Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 


 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail:

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Новости 

Отчет о пресс-конференции “Катынь - Сталин или Гитлер? Неоконченная битва Второй Мировой войны”, состоявшейся 13 апреля 2007 г.
Среда, 18 Апрель 2007

МОСКВА. 13 апреля 2007 г. ИНТЕРНЕТ-САЙТ "ПРАВДА О КАТЫНИ".

13 апреля 2007 г. в Москве в конференц-зале клуба "Реалисты" состоялась пресс-конференция на тему “Катынь - Сталин или Гитлер?” Неоконченная битва Второй Мировой войны”, посвященная презентации статьи-исследования В.Шведа и С.Стрыгина "Тайны Катыни", опубликованной в №2 и №4 за 2007 г. журнала "Наш современник". Мероприятие было организовано участниками проекта "Правда о Катыни" совместно с "Русским информационным центром" и приурочено к международному "Дню памяти жертв Катыни", ежегодно отмечаемому 13 апреля.


Место расположения клуба "Реалисты"

На пресс-конференции присутствовали польские и российские журналисты, сотрудники пресс-службы Государственной Думы РФ, члены клуба "Реалисты" и члены общества "Мемориал". Всего - 22 человека. Депутаты Государственной Думы в связи с обсуждением на утреннем пленарном заседании 13 апреля ряда важных законопроектов не смогли прибыть на пресс-конференцию.

Начало пресс-конференции

 

Присутствующим на пресс-конференции демонстрируются фильмы о Катыни "Время осмысления истории" и "По ком звонит колокол?".

В ходе пресс-конференции авторы исследования "Тайны Катыни" В.Швед и С.Стрыгин информировали собравшихся об исторических и политических аспектах Катынской проблемы, сообщили о последних фактах, выявленных в ходе независимого расследования истинных обстоятельств Катынского дела, и ответили на вопросы.

Необходимо заметить, что присутствовавшие на пресс-конференции представители общества "Мемориал" господа А.Гурьянов и С.Кривенко, отстаивающие польскую версию катынского преступления, используя отдельные опечатки и малозначительные неточности в журнальном варианте исследования "Тайны Катыни", демагогически попытались представить всю исследовательскую деятельность С.Стрыгина и В.Шведа как умышленную дезинформацию.

Крайние справа сидят на стульях у стены представители "Мемориала" С.Кривенко и А.Гурьянов

Например, было раздуто до космических масштабов значение опечатки в архивной ссылке на "Объяснительную записку к годовому отчету Вяземлага НКВД СССР за 1941 год по строительству автомагистрали "Москва-Минск"", хранящуюся в Государственном архиве Российской Федерации. В результате этой опечатки в ссылке “ГАРФ, фонд 8437, опись 1, дело 458” архивное дело №458 превратилось в дело №45. Естественно, что в деле №45 никаких документов по лагерям ОН не может быть. Эту техническую ошибку А.Гурьянов попытался представить как сознательную фальсификацию, которая была осуществлена авторами исследования “Тайны Катыни” для того, чтобы скрыть отсутствие каких-либо документов, подтверждающих существование лагерей особого назначения.

Аналогичным образом была интерпретирована представителями “Мемориала” ситуация с бывшим узником Козельского лагеря поручиком Поликарпом Рогаля, расстрелянном в Катыни (в немецком эксгумационном списке – №1757. Rogala, Polikarp, Obltn. 2 Ausweise). В исследовании было упомянуто свидетельство А.Яковленко (Анны Рогайло) о том, что её отец с 1940 г. по осень 1941 г. являлся узником лагеря особого назначения под Смоленском. А.Гурьянов заявил, что это сознательная дезинформация, так как Рогаля и Рогайло совершенно разные люди.

Ситуация с идентификацией польского офицера П.Рогаля показала насколько сложно в Катынском деле устанавливать истину, даже в, казалось бы, предельно ясной ситуации. Летом 2006 г. авторы исследования “Тайны Катыни” получили интернет-сообщение от жительницы Тюмени Анастасии Мироновой, в котором она сообщала, что её прадед Рогайло Полуян Михайлович, 1884 г.р. (Rogajło Polujan, s. Michała, urodz. 1884 r.) , офицер польской армии, содержался в Козельском лагере для военнопленных, весной 1940 г. был переведен в лагерь вблизи Смоленска и осенью 1941 г. расстрелян немцами в урочище Козьи Горы. Всё это она узнала со слов своей бабки Александры Степановны Яковленко, урожденной Анны Полуяновны Рогайло (дочери П.Рогайло).

А.Миронова сообщила, что бабка также рассказывала следующее. В 1940 г. выяснилось, что её отца - П.Рогайло перевели из Козельска в лагерь под Смоленск. Тогда она с матерью Катажиной Рогайло (Katarzyna Rogajło) “…перебрались туда и старались поддерживать с ним связь, добывали еду и каждый раз, когда пленных вывозили на работы, они старались подобраться к колонне и хоть что-то узнать о моем прадеде, передать ему еду, бельё…

…После нападения нацистов на СССР мои родственники утратили возможность связываться с пленными, кроме того, им самим приходилось прятаться, но - до этого времени (до лета 1941 года), они получали о нем регулярные сведения…

В июле 1941 года мать моей бабки, Katarzyna Rogajło, была арестована, и о ее судьбе ничего неизвестно, моя бабка, Anna Rogaiło, 15-ти лет, была отправлена под Красноярск вместе с колонной других подростков из оккупированных территорий (жительница Смоленска Инесса Яковленко представила мою бабку как свою племянницу и отправила в эвакуацию)…”. Так, Анна Полуяновна Рогайло стала Александрой Степановной Яковленко. Однако родные называли её Анной.

Между тем, в списке Управления по делам военнопленных НКВД №032/2 от 14 апреля 1940 г. на отправку военнопленных из Козельского лагеря под № 8 указан не Рогайло Полуян Михайлович 1884 г.р., а “Рогаля Поликарп Михайлович, 1888 г.р.”. В уже упоминавшемся немецком эксгумационном списке из “Официальных материалов о массовых убийствах в Катыни” поручик Rogala, Polikarp числится под № 1757. Труп был опознан по двум удостоверениям личности, найденным на теле. Других польских офицеров с фамилией Рогаля, Рогайло или созвучных, в этих списках не существует.

При этом А.Миронова сообщила, что в семье Яковленко в Тюмени хранилась официальная справка, выданная в 1996 г. А.Яковленко (Рогайло) о том, что ее отец расстрелян НКВД в Катыни в апреле 1940 г. и захоронен в Козьих Горах. Помимо этого в Тюмени хранилось написанное в 1943 г. письмо от жительницы Смоленска Инессы Яковленко, в котором она сообщает А.Яковленко (Рогайло), что её отца вместе с другими польскими военнопленными офицерами немцы расстреляли в Козьих Горах ранней осенью 1941 года.

Всё вышесказанное с высокой степенью вероятности свидетельствует о том, что Полуян Михайлович Рогайло, 1884 г.р., и Поликарп Михайлович Рогаля, 1888 г.р., - одно и то же лицо. Дополнительным подтверждением этому служит тот факт, что польские историки уточнили год рождения “Поликарпа Рогаля” по польским источникам и изменили фигурирующий в официальных документах НКВД СССР год рождения П.Рогаля “1888” на “1884”! В итоге в польских базах данных по репрессированным гражданам Польши фигурирует некий “собирательный образ” поручика Рогайло-Рогаля: “Rogala Polikarp s. Mihała, ur.1884”. Остается только гадать, почему после попадания в советский плен поручик Полуян Михайлович Рогайло, 1884 г.р., представился сотрудникам НКВД как “Поликарп Михайлович Рогаля, 1888 г.р.”

Возможно, у него действительно было двойное написание имени и фамилии, возможно, сотрудники НКВД ошибочно заполнили учетные документы военнопленного, возможно, сам Рогаля умышленно сообщил о себе ложные сведения. Подобные факты умышленного искажения польскими офицерами паспортных данных после попадания в плен известны. Например, дочь польского генерала Юзефа Довбур-Мусьцицкого, известная польская летчица поручик Янина Левандовская, скрыла от сотрудников НКВД свою девичью фамилию “Довбур-Мусьцицкая”, представилась “Яниной Марьяновной” вместо “Янины Юзефовны” и указала неверный год своего рождения, 1914 вместо 1908 г.

Информация о том, что П.Рогаля (или Рогайло) в 1940 г. являлся узником Козельского лагеря, потом содержался в лагере под Смоленском и был ранней осенью 1941 г. расстрелян немцами в Козьих горах, весьма важна для расследования Катынского дела. Другое дело, что она требует тщательной проверки на официальном уровне. В этих целях факт о Рогале (Рогайло) и был приведен в исследовании “Тайны Катыни”.

В январе 2007 г. депутат Государственный Думы Андрей Савельев обратился в Управление ФСБ по Тюменской области с просьбой провести оперативную проверку свидетельства Александры Яковленко и сообщить, соответствуют ли действительности сведения о судьбе её отца Полуяна Рогайло (Рогаля). Кроме того, А.Савельев в своем письме просил тюменских чекистов установить дальнейшую судьбу Катажины Рогайло после ареста в Смоленске в начале июля 1941 г. и указать современное место хранения архивно-следственного дела.

Ответом на просьбы депутата высшего законодательного органа России была красноречивая в своей многозначительной краткости отписка за подписью генерала-майора А.Вяткина: “Сообщаем, что РУФСБ РФ по Тюменской области информацией в отношении Яковленко Александры Степановны (Рогаля Анны Поликарповны) и ее родителей не располагает. Архивно-следственного дела в отношении Катажины Рогаля в архиве Управления не имеется”. Однако и до запроса было ясно, что следственное дело арестованной в 1941 г. в Смоленске Катажины Рогайло (Рогаля), не могло находиться в Тюмени. Вот так сотрудники ФСБ способствуют расследованию неизвестных фактов Катынского дела.

Выступление В.Шведа

Учитывая ограниченный объем журнального варианта исследования, авторы вынуждены были опустить подробности, связанные с идентификацией Рогаля (Рогайло), чем и воспользовался А.Гурьянов. Разночтения в написании фамилии и имени “Рогаля”-“Рогайло”, а также несовпадения в сведениях о составе семьи П.Рогаля, А.Гурьянов пытался представить как дезинформацию, умышленно предпринятую авторами “Тайн Катыни”. Как уже говорилось, по мнению А.Гурьянова, речь идет о другом человеке.

На пресс-конференции А.Гурьянов заявил, что Полуян Рогайло и Поликарп Рогаля – это совершенно разные люди. В качестве аргументов А.Гурьянов сообщил, что у Поликарпа Рогаля была жена, которую звали не Катерина, а Моника. У Поликарпа Рогаля также были дети, но это два сына и ни одной дочери. Информация весьма важная и требующая проверки. К сожалению, в Интернете источник информации, на который ссылался А.Гурьянов, так и не удалось обнаружить.

Однако не доверять Анастасии Мироновой нет оснований. Важнейшим аргументом в её защиту является то, что в числе документов, которые она представила в 2003 г. в польское консульство для поездки на учебу в Польшу, находилась копия официальной справки о том, что её прадед П.Рогаля числится в списках расстрелянных в Катыни. Странно, но при “трепетном” отношении польских властей к родственникам катынских жертв, в выдаче визы для въезда в Польшу А.Мироновой было отказано.

Причем, отказано дважды – сначала в выдаче студенческой визы (кстати, как представительница польской диаспоры, она имела право получить такую визу на льготных основаниях!), а через год – и обычной туристической на коммерческой основе. Возможно, потому, что Миронова являлась носителем информации о том, что её прапрадед являлся узником не только Козельского, но и лагеря особого назначения под Смоленском?

Вероятнее всего, у польского офицера П.Рогаля было две семьи. Учитывая, что дочь Анна родилась, когда ему было уже за 40 лет, очень похоже на то, что это произошло во втором браке. Ясно одно - информация, как по Поликарпу Рогаля, так и по Полуяну Рогайло требует тщательной проверки. Говорить о подлоге в данном случае просто смешно. Даже если Рогаля и Рогайло – два разных человека, оба они расстреляны в Катыни! Причем один из них являлся в 1940-41 г.г. узником лагеря особого назначения под Смоленском. А это для катынского расследования – основное.

Представители “Мемориала” на пресс-конференции голословно обвинили авторов исследования “Тайны Катыни” в “недостоверном доказывании”, а также в сознательном или нечаянном искажении всех фактов, приводимых в качестве доказательств. Так, А.Гурьянов пытался представить, как недостоверную, изложенную в исследовании “Тайны Катыни” информацию об опознании в Козьих Горах немецкими властями трупа Станислава Шкуты (№ 2398 в немецком эксгумационном списке - “Szkuta, Stanislaw, Ltn. Impfschein, Mitgliedskarte d. Res.- Offiz.”) из Старобельского лагеря.

Необходимо заметить, что представители “Мемориала”, постоянно утверждали и утверждают, что все немецкие сведения об эксгумациях в Козьих Горах абсолютно достоверны и точны. Однако в случае с опознанием Шкуты они заявляют, что немцы ошиблись и записали польскую фамилию “Секула” (“Sekuła”) офицера из Козельского лагеря, как “Шкута” (“Szkuta”). Соответственно получается, что попытка авторов “Тайн Катыни” представить данный факт, как свидетельство фальсификации немцами результатов эксгумации, является недобросовестной.

Но представители “Мемориала” не учитывают того обстоятельства, что в немецком эксгумационном списке первым документом, по которому проводилось опознание Станислава Шкуты, указана справка о прививке - “Impfschein” (см. выше). Польское удостоверение личности офицера запаса - “Mitgliedskarte d. Res.-Offiz.”, указано лишь вторым. Даже если предположить, что польское удостоверение Шкуты, вопреки общему порядку, было заполнено штабным писарем неразборчивым почерком и из-за длительного нахождения в сырой могиле читалось с трудом, то его фамилию должны были уточнить по тексту справки о прививке, составленной советским лагерным врачом по-русски. Можно спутать фамилии “Szkuta” и “Sekuła”, написанные по-польски небрежным почерком, но написанные по-русски фамилии “Шкута” и “Секула” спутать просто невозможно!

Необходимо напомнить, что в статье “Тайны Катыни” указано, что “Шкуту опознали по справке о прививке”. Говорить в этом случае о каком-либо “подлоге” авторов просто несерьезно. Остается пожелать г-ну Гурьянову ещё раз внимательно изучить “Официальные материалы о массовых убийствах в Катыни” (Amtliches Material zum Massenmord von Katyn).

Недоумение вызвало выступление на пресс-конференции еще одного представителя “Мемориала” - С.Кривенко. В своих путаных и многословных репликах он утверждал, что обнаружение в Катыни на трупах множества документов о личности и аккуратная укладка в могилах тел расстрелянных польских военнопленных в 9-12 слоев “валетом” (головы к ногам) не могут являться свидетельствами того, что этих людей расстреляли немцы.

Надо заметить, что в “Тайнах Катыни” не утверждается, что вышеперечисленные факты безоговорочно свидетельствуют о вине немцев. В исследовании говорится, что “это странности, не характерные для НКВД”.

По мнению г-на Кривенко, сотрудники НКВД придерживались требований служебной инструкции о порядке производства расстрелов - обыскивали приговоренных к высшей мере наказания и отбирали у них документы и вещи с индивидуальными признаками лишь при проведении судебных расстрелов в помещениях тюрем. В этом случае после расстрела тела казненных перевозились к местам захоронений и беспорядочно сбрасывались в заранее выкопанные ямы. Но далее в своем выступлении г-н Кривенко утверждал, что при проведении массовых расстрельных акций непосредственно рядом с местом захоронения, требования инструкции сотрудниками НКВД якобы не выполнялись – приговоренные перед расстрелом не обыскивались, документы и именные вещи у них не изымались, а трупы укладывались ровными слоями.

В качестве обоснования своей позиции г-н Кривенко сообщил, что при эксгумациях массовых НКВДешных захоронений в Куропатах, Томске, Сандармохе и других местах на трупах находили личные вещи, медальончики, записки и нательные крестики, но тут же подстраховал себя, заявив: “но не в таком, конечно, большом количестве, как в Катыни”. Никаких фактов о тщательной укладке сотрудниками НКВД трупов жертв в массовых могилах ровными слоями, С. Кривенко так и не сообщил.

В ответ авторы “Тайн Катыни” вынуждены были напомнить своим оппонентам из “Мемориала”, что так называемые “Куропаты” являются фальсификацией, аналогичной Катыни. Документы, именные вещи, ювелирные изделия и предметы обихода обнаружили на трупах во время эксгумаций в Куропатах по причине того, что расстрелы там проводили немецкие оккупационные власти, а не сотрудники советского НКВД.

Истинное место расположения спецкладбища Минского УНКВД в 1937-41 г.г. (в настоящее время - спецобъект КГБ Белоруссии).

В результате исследований, проведенных участниками проекта “Правда о Катыни”, в 1,2-1,5 км к северо-востоку от урочища Куропаты было обнаружено место, где находится настоящее спецкладбище Минского УНКВД. На этом спецкладбище в 1937-41 г.г. действительно захоранивались трупы людей, расстрелянных в гор.Минске. Присутствующим на пресс-конференции продемонстрировали космический снимок северо-восточной окраины Минска, на котором было указано истинное место расположения спецкладбища Минского УНКВД.

Выступает С.Стрыгин

В подтверждение принципиального отличия катынских захоронений от обычных НКВДешных, С.Стрыгин также процитировал слова ветерана Главного управления исполнения наказаний МВД СССР, полковника в отставке Р.Волжанина (в 1960-70 г.г. это Управление, в том числе, занималось и приведением в исполнение приговоров к ВМН). Узнав об обнаружении в Козьих Горах на трупах множества паспортов, офицерских удостоверений, пачек денег, писем, фотографий, газет и других документов, Р.Волжанин сильно удивился и сказал (дословно): “Если бы расстреливали ребята из нашей системы, клочка бумажки в карманах никто бы не нашел!”.

Г-н Кривенко попытался подвергнуть сомнению утверждение авторов о том, что во внутренней тюрьме Калининского УНКВД за темное время суток (оно составляет в апреле немногим более 9 часов), учитывая подробности о технологии расстрела, сообщенные бывшим начальником Калининского УНКВД Токаревым, невозможно было расстрелять 250 чел. Он заявил о том, что известен случай, когда сотрудники НКВД расстреляли 250 человек за 4 часа.

Однако этот расстрел и расстрел польских военнопленных из Осташковского лагеря в Калинине весной 1940 г. нельзя сравнивать. В первом случае расстрел заранее связанных и подготовленных к казни людей происходил в лесу, непосредственно у могилы. Кстати, известны примеры и гораздо более высокой “скорострельности” палачей, не ограниченных в своей деятельности необходимостью выполнения всех формальных требований к процедуре казни, подробно описанной на допросах бывшим начальником Калининского УНКВД Д.С.Токаревым. Например, 24 августа 1920 г. солдаты 49-ого пехотного полка 5-й польской армии всего за несколько минут расстреляли из пулеметов 200 пленных советских казаков прямо в поле, где их и захоронили.

В Калинине расстрел, как свидетельствовал Токарев, был связан с передвижениями поодиночке выводимых на казнь польских военнопленных внутри тюрьмы. В каждом случае требовалось время на открытие камеры, вывод заключенного, закрытие камеры, привод в “красный уголок”, опрос, сверку данных, сковывание наручниками, перевод в “расстрельную” камеру, расстрел и вынос трупа.

План здания бывшего УНКВД по Калининской области (ныне в этом здании располагается медицинская академия). На плане отмечены помещения, которые могли в 1940 г. использоваться под общие камеры и место расположения помещения, описанного Д.С.Токаревым, как расстрельная камера. Место расположения "красного уголка", куда в 1940 г. по одному приводили польских военнопленных перед расстрелом для опроса и опознания личности, выяснить до сих пор не удалось.

Посещение авторами помещения бывшей внутренней тюрьмы в Твери (Калинине) показало, что, учитывая расстояния между камерами, этот процесс безусловно длился более двух минут и в реальности должен был занимать не менее 5 минут на каждую жертву. Не случайно, в большинстве случаев, даже в случае признания убийцы, проводят следственный эксперимент, который позволяет точно уставить, как было осуществлено убийство. Известны случаи, когда признание не проходило проверку следственным экспериментом. Обычно выяснялось, что такое признание было самооговором. В Твери Главная военная прокуратура РФ такой эксперимент не проводила.

Из выступлений и реплик А.Гурьянова и С.Кривенко складывается впечатление, что представители “Мемориала” или не хотят вникать в смысл фактов, которые они пытаются оспорить, или же готовы использовать любые недобросовестные приемы ведения дискуссии для дискредитации позиции своих оппонентов.

Подобное предвзятое и тенденциозное отношение к расследованию истинных обстоятельств катынского преступления продемонстрировали члены общества “Мемориал” и во время пресс-конференции в московском отделении “Мемориала” 13 марта 2007 г. Тогда они фактически проигнорировали заявление В.Шведа и С.Стрыгина о многочисленных ошибках, неточностях и нарушениях, присутствующих в “кремлевских” документах по Катыни и, прежде всего, в записке Шелепина, а также о нарушениях немецкими экспертами основных канонов эксгумаций при раскопках массовых захоронений польских военнопленных в Козьих Горах весной 1943 г. и польскими археологами – при раскопках массовых захоронений в Быковне (Киев) в 2001 и 2006 г.г.

Г-н Гурьянов на пресс-конференции 13 марта заявил: “Я бы хотел сделать замечание в защиту записки Шелепина, потому что, несмотря на все неточности, о которых говорил г-н Швед, это все же важный документ. В ней четко сказано, что эти лица расстреляны по постановлению Политбюро, и это в ней главное. А что Шелепин говорит "Политбюро ЦК КПСС", это можно понять - он в 59 году назвал орган не так, как он назывался в 40-м. Но он никого не дезинформирует” (см. отчет о пресс-конференция в “Мемориале”, подготовленный Николаем Гладких).

Надо заметить, что здесь г-н Гурьянов лукавил. В выступлении авторов “Тайн Катыни” на пресс-конференции в “Мемориале” не говорилось о неверном написании наименования Политбюро. Это мелочь. Речь шла о ложном утверждении в записке Шелепина, что, якобы, выводы комиссии Н.Бурденко о том, что “все ликвидированные там (в Катыни) поляки считались уничтоженными немецкими оккупантами… прочно укрепились в международном общественном мнении”.

Помимо этого главного тезиса были приведены многочисленные фактологические ошибки, содержащиеся в записке Шелепина. Но при этом речь не шла о “поддельности” записки, а лишь о том - можно ли считать записку Шелепина надежным историческим источником и являются ли достоверными и точными содержащиеся в ней сведения о количестве расстрелянных поляков? Но об этом г-н Гурьянов предпочитает не говорить, так как сказать нечего.

В то же время любая малозначительная неточность в фактах, противоречащих польской версии, преподносится представителями общества “Мемориал”, как умышленная фальсификация со стороны их оппонентов. Поистине хочется напомнить им одну библейскую истину: “Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего”.


Автор: Strygin
Прочитали: 1029 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Новости по теме:
Вернуться назад


 Новости сайта 

Новые публикации

29 ноября 2010
В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ярослав Качиньский: России надо платить за Катынь!».

30 апреля 2010
В разделе Публикации>Статьи размещены статьи В.Шведа "Катынь-2010. Новая страница или…?" (о публикации Росархивом документов "закрытого пакета") и "Метил в сталинизм, а попал в Россию" (о фильме А.Вайды "Катынь").

11 марта 2008
В разделе Публикации>Статьи размещена статья В.Шведа «Ещё раз о записке Берии».