26

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Sergey Strygin пишет:

А теперь вопрос залу: какой такой "спецконтингент" спецзаключенных мог содержаться в Смоленском, Купринском и Краснинском АБР в 1940-41 г.г. ??!  Особенно с учетом того факта, что Вяземлаг в "табели о рангах" ГУЛАГа НКВД считался "мягким" лагерем - для бытовиков, "указников", малолеток и пр. ?

Экзотическая версия - японцы, взятые в плен на Халхин-Голе.

Roma locuta, causa finita

Thumbs up Thumbs down

27

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Сергей Стрыгин, вам самому-то не смешно с такими "доказательствами" в отношении пребывания поляков в отделениях Вяземлага? Ну ведь - ни одной бумажки, ни от поляков оттуда, ни о поляках там. И ни одного свидетельства - да вы ж сам там старожилов опрашивали. Вам сейчас просто неудобно признаваться в своем жульничестве, поэтому вы по энному разу гоните прежнюю туфту.

А ответ на мой последний вопрос в предыдущей реплике (о вашей цели) - как понимаю, такой же, как в свое время на ВИФе. Спасибо.

Thumbs up Thumbs down

28

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Когда я был зеленым студентом и пробовал читать о начале Великой Отечественной войны, сразу встретился с тем, что в ходе войны многие генералы (ВВС, в частности) ни разу нигде не были упомянуты. Предположил: раз информации нет, значит были расстреляны. Оказалось, был абсолютно прав. Дал запрос в Управление кадров ВВС, получил ответ. Написал в "Науку и жизнь" и было опубликовано. О генерале Черных, Птухине и других. Вывод: отсутствие в документах ВЯЗЕМЛАГа информации по составу контингента трех структурных единиц дает полное право на вывод об ОСОБОМ характере таковых.

Roma locuta, causa finita

Thumbs up Thumbs down

29

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Дмитрий Егоров, информация от Сергея Стрыгина о некой выделенности именно указанных трех отделений Вяземлага - полная туфта в расчете на лохов и на тех, кто никогда никаких документов не видел. Есть документы об эвакуации отделений Вяземлага в 1941 году - куда поляки-то делись, почему они не у Андерса или у Берлинга? А все просто - их в отделениях Вяземлага и не было никогда.

Если помягче - некоторое количество поляков могло быть где-то в окрестностях Смоленска и в 1941 году, существовал ведь и Козельск-2, были и другие места, откуда узников могли куда-нибудь перевозить, на работы ли, на переформирование ли лагерей разных, все-таки ведь Андерс потом, да и еще попозже Берлинг некоторое количество военнослужащих набрали. Но дайте хоть одну фамилию поляка из Козельского лагеря, "разгруженного" весной 1940 года, который был в каком-нибудь лагере под Смоленском в 1941 году. Хоть одну. И где конкретно этот поляк был больше года - до лета-осени 1941? Разве что лежал уже в катынской могиле.

Отредактировано Dassie (07-03-2008 13:04:08)

Thumbs up Thumbs down

30

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Дмитрий Егоров пишет:
Sergey Strygin пишет:

А теперь вопрос залу: какой такой "спецконтингент" спецзаключенных мог содержаться в Смоленском, Купринском и Краснинском АБР в 1940-41 г.г. ??!  Особенно с учетом того факта, что Вяземлаг в "табели о рангах" ГУЛАГа НКВД считался "мягким" лагерем - для бытовиков, "указников", малолеток и пр. ?

Экзотическая версия - японцы, взятые в плен на Халхин-Голе.

См.:http://forum.memo.ru/index.php?t=tree&th=221&S=138731fdbc30227e8c16e05b6d238800 ·

"...В книге «Органы и войска МВД России» (Москва. – 1996) говорится, что по требованию командования на оборонные работы широко привлекались заключенные, следовавшие пешим порядком в глубь страны. Для этих нужд ГУЛАГ передал 200 тысяч человек.
Так, в августе-сентябре 1941 года 20-е управление строительства НКВД, оставшееся в распоряжении Северо-Западного фронта, развернуло строительство тыловых рубежей на валдайском направлении. Создавались ложные объекты: аэродромы, артпозиции, скопления танков. В Парфино (райцентре Новгородчины) и в Вышнем Волочке (Калининская, ныне Тверская область) для этих объектов изготовили несколько сот макетов самолетов, артиллерийских орудий, танков (см. сборник «На Северо-Западном фронте»). Но это всего лишь частный пример.
Вторжение войск вермахта на территорию СССР оказалось внезапным для кадровой  армии  СССР. В июне, сентябре и октябре 1941 года прорывы стратегической обороны трижды ставили страну на грань катастрофы. И каждый раз важную роль в восстановлении фронта сыграли рубежи, создававшиеся на главных направлениях продвижения войск противника.
Не надо закрывать глаза на то, что Наркомат обороны был беспомощным без организаций НКВД. Последним поручалось возведение государственных, тыловых оборонительных полос — «оборонительных рубежей», имевших особое стратегическое значение. НКВД отвечало за производство работ и обеспечение строительства. Для этих целей 22 августа 1941 года на базе Главгидростроя НКВД было организовано Главное управление оборонительных работ (ГУОБР) НКВД, начальник - комиссар госбезопасности 3-го ранга К. А. Павлов.
ГУОБР насчитывал пять управлений оборонительных работ (УОБР), в том числе  2 -е (Северо-Западное) и 3-е (Западное). Северо-Западному, к примеру, поручалось строительство рубежей от Ладоги до Осташкова (Калининская область), а Западному - от Осташкова до Брянска. Кто работал в УОБРах?
Начальник 5-го УОБРа бригинженер А. Н. Комаровский в докладной записке в ГКО отмечал: «С 7 сентября для строительного управления Южфронта стали поступать мобилизованные по постановлению ГКО от 22 августа 1941 г. Однако вместо организованных воинских подразделений на место прибыла неорганизованная рабочая сила, совершенно не обмундированная, одетая в рубища и без обуви. Люди старших возрастов, а также политически неблагонадежные (уголовники, немцы-колонисты). У нас нет ресурсов…»
Выполнение постановления о мобилизации 300 тысяч военнообязанных совпало с директивой Сталина об изъятии из Красной  армии  всех немцев. В 1941 году чекистам передали свыше 107 тысяч немцев. Некоторые из них оказались в управлениях ГУОБРа. В сентябре в составе фронтовых организаций ГУОБРа насчитывалось 30 тысяч заключенных лагерей-строек НКВД, что составляло около 3% от общего числа трудармейцев. Высоким был процент мобилизованных строителей, эвакуированных из западных областей Украины, Белоруссии, Молдавии. Среди них находилась также и поляки, депортированные в СССР.
7 сентября танки Гудериана вышли к Конотопу. В окружении вместе с войсками Юго-Западного и Южного фронтов оказался вместе с запасами и оборудованием личный состав шести полевых строительств — свыше 100 тысяч человек. На Брянском фронте в окружение попали 45 тысяч строителей. Создатели рубежей обороны Киева разделили судьбу его защитников. Тысячи трудармейцев, воинов-строителей оказались в плену, погибли в концлагерях и тюрьмах.
В сентябре — начале октября 1941 года на переднем крае работали практически все полевые строительства ГУОБРа. Люди трудились под разрывами бомб и снарядов, под пулеметными очередями. Из 25 тысяч человек постоянного состава 6-го и 7-го полевых строительств из Вяземского котла на новые рубежи перешла лишь тысяча. Около 13 тысяч человек 8-го полевого строительства Западного управления оказались в окружении в районе Кирова. Всего из 100 тысяч строителей Западного управления на новые рубежи перешли только 42 тысячи. Если в середине сентября полевые строительства ГУОБРа имели 1, 2  млн. человек, то к 10 октября их осталось 700 тысяч. Полмиллиона были убиты, ранены, попали в плен или пропали без вести. По численности это не менее пяти  армий .
С 11 октября 1941 года УОБРы начали перебазировку в Вологду, Ярославль и т.д. А через два дня на базе ГУОБРа и Управления оборонительного строительства наркомата обороны был создан единый центральный орган руководства оборонительным строительством - Главное управление оборонительного строительства (ГУОС) при НКО. ГУОСу подчинялись фронтовые и армейские военно-полевые строительства, а также 10 фронтовых управлений оборонительных работ НКВД; ему же поручалась организация саперных  армий  общей численностью 300 тысяч человек. 4-ю саперную  армию  возглавлял замнаркома НКВД С.Н. Круглов, позднее – министр МВД СССР...
Игорь МАНГАЗЕЕВ
19 сентября 2005 г."
***
В контексте топика следует особенно подчеркнуть:
"В сентябре — начале октября 1941 года на переднем крае работали практически все полевые строительства ГУОБРа. Люди трудились под разрывами бомб и снарядов, под пулеметными очередями. Из 25 тысяч человек постоянного состава 6-го и 7-го полевых строительств из Вяземского котла на новые рубежи перешла лишь тысяча".

Thumbs up Thumbs down

31

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Тогда остается ждать. Если у новой власти хватит ума снять гриф со ВСЕХ документов периода 1940-1941 гг. (а этого пока нет), появятся новые источники.

Roma locuta, causa finita

Thumbs up Thumbs down

32

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Dassie пишет:

Дмитрий Егоров, информация от Сергея Стрыгина о некой выделенности именно указанных трех отделений Вяземлага - полная туфта в расчете на лохов и на тех, кто никогда никаких документов не видел. Есть документы об эвакуации отделений Вяземлага в 1941 году - куда поляки-то делись, почему они не у Андерса или у Берлинга? А все просто - их в отделениях Вяземлага и не было никогда.

Да были они - и у Андерса, и у Берлинга.
Хоть бы на Катыньбукс зашел, да почитал::

http://www.katynbooks.narod.ru/vizh/1991-04_02.html

«Я ЗНАЛ ПОЛЯКОВ,
ЯКОБЫ РАССТРЕЛЯННЫХ В КАТЫНИ»

Из многочисленной почты, поступившей в адрес редакции
по поводу статьи «Бабий Яр под Катынью?»,
нас заинтересовало письмо В. П. ТАРТАКОВСКОГО, в котором он
благодарит редакцию за стремление восстановить истину
(более 95 проц. писем, полученных нами, аналогичны).
Вспоминая годы своей службы, автор приводит ряд интересных фактов,
позволяющих расширить поиск документов по Катынской трагедии.
Редактор журнала подполковник А. С. СУХИНИН
встретился с ветераном и попросил его подробнее ответить
на затронутые в письме вопросы.

Борис Павлович, расскажите, пожалуйста,
когда впервые Вы столкнулись с Катынским
делом.

С 1944 года я служил в польском корпусе, который формировался в Житомире. Как-то над нашим расположением пролетел немецкий самолет и разбросал листовки, в которых сообщалось, что русские расстреляли в Катыни тысячи польских пленных. Я в то время был строевым офицером и историей не очень интересовался, но все же этот факт меня заинтересовал.
Второй раз о Катынской трагедии я услышал уже на территории Польши. Нашей части пришлось освобождать Люблин и Майданек. В Люблине к нам пришло пополнение, состоявшее из польских граждан. Среди прибывших были два сержанта — польские евреи. Один из них — Векслер, фамилии второго, к сожалению, не помню. Из беседы с ними узнал, что они находились в 1940—1941 гг. а советском лагере для военнопленных, расположенном в Козьих Горах, в так называемом Катынском лагере. Сержанты рассказали: когда немцы подходили к Смоленску, начальник лагеря приказал эвакуировать всех военнопленных. Железной дорогой этого сделать не смогли, то ли вагонов не хватало, то ли по какой другой причине. Тогда начальник лагеря приказал идти пешком, но поляки отказались. Среди военнопленных начался бунт. Правда, не совсем бунт, но поляки оказали охране сопротивление. Немцы уже подходили к лагерю, были слышны автоматные очереди. И в этот момент охрана лагеря и еще несколько человек, в основном польские коммунисты, сочувствующие им и еще те люди, которые считали, что от немцев им ничего хорошего ждать не приходится, в том числе и эти сержанты, ушли из лагеря.


Значит, часть польских военнопленных
вместе с охраной лагеря
оказались в нашем тылу?

Да, совершенно верно, по их рассказу, военнопленные ушли от немцев вместе с охраной лагеря. Будучи мобилизованными в армию Андерса, они прослужили в ней до момента вывода последней с территории СССР. Уходить в Иран с Андерсом они отказались, тогда многие поляки на ушли, причем добровольно. Не ушли и многие старшие офицеры, в том числе генерал Берлинг.
По второй мобилизации Векслер с товарищем были направлены вначале в первую польскую дивизию, а затем переведены в нашу часть, где прослужили до конца войны, Впоследствии оба уехали в Израиль.

Не могли бы Вы вспомнить адрес,
где проживала пани Зелинская?

Почтового адреса я не помню. Но если бы поехать в Люблин, то ее дом я сразу бы нашел. Постараюсь объяснить. Дом пани Зелинской находился недалеко от центральной площади, через которую проходила дорога на Варшаву. Второй или третий дом от центра, если идти по этой улице в сторону Варшавы, по-моему, она называлась Варшавская.

Хотелось бы рассказать вот еще о чем. Я в 1944 году служил в первом самоходовом [1] полку в должности командира взвода. Полк дислоцировался в Люблине. В это же время там находилось и правительство Польши (примерно до января 1945 года). Кажется, в октябре 1944-го представители польского правительства во главе с Осубко Моравским, тогдашним премьером, поехали в Катынь.
... Во время пребывания в Катыни я подходил к рвам-могилам, видел, как эксгумировали трупы. Как потом мне стало известно, в карманах некоторых трупов (форма на них сохранилась) находили письма, написанные в октябре и ноябре 1941 года, т. е. тогда, когда в Смоленске хозяйничали немцы. Эти письма я видел и держал их в руках. Так что я полностью уверен, что Катынь — это их рук дело.
Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать о Катынских событиях, о которых узнал в период службы в Люблине.
Затем меня перевели в другую часть, которая участвовала в освобождении Варшавы. После освобождения польской столицы нашу часть разместили в Гродецк-Мазовецком, что приблизительно в 15 км от Варшавы. Мы были расквартированы на химическом заводе. В этот период я занимал должность помощника, а затем коменданта города. Кроме поляков в этом городе дислоцировались и советские части, поэтому был и советский комендант, с которым мы часто и успешно взаимодействовали.
В доме, где я жил, проживала польская женщина. Она плохо относилась к русским, говорила, что ее муж был польским офицером и его уничтожили русские. У нее сложилось такое мнение, как я понял, в результате деятельности АК [2]. Людьми из АК на домах делались надписи; «Красная Армия — вруг [3]» и ей подобные. Будучи комендантом, я ближе познакомился с некоторыми деятелями из этой организации и понял, что это очень сомнительные люди.
Они собирали списки всех погибших, ходили по домам, в частности приходили и к этой женщине. Их интересовали анкетные данные людей, служивших перед войной в польской армии. Затем они составляли списки и говорили, что эти люди якобы погибли в Катыни. В эти списки вносили всех — и пропавших без вести, и погибших на территории Польши, и т. д. Издавались эти списки типографским способом и расклеивались на улицах города. В одном из этих списков оказалась и фамилия мужа этой женщины. И вдруг, война еще, по-моему, не закончилась, к этой женщине является муж, цел и невредим.

Борис Павлович, Вы с ним лично
разговаривали? Он подтвердил,
что находился в Катынском лагере?

Когда он пришел домой, то собрались все родственники и соседи. Ведь все знали, что он погиб, и вдруг человек вернулся. Пришедшие расспрашивали о сыновьях, мужьях, родственниках, встречал ли он их, и т. д. Он рассказал, что прибыл из Карпат, где партизанил. К партизанам попал после побега из Катынского лагеря. А бежал он из лагеря в момент захвата его немцами. Видите, история практически повторяется, как и с теми поляками, что служили у меня в Люблине.

А еще Вы встречали людей, которые
находились в Катынском лагере?

Да, встречал. Но это было уже после войны. Я в то время был зам. начальника танкоремонтной базы. У меня в подчинении были два сержанта-водителя. Хорошие люди. В Польше в это время начался период амнистий. Причем порядок амнистирования был упрощен до предела.
Например, вот как проходила одна из амнистий. Человек, претендующий на амнистию, писал рапорт по команде, к рапорту прикладывал автобиографию. Рядовые и сержанты амнистировались по решению командира части, получали справку об амнистии на руки и продолжали служить в этой части. Бывшие офицеры направлялись в отдел кадров вышестоящего штаба, им восстанавливали звание и направляли к новому месту службы.
Как-то вечером сижу в своем кабинете, раздается стук. Приглашаю войти. Входят два польских офицера, два бравых капитана в форме старого образца. Я посмотрел — бог мой! — так это же мои сержанты-водители. Я пригласил их присесть, каждому дал бумагу и предложил написать автобиографию.
Знакомясь с документами, узнал, что оба служили в старой польской армии, долго скрывали свое офицерское прошлое. Один из них находился в Катынском лагере. Правда, называл он его несколько по-другому: Козельский лагерь, который находился под Смоленском. Так же как и другие свидетели, он писал, что из лагеря бежал в период захвата его немцами.

Впрочем. у ктыноведов всегда так...

Thumbs up Thumbs down

33

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Dassie: "...с потолка дописываете Ветошникова в начальники одного из отделений Вяземлага, а сами отделения столь же с потолка отождествляете с лагерями ОН, не имея ни одной бумажки и ни одного свидетельства о нахождении в этих лагерях поляков. Тем более, поляков из Козельского лагеря".
Dassie: "...информация от Сергея Стрыгина о некой выделенности именно указанных трех отделений Вяземлага - полная туфта в расчете на лохов и на тех, кто никогда никаких документов не видел".

Интересный, однако, у Вас научный метод !

Сначала Вы встаете в горделивую позу и, брезгливо морщась, заявляете, что материалы комиссии Бурденко - сплошная фальшивка, липа и подтасовка. Дескать, интеллигентному человеку доверять в них нельзя ни единой строчке и по этой причине ссылаться в научной дискуссии на материалы комиссии -  "жульничество" и "туфта, рассчитанная на лохов".
После этого с совершенно невозмутимым видом публикуете у себя в интернет-блоге найденное в фонде комиссии Бурденко "Письмо из фирмы Геншов", направо и налево пиарите в Интернете этот документ, да еще и ревниво требуете при перепубликации указывать ссылку на Ваш блог - http://community.livejournal.com/ru_katyn/10621.html !

Вынужден вкратце изложить историю выявления и идентификации трех «лагерей ОН» в системе Вяземлага. Примерно до 2001 г. в этом вопросе была полная неясность. Из-за того, что все известные к тому времени документы и свидетели упорно утверждали о лагерях «военнопленных поляков» к западу от Смоленска, исследователи Катынского дела (и я в том числе) наивно пытались обнаружить какие-то засекреченные лагеря в системе Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. Однако все подобные попытки неизменно кончались неудачей – никаких лагерей для военнопленных к западу от Смоленска не обнаруживалось. Более того, было вообще непонятно, чем пленные польские офицеры могли заниматься в том районе!  Всерьез пришлось проработать даже версию, выдвинутую Андреем Паршевым – о том, что три «лагеря ОН» являлись учебными военными лагерями, входили в систему Наркомата обороны СССР и лишь внешне, в целях конспирации, легендировались в качестве трудовых лагерей для военнопленных.

Ситуация коренным образом изменилась после публикации 5 июня 2001 г. в газете «Дуэль» письма полковника в отставке И.И.Кривого, в котором он написал, что военнопленные поляки, которых он видел в 1940-41 г.г. к западу от Смоленска, работали на ремонте Витебского шоссе и на строительных работах в Смоленске, а также вскользь упомянул строящееся шоссе Москва-Минск. В телефонном разговоре с ним выяснилось, что именно в 1939-41 гг. автомагистраль Москва-Минск активно строилась, а работы на этой автомагистрали, скорее всего, и являлись главным занятием для пленных поляков.

Дальнейшее было делом техники. Быстро выяснилось, что автомагистраль Москва-Минск строил Вяземлаг (честно говоря, до того момента я даже не знал о существовании этого лагеря). В Ленинской библиотеке удалось найти частично сохранившуюся подшивку многотиражки Вяземлага «За автомагистраль» за 1940-41 г.г.  Её пришлось тщательнейшим образом внимательно проштудировать «от корки до корки», но полученный результат того стоил – по косвенным данным удалось выяснить структуру лагеря. Именно там впервые всплыли фамилия начальника Вяземлага – Г.А.Саркисьянца и названия трех странных лагерных отделений – Смоленского, Купринского и Краснинского АБР, заметно выделявшихся особенностями учета своей производственной деятельности и отличавшихся от остальных девяти лагерных отделений Вяземлага дополнительной засекреченностью сведений о контингенте заключенных.
После этого пришлось пролопатить фонды ГУЖДС и ГУАС в ГАРФе. Там нашлась справка о дислокации трех этих странных АБР в строительном сезоне 1940 г. Для Купринского и Краснинского АБР дислокация в 1940 г. (дер. Тишино и ст. Красное) полностью совпала с координатами двух «лагерей ОН» из совершенно секретной «Справки о результатах предварительного расследования Катынского дела» («Лагерь № 1-ОН находился на 408-м км от Москвы и на 23-м км от Смоленска, на магистрали Москва — Минск» и «Лагерь № 3-ОН находился в 45 км на запад от Смоленска в Красненском районе Смоленской области»). Для Смоленского АБР таким местом дислокации на 1940 г. была указана дер. Печерск, однако сопоставление с материалами из других источников и со свидетельскими показаниями позволило однозначно идентифицировать Смоленский АБР в качестве «лагеря №2-ОН» (он же Катынский лагерь).
Кстати, кидаю Вам кость на съедение – до сих пор не ясно почему у Смоленского АБР не совпадали место дислокации штаба АБР (дер. Печерск) и место дислокации основной жилой зоны лагеря заключенных (район между пос. Катынь и дер. Вонлярово) !

Кстати, еще одна характерная деталь – в ГАРФе на несекретном хранении находятся подробнейшие многостраничные отчеты о деталях эвакуации в июне-июле 1941 г. всех девяти обычных АБР Вяземлага, составленные начальниками этих АБР. Из несекретного хранения изъяты только отчеты об эвакуации Смоленского, Купринского и Краснинского АБР.
Не догадываетесь по какой причине?

А насчет "бумажек" о пребывании в Вяземлаге польских офицеров из Козельского и Старобельсткого лагерей не волнуйтесь - рано или поздно они найдутся, причем в достаточном количестве! Точно также, как и "бумажки" о пребывании в Маткожлаге полицейских из Осташковского лагеря !

Thumbs up Thumbs down

34

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Сергею Стрыгину.

Г-н Стрыгин, если провести сравнение Ваших изысканий Вяземлага, письма Кривого и интервью Лукина можно ли говорить о совпадении деталей? Вписывается ли то, что рассказал Лукин Абаринову в те материалы, которые Вам удалось обнаружить?

"God is a concept By which we measure Our pain" 
                                                     John Lennon

Thumbs up Thumbs down

35

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Кое-что не вписывается - некая "экстерриториальность" Катынского лагеря ("лагерь 2-ОН"). Пунктом дислокации штаба Смоленского АБР официально была деревня Печерск. Во всех других случаях место дислокации штаба АБР и жилой зоны лагеря заключенных совпадало. Почему-то для Смоленского АБР было сделано исключение.
Но делать какие-либо выводы пока слишком рано - в научный оборот введено ничтожное количество информации о Вяземлаге и, в особености, о существовавших в его составе в 1940-41 г.г. трех "лагерях особого назначения".
Надо ехать в Пензу и всерьез работать с архивными фондами Вяземлага в Информационном центре УВД по Пензенской области. Это работа не на один день.
Кстати, надо торопиться - уже не первый год ведутся разговоры о передаче архивного фонда Вяземлага из Пензенского УВД в архив Пензенского Управления исполнения наказаний (это связано с общероссийской реформой пеницитарной системы, согласно которой исправительно-трудовые лагеря и колонии переданы из ведения МВД в ведение Минюста).

Thumbs up Thumbs down

36

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Sergey Strygin пишет:

Надо ехать в Пензу и всерьез работать с архивными фондами Вяземлага в Информационном центре УВД по Пензенской области. Это работа не на один день.

Еще раз. Эта проблема  проработана и является только вопросом времени, не более того.

Thumbs up Thumbs down

37

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Nenez, свяжитесь со мной по электронной почте (адрес слева).

Thumbs up Thumbs down

38

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Sergey Strygin пишет:

Nenez, свяжитесь со мной по электронной почте (адрес слева).

Отправил письмо.

Thumbs up Thumbs down

39

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Дмитрий Егоров пишет:

Но раз так, значит "антикатыноведам" надо взять, да самим и поехать. Кстати, была какая-то ссылка на документ из 35-го фонта ЦАМО (фонд ГУ ВВС). Сейчас гриф "Секретно" снят со всех документов 41-го года. Значит, надо его получить, изучить, сделать копию и ввести в оборот. А кидаться табуретками... надоело ребята, честное слово. Вода камень точит. Я не Пушкин какой-нибудь, но хоть одну в жизни книжку написал. Пишите и вы.

В сентябре 2007г. по своей теме был в ЦАМО и в числе прочих секретных еще на тот момент дел заказал и упомянутое дело из фонда 35 разведотдела ГУ ВВС. Если другие запрошенные дела в течение 5 дней по моей заявке были рассекречены и получены, то дело с допросом немца-свидетеля по Катыни мне выдать отказались с разъяснением, что на это нужно разрешение Генштаба ВС РФ.
Сокрытие обстоятельств Катынского дела официальными структурами РФ в пользу версии Геббельса очевидно.

Thumbs up Thumbs down

40

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Nenez84 пишет:
Sergey Strygin пишет:

Надо ехать в Пензу и всерьез работать с архивными фондами Вяземлага в Информационном центре УВД по Пензенской области. Это работа не на один день.

Еще раз. Эта проблема  проработана и является только вопросом времени, не более того.

Очень хорошо. Может, местному народу (нам то есть) имеет смысл скинуться и помочь добровольцам в поездке в Пензу?

Thumbs up Thumbs down

41

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Геннадий пишет:
Nenez84 пишет:
Sergey Strygin пишет:

Надо ехать в Пензу и всерьез работать с архивными фондами Вяземлага в Информационном центре УВД по Пензенской области. Это работа не на один день.

Еще раз. Эта проблема  проработана и является только вопросом времени, не более того.

Очень хорошо. Может, местному народу (нам то есть) имеет смысл скинуться и помочь добровольцам в поездке в Пензу?

# Я готов поучаствовать.

Thumbs up Thumbs down

42

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Dmitri пишет:

Я готов поучаствовать

Безусловно готов участвовать. Предварительно разговаривал С Рус-Лохом, но у него ограничения по времени. Раньше конца июня нет возможности.


Rus-Loh пишет:

А в Пензу летом съезжу

Thumbs up Thumbs down

43

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Сергей Стрыгин, вам просто нечего возразить на уличение вас в элементарном жульничестве,
поэтому вы вслед за здешними мухинцами (которые, в отличие от вас, вообще без понятия в теме)
переходите на лексику типа "встаете в горделивую позу и, брезгливо морщась, заявляете",
"направо и налево пиарите в Интернете этот документ, да еще и ревниво требуете".

Я нигде ничего не требую, просто жульничать не надо, Сергей.

Thumbs up Thumbs down

44

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Dassie пишет:

Сергей Стрыгин, вам просто нечего возразить на уличение вас в элементарном жульничестве...
Я нигде ничего не требую, просто жульничать не надо, Сергей.

Забавно это слышать от того, кто "ввел в научный оборот" заведомую фальшифку - "рапорт Тартакова" smile

Thumbs up Thumbs down

45

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Дмитрий Егоров пишет:

Ожидается в мае. Эксмо. Рабочее название такое. ПО СЛЕДАМ ПРОИГРАННОГО СРАЖЕНИЯ. Документальная повесть-хроника о гибели в окружении  в июне-июле 1941 года  3-й и 10-й армий Западного Особого  военного округа РККА и о событиях, так или иначе на это повлиявших и в той или иной степени с этим связанных.

Как дела с книгой? Вышла уже?

Thumbs up Thumbs down

46

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Nekto пишет:

Лебедева полемизирует со Шведом:

Н.С.Лебедева: "Специальная комиссия" и ее председатель Бурденко
http://community.livejournal.com/ru_katyn/16597.html

Версия, что польские военнопленный были заняты на строительных работах западнее Смоленска, появилась на свет еще 15 апреля 1943 г. в сообщении Совинформбюро, которое редактировал сам Сталин[28]. Лагеря же специального назначения впервые упоминаются лишь в "Справке" Меркулова и Круглова. В ней утверждалось:

"В районе западнее Смоленска до начала военных действий с Германией находились три лагеря особого назначения, именовавшиеся лагерь № 1-ОН, лагерь № 2-ОН и лагерь № 3-ОН, в которых содержались поляки, использовавшиеся на строительстве и ремонте шоссейных дорог вплоть до начала военных действий с немцами. Лагерь № 1-ОН находился на 408-м км от Москвы и на 23 км от Смоленска на магистрали Москва-Минск. Лагерь № 2-ОН находился в 25 км на запад от Смоленска по шоссе Смоленск-Витебск. Лагерь № 3-ОН находился в 45 км на запад от Смоленска в Красненском районе Смоленской области"[29].

комментарий 29:

[29] ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 6. Л. 4-5. В. Швед полагает, что этими лагерями якобы являются 9, 10 и 11 отделения Вяземлага, задействованного на строительстве новой автомагистрали Москва-Минск. Однако он вынужден признать, что они фигурировали не как лагеря для военнопленных, а в качестве "АБР" (асфальтно-бетонный район). Ни одного документа, свидетельствовавшего о переводе военнопленных польских офицеров в эти АБР нет, хотя отправка польских военнопленных в мае-июне 1940 г. из лагерей Наркомчермета в Северный железнодорожный лагерь ГУЛАГа, их содержания в нем и эвакуация отражены в многих сотнях документов Управления по делам военнопленных и Главного управления конвойных войск. (См. подробнее: Лебедева Н.С. Поляки в Северном железнодорожном лагере (1940-1941). // Каторга и ссылка на Севере России. Т. 1. Польская ссылка. Сборник статей. Санкт-Петербург-Архангельск, 2004. С. 175-188). Швед объясняет засекреченность материалов этих трех АБР тем, что польские военнопленные там содержались на правах заключенных в нарушение всех международных соглашений. (Швед А. Тайна Катыни. М., 2007. С. 89-91). Но разве расстрел военнопленных не противоречит этим соглашениям? Однако документы эти тем не менее рассекречены.

Последняя фраза просто изумляет.

Дас ист фантастиш!
Нет слов.

Thumbs up Thumbs down

47

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Геннадий пишет:
Дмитрий Егоров пишет:

Ожидается в мае. Эксмо. Рабочее название такое. ПО СЛЕДАМ ПРОИГРАННОГО СРАЖЕНИЯ. Документальная повесть-хроника о гибели в окружении  в июне-июле 1941 года  3-й и 10-й армий Западного Особого  военного округа РККА и о событиях, так или иначе на это повлиявших и в той или иной степени с этим связанных.

Как дела с книгой? Вышла уже?

Название будет "Разгром Западного фронта". Заканчивают печатать (может, и закончили уже).

Roma locuta, causa finita

Thumbs up Thumbs down

48

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Dassie пишет:

Сергей Стрыгин...
Сейчас я пишу статью о недавних российских публикациях на тему Катыни, инициированных, в основном, фильмом Анджея Вайды. Я ее вывешу на нашем сайте, когда сдам в редакцию. Статья - в целом, положительная в оценке российских публикаций. В ней упоминаю и ваш труд со Шведом (к слову, Шведа я считал и считаю просто "свадебным генералом", приписавшим себя к вашей деятельности, ничего кроме рассуждений партдемагога я у него не видел - но это сугубо личное мнение, кто-то из профессиональных историков ему, возможно, ответит, если сочтет его рассуждения хоть сколько-нибудь того заслуживающими). Упоминаю кратко, объем статьи не позволяет - тем более, статью-то пишу, в целом, в позитивном по отношению к точке зрения российской власти ключе.
Приводя вашу фамилию, я в сноске пишу, что считаю вас единственным из сторонников сталинской версии, кто разбирается в теме, при этом у вас есть недостаток - вы не знаете польского языка и, как следствие, практически без понятия в польских материалах, за исключением отрывочно переведенных. Указываю там также причину вашего интереса к катынской теме, и именно тут хочу вас еще раз спросить.

Однажды на ВИФе вы признались, что ваша главная цель - обелить Сталина (отмазать его от обвинений в ответственности за репрессии - называйте, как хотите),
и Катынь вам в этом больше всего мешает. Остаетесь ли вы при этой точке зрения - в смысле основной причины, которая двигает вами в катынских изысканиях?

Заранее спасибо за ответ.

Алексей Памятных ака Дасси.

Не помню, чтобы Стрыгин называл целью исследования Катыни обелить Сталина от ответственности за репрессии. Уверен, сегодня на 100% он хочет установить истину.
Поэтому сначала надо сказать пару слов кто тут исследователь. С. Стрыгин сам, за свой счет непрерывно ищет новые факты и свидетелей. К примеру, комиссия Бурденко заявила о существовании трех особых лагерей с польскими офицерами в районе Смоленска и дала их координаты. Так именно С. Стрыгин лично, работая с архивами, установил, что лагеря с особым режимом содержания там действительно в 1940-41 гг. существовали. Установил примерную численность лагерей. Нашел ряд свидетелей, видевших в 1941 г. там пленных поляков, работавших на строительстве шоссе. И все это за свой счет помимо основной работы.

А что в это время делала орава кормящихся на американские и польские деньги иудушек из «Мемориала»? Польский ИНП с гигантским бюджетом, оплачивающий Памятных, которых якобы якобы интересуют истинные обстоятельства Катынского дела? Пальцем не пошевелили, и только через Памятных пытаются какать на результаты исследования Стрыгина.

Что будет, если кто-то другой или сам Стрыгин установят со 100% вероятностью, что всех тех поляков расстреляли наши? Возможно, ему это будет неприятно. Но что значат какие-то новые огорчения Стрыгина по сравнению с тем, что он, мы  и вся Россия уже и так имеем?

А имеем мы следующее.
1. Расстрел поляков НКВД на сегодняшней день публично признан тремя президентами СССР и РФ, практически всем политическим истеблишментом РФ и всего мира, а также "серьезной наукой".
2. В Катыни и Медном стоят памятники в камне и бронзе, зафиксировавшие перед всем миром «вину» СССР в расстреле поляков и отмазывающие нацистов.
Бедная Россия!
3. Самого СССР уже давно нет, и от результатов расследования его судьба уже не изменится.
4. Сталин давно мертв, отношение к нему уже сложилось, и те кто его уважал или ненавидел, останутся при своем мнении вне зависимости от итогов расследования.
5. Самому Стрыгину за это на работе платить ни на копейку меньше или больше не станут.
Так что чуть больше или меньше огорчится Сергей Стрыгин – это ровно никакого значения не имеет, даже для него самого.

         Но что будет, если Стрыгин, Швед, Мухин или кто-то другой (неважно!) докажут, что поляков положили немцы? О-о-о, для многих это будет что-то!   
Поэтому переходим к интересам  лиц, участвующим в катынском деле на стороне партайгеноссе Геббельса.

         Если катынская афера лопнет, то потеряют хлеб с маслом тысячи людишек в Польше, кормящихся с этого дела. Но самое главное – политиканы Р. Посполитой потеряют мощнейшее орудие шантажа  в отношении РФ.

         В дерьме окажутся прошлые и нынешние президенты, первые и вторые лица самой РФ, которые каялись перед поляками, ставили позорящие Россию и обеляющие нацистов памятники и т.д. и т.п.

         В таком же положении окажутся и руководители многочисленных СМИ, историки, журналисты и пр., которые вбивали в массовое сознание вину русских за преступление нацистов.

Особая статья – это эфэсбэшники, чиновники госархивов и ГВП, которые фальсифицировали документы и дело. Этим разоблачение аферы означает доказательство их предательства и в прямом смысле грозит статьей.
        Поэтому не приходится удивляться, что указанная выше огромная свора целиком на стороне поляков и Геббельса, а состояние катынского дела в Рф такое, какое есть.

        Ну и закончу свой обзор мелкой сошкой А. Памятных-Дасси. Этот продался полякам  в отрытую и сейчас кормится за их счет. Классический иудушка! Но даже он ставит себя честным борцом против тоталитаризма и «серьезным исследователем» катынского дела!
        Так вот, этому нужно хотя бы оправдать свое предательство. А известно, что нет злобы сильнее, чем тупая злоба предателя к объекту своего предательства. Вот, к примеру, В. Суворов-Резун. Того завербовали тем, что при первой попытке вербовки агента его самого раскусили, поимели в зад, а потом этим шантажировали и перевербовали. И теперь этот «исследователь» будет до конца жизни будет убеждать себя и всех, что он не склизкий червяк, предавший СССР по тупости и трусости, а идейный борец с "людоедским режимом и сатанинской властью", которому другого выхода просто не оставалось.

         Не думаю, что А.Памятных поляки шантажировали подобным способом. Но оправдательные мотивы Резуна в отношении его полностью остаются. Но самое главное, если катынская афера сдохнет, то кто ему тогда станет платить? Кому Памятных тогда станет преподавать астрономию? Поэтому так и будет Памятных носиться с дебильными объяснениями того, как Берия в течение нескольких дней перепечатывал свое письмо 794Б.
         Тоже можно сказать и про Романова-Скептика. В свое время, в книге «Лунная афера США» Мухин высказал обоснованное предположение, что он озвучил (за денежку) переданный ему из СШа черновик книги с попыткой ответа НАСА на критику аферы, которую сами американцы напечатать не решились. После того, как Мухин «поимел» его в книге и Романов ничего связного в ответ сказать не смог, а только плакался, что Мухина использовал в книге  материалы его сайта, то предположение Мухина можно считать доказанным.

         Так что, гр-н Памятных, когда будете в своей статье пояснять мотивы поведения Сергея Стрыгина, не забудьте при этом упомянуть свои и своих коллег-геббельсовцев.

Thumbs up Thumbs down

49

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Дмитрий Егоров пишет:
Геннадий пишет:
Дмитрий Егоров пишет:

Ожидается в мае. Эксмо. Рабочее название такое. ПО СЛЕДАМ ПРОИГРАННОГО СРАЖЕНИЯ. Документальная повесть-хроника о гибели в окружении  в июне-июле 1941 года  3-й и 10-й армий Западного Особого  военного округа РККА и о событиях, так или иначе на это повлиявших и в той или иной степени с этим связанных.

Как дела с книгой? Вышла уже?

Название будет "Разгром Западного фронта". Заканчивают печатать (может, и закончили уже).

Буду среди первых покупателей.

Thumbs up Thumbs down

50

Re: Вопрос Сергею Стрыгину.

Геннадий пишет:

И теперь этот «исследователь» будет до конца жизни будет убеждать себя и всех, что он не склизкий червяк, предавший СССР по тупости и трусости, а идейный борец с "людоедским режимом и сатанинской властью", которому другого выхода просто не оставалось.

Помнится, генерал О.Калугин даже в Москву вернулся и в первых рядах демонстраций "за новую свободную Россию" вышивал, сучок, пока алконавту популярно не объяснили, что явный перебор  с откровенным предателем рядом торчать и лучше бы его посадить. Ессно, как О.Гордиевский - "идейный борец"...

Thumbs up Thumbs down