных лагеря, устранение и дальнейшая “обработка”: а) всех политически преступных или по каким-либо другим причинам нежелательных элементов, находящихся среди них; б) всех лиц, которые могут, быть использованы для восстановления оккупированных территорий... Далее, эти командиры должны с самого начала приложить усилия для выявления среди заключенных тех элементов, которые кажутся надежными, независимо от того, являются ли они коммунистами или нет, для того чтобы использовать их в целях разведки внутри самого лагеря или, если это окажется целесообразным, позднее также на оккупированных территориях. Путем использования таких информаторов и путем использования всех других существующих возможностей должно продолжаться шаг за шагом обнаружение всех. элементов среди заключенных, которые должны быть уничтожены... Прежде всего должны быть обнаружены следующие лица: все крупные деятели государства и партии, в особенности профессиональные революционеры... Все комиссары Красной Армии, руководящие деятели государства..., руководящие деятели промышленности и хозяйства, сотрудники службы разведки и контрразведки, все евреи, все лица, в отношении которых будет доказано, что они являются агитаторами или фанатичными коммунистами. Казни не должны иметь место в самом лагере или в непосредственной близости от него... Если возможно, заключенные должны быть вывезены для применения к ним “специального обращения” на территории бывшей советской России”. Письменные показания под присягой Варлимонта — заместителя начальника штаба вооруженных сил, показания Олендорфа, бывшего начальника III управления главного имперского управления безопасности, и Лахузена, начальника одного из отделов контрразведки (Абвер) — разведывательной службы вооруженных сил — все указывают на ту тщательность, с которой проводился этот приказ. Письменные показания, данные под присягой Куртом Линцов, бывшим чиновником гестапо, гласят: “В лагерях для военнопленных на восточном фронте существовали небольшие оперативные команды, эйнзатцкоманды, возглавлявшиеся младшим офицерским составом тайной полиции (гестапо). Эти команды были приданы начальникам лагерей, и их обязанностью было выделять тех военнопленных, которые являлись кандидатами на казнь, согласно данным им приказам, и докладывать о них в управление тайной полиции”. 23 октября 1941 г. начальник концентрационного лагеря Гросс-Розен сообщил Мюллеру, начальнику гестапо, список советских военнопленных, которые были также казнены накануне».

 

Эпизод 7. Приказ ОКВ от 20 июля 1942 г. о клеймении советских военнопленных. «В некоторых случаях советских военнопленных клеймили специальным стандартным клеймом. В качестве доказательства был представлен приказ ОКВ от 20 июля 1942 г., который гласил: “Клеймо имеет форму острого угла приблизительно в 45° при длине его сторон в 1 см, направленного вверх, выжигаемого на левой ягодице... Это клеймо  делается с помощью ланцета, имеющегося в каждой воинской части. В качестве краски используется тушь». За выполнение этого приказа несли ответственность военные власти, однако начальником Зипо и СД этот приказ был широко распространен среди чиновников немецкой полиции”».

 

Эпизод 7. Директива от июля 1943 г. о проведении медицинских опытов над советскими военнопленными, связанных с подготовкой бактериологической войны.  «Советских военнопленных делали также объектами медицинских опытов, которые проводились самым жестоким и бесчеловечным образом. В июле 1943 года началась экспериментальная работа, связанная с подготовкой к кампании бактериологической войны. Советских военнопленных использовали для этих медицинских опытов, исход которых в большинстве случаев оказывался для них смертельным. В связи с этой кампанией подготовки бактериологической войны также были сделаны приготовления для разбрызгивания бактериологической эмульсии с самолетов с тем, чтобы уничтожить посевы и вызвать голод. Эти мероприятия никогда не были осуществлены, возможно в связи с быстрым ухудшением военного положения Германии».

 

Эпизод 9. Правила об обращении с советскими военнопленными, изданные генералом Рейнеке 8 сентября 1941 г., предписыващие жестокие меры в отношении советских военнопленных.    «Довод, выдвигаемый в защиту против обвинения в убийстве и жестоком обращении с советскими военнопленными, заключающийся в том, что СССР не являлся участником Женевской Конвенции, является совершенно неосновательным. 15 сентября 1941 г. адмирал Канарис протестовал против правил об обращении с советскими военнопленными, подписанных генералом Рейнеке 8 сентября 1941 г. Он заявил тогда: “Женевская конвенция об обращении с военнопленными не распространяется на отношения между Германией и СССР. Поэтому применимы лишь принципы общего международного права об обращении с военнопленными. Начиная с XVIII века, они устанавливались постепенно на той основе, что пребывание в военном плену не является ни местью, ни наказанием, но исключительно превентивным заключением, единственной целью которого является воспрепятствовать данному военнопленному принимать дальнейшее участие в военных действиях. Этот принцип развивался в соответствии с точкой зрения, разделявшейся всеми армиями, о том, что убивать беззащитных людей или наносить им вред противоречит военной традиции... Приложенные к сему декреты об обращении с советскими военнопленными базируются на совершенно противоположной точке зрения”. Этот протест, который правильно излагал положение вещей с точки зрения права, был игнорирован. Подсудимый Кейтель написал в этом меморандуме следующее:  “Возражения возникают из идеи о рыцарском ведении войны. Это означает разрушение идеологии. Поэтому я одобряю и поддерживаю эти меры”.

 

Таблица составлена С.Стрыгиным 28.11.2010 г. на основании сравнения Обвинительного заключения и Приговора Международного Военного Трибунала в Нюрнберге.

С дополнениями и исправлениями от 4.02 и 8.02.2011 г.

 


 

 

2. Архивная справка Государственного архива РФ № 12259-Т

(гражданское дело Тверского районного суда  № 2-400/12, л.д. 96-98).

 

 


 

 


Автор: Strygin
Прочитали: 4377 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Новости по теме:
  • Награда за измену нашла героя-любовника второго плана
  • Анонс телевизионной программы "Катынь. На нас крови нет"
  • В Москве взломана квартира внука Сталина
  • Внук Сталина просит возбудить уголовное дело за клевету против его деда
  • Свидетельство писателя-эмигранта Родиона Берёзова о применении «системы Еккельна» при расстрелах польских офицеров в Катыни (Козьих горах)
    Вернуться назад


  •  Новости сайта 

    Новые публикации

    29 ноября 2010
    В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ярослав Качиньский: России надо платить за Катынь!».

    30 апреля 2010
    В разделе Публикации>Статьи размещены статьи В.Шведа "Катынь-2010. Новая страница или…?" (о публикации Росархивом документов "закрытого пакета") и "Метил в сталинизм, а попал в Россию" (о фильме А.Вайды "Катынь").

    11 марта 2008
    В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ещё раз о записке Берии».