1

Тема: А.В.Цветков. "Военный коллаборационизм... Калининской области..."

Вышла из печати брошюра тверского историка Александра Владимировича Цветкова "Военный коллаборационизм и пропагандистская война на территории Калининской области в годы Великой Отечественной войны». Тверь: Твер. гос. ун-т. – 2011. – 60с.
Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент В.П.Суворов [Валерий Павлович Суворов], доцент А.В.Борисов.

В брошюре указано, в частности:
Стр. 4. «…на территории нашей области, согласно сохранившимся архивным сведениям, служило большое количество русскоязычных коллаборационистов из местного населения и из других областей. Служило также большое количество литовских, латышских, эстонских и польских коллаборационистов».
Стр. 5. «К написанию данной работы меня во многом подвигли статьи кандидата исторических наук Игоря Геннадьевича Ермолова, помещённые в газете «Вече Твери» от 7 и 22 мая 2009 г.»
Стр. 8. «…проживающий  в Твери Борис Михайлович Феоктистов. Только, по его словам, с немцами в оккупированном Калинине было еще [наряду с латышами] много поляков, одетых в немецкую форму. Между собой они говорили по-польски, а с немцами по-немецки. Русский язык они почти не понимали».
Стр. 15. [Конец1943 года.] «Согласно партизанским источникам, именно в это время в нашу область прибыло большое количество коллаборационистов из других местностей – поляки, латыши, литовцы и эстонцы».
Стр. 22. «Только 14 марта 1943 года из состава РОА на сторону партизан перешли 1000 человек из Волго-татарского легиона, сформированного в Варшаве. Это произошло в Городецком районе. Впрочем, здесь, возможно, допущена неточность, так как в РОА в 1943 году Волго-татарский легион не входил.»
Стр. 28. «На территории Калининской области действовало большое количество русских коллаборационистов, армянский добровольческий батальон, а также немецкие пособники из поляков и прибалтов»,
Стр. 29. «По свидетельству бывших партизан, и в частности, партизана Голубева, многие перебежчики из числа поляков, прибалтов и итальянцев возвращались обратно к немцам довольно часто, так как не могли вынести довольно тяжелых условий жизни у партизан».
Стр. 42. Заключение. «Попытки восхваления коллаборационистов и охаивание партизан особенно негативно отражаются и на воспитании современной российской молодежи, формируя в ней такие качество, как приспособленчество и антипатриотизм. Хотя и перегибы в другую сторону, когда всех коллаборациониоств огульно считают предателями, не анализируя причины их перехода к врагам и не рассматривая их деятельность, также являются, на мой взгляд, негативным явлением».

Thumbs up Thumbs down

2

Re: А.В.Цветков. "Военный коллаборационизм... Калининской области..."

КОЛЛАБОРАЦИНИЗМ И ПРОПАГАНДИСТСКАЯ БОРЬБА

В феврале 2012 года из печати вышло 2-е издание очерков профессионального тверского историка Александра Цветкова «Военный коллаборационизм и пропагандистская война на территории Калининской области в годы Великой Отечественной войны». Издание, опубликованное прошлой весной тиражом в 300 экз., теперь обновлено сведениями о женщинах-убийцах, об использовании детей в пропагандистской войне обеими сторонами, о том, что отряд Мартыновского в 1944 – 45 годах служил под началом Отто Скорцени и участвовал в штурме дворца регента Хорти, о разных хитроумных методах смертельной борьбы на взаимное уничтожение и др.

БЕЛОЕ ПЯТНО В ВОЕННОЙ ИСТОРИИ
По сей день отсутствует комплексное исследование о военных и полицейских коллаборационистских формированиях в Калининской области в ее довоенных границах. Лишь некоторые сведения, и то в небольшом объеме напечатаны в авторефератах диссертаций В.И.Ирлицына (Тверь, 1998) и И.Г.Ермолова (Тверь, 2005). В аннотации к книге, а рецензентами ее являются доценты Валерий Суворов и А.В.Борисов, отмечено, что «впервые на основе архивных данных опубликованы сведения о различных формированиях, набираемых немцами из граждан разных национальностей, и об их деятельности на оккупированной территории».
Взяться за тему историка подвигли статьи Игоря Ермолова, помещенные в «Вече Твери» 7 мая, 22 мая и 25 июня 2009 г.: «В своих статьях Ермолов обвинял калининских партизан в том, что те не вели реальных боевых действий против немцев и коллаборационистов, а вместо этого грабили мирных жителей, занимались пьянством и развратом. Говоря о лжепартизанах, которые под видом народных мстителей творили всевозможные преступления с целью дискредитировать партизан, Ермолов утверждает, что единственным таким отрядом был лжепартизанский отряд Мартыновского – Решетникова «Ваффен СС Ягдфербанд “Ост”». …(Однако этот отряд) никак не мог действовать одновременно в нескольких районах, компрометируя все партизанские бригады».
Исследовав тверские архивы, Цветков подсчитал, что в Калининской области немцам служило немало русскоязычных коллаборационистов – как из местного населения, так из других областей. Какие только отряды не действовали! Только в 43-м году счет дезертиров из этих формирований шел на тысячи человек.
Русские коллаборационисты набирались также из военнопленных - и добровольно, и по мобилизации. Были литовские, эстонские, польские коллаборационисты, кавказцы, даже голландские добровольцы. А на западе области, по непроверенным данным, небольшими группами действовали сателлиты гитлеровцев - итальянцы, венгры, румыны и финны. Вдобавок функционировали пропагандистские и политические формирования.
Обо всем этом знают лишь специалисты. Оттого и верят люди в преступления партизан – мнимые в абсолютном большинстве случаев, хотя в Калининской области действовал лишь один-единственный отряд лжепартизан - Александра Мартыновского.

ЛЖЕПАРТИЗАНЫ
Отряд Мартыновского не был исключением. В том же Себежском районе наряду с ним действовал еще один лжепартизанский отряд, только эпизодически. Источники ничего не сообщают о его численности и командирах.
В Идрицком районе в 1943 году действовала группа, выдававшая себя за передовой отряд Красной армии. Ее бойцы носили советскую форму и советские награды. Эта группа собирала сведения о настоящих партизанах.
В том же году в Партизанском крае (часть территорий Невельского, Пустошкинского, Идрицкого и Себежского районов) оперировали несколько лжепартизанских отрядов, и одновременно – диверсанты в изрядном количестве. И в других районах в ряды партизан под видом перебежчиков засылались диверсанты из числа советских коллаборационистов; этих агентов обучали в особой школе в Линцдорфе (Германия).
Далеко не все они были верны Рейху, но встречались и с мрачной репутацией. Печальную известность приобрели подчиненные фельджандармерии карательные отряды «ЕКА», по-русски: местные боевые отряды. В районе Великих Лук численность ЕКА в среднем составляла 150 человек. А в Подберезинском отряде ЕКА (ЕКА-5), особенно жестоком, было около 200 человек.
Комплектовались ЕКА в основном из бывших советских военнослужащих в лагерях или по месту своего прежнего жительства. ЕКА могли перебрасываться с места на место далеко и надолго. ЕКА Себежского района возглавлял некто Чидра, по другой версии – Радэ (судя по фамилии, венгр). Опочецким и Пустошкинским ЕКА командовали немцы.
Похоже, что партизаны ненавидели коллаборационистов больше, чем немцев. Так, в Себеже осенью 43-го идрицкие партизаны обстреляли даже больницу, где лечились полицейские.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ ПОСОБНИКОВ
В том же Себежском районе охранные функции выполнял немецко-эстонско-латышский отряд и действовал армянский добровольческий отряд. Сохранились сведения о крупном боестолкновении партизан с армянами-коллаборационистами 26 мая 1943 года. В мае 43-го к партизанам перешли более ста коллаборационистов, с оружием и без, в основном армяне и украинцы. Был случай, когда в бригаде Бобакова было зафиксировано сразу 9 пленных поляков.
А в Идрицком районе, название которого, к слову, запечатлено на Знамени Победы, зимой 1943/44 гг. действовали 382-й отдельный батальон, из которого к партизанам перебежали коллаборационисты Бабушкин и Трофимович, и 283-й русско-латгальский батальон.
В марте 1944 года в Красногородском районе базировалась изрядно потрепанная 2-я латышская бригада СС.
В Сережинском районе лжепартизан называли чернорубашечниками. Они часто выдавали себя за бойцов Красной армии и партизан. Эта группа из дезертиров РККА, контролировалась немецкой контрразведкой и имела на вооружении автоматическое оружие, что само по себе было редкостью. Упоминание о казаках на границе Братского партизанского края встречается в статье Клавдии Тяпиной («Вече Твери», 18 июня 2009 г.). Эти казаки выступали как лжепартизаны.

ПОЛИЦИЯ И РУССКИЕ НАЦИСТЫ
В Торопце полиция совместно с местной оккупационной администрацией провела учет горожан по национальному признаку, сведения о евреях заносили в отдельную графу. 20 сентября 1941 года полиция согнала всех евреев города в отдельный квартал.
В городе Калинине в полицию вступило 173 человека, не служивших ни в советской милиции, ни в царской полиции. В Калинине и Ржеве существовали должности квартальных старост, которые выполняли и полицейские функции. Местная полиция, подчинялась как правило, немецкой полевой полиции.
В.И.Ирлицын упоминает о создании в оккупированном Калинине политической организации «Российское национал-социалистическое движение» (РСНД), о которой «ранее нигде не писалось». По делу этой организации арестовали 13 человек. Военный трибунал троих приговорил к расстрелу.

РОА
На территории области оперировали и части РОА. 273-й полк РОА с 10 мая по июнь 43-го находился на реке Мозули. 443-й кавалерийский батальон РОА трехэскадронного состава действовал против партизан в Кудеверском и Новоржевском районах. Против партизан действовали 623-й из Терской [корректура – не Тверской!] казачьей бригады и 723-й батальоны РОА. Судя по всему, партизаны называли казаками всех конных коллаборационистов.
Кроме этих частей, в докладной записке подполковника Соколова, начальника опергруппы партизанского движения при Военном совете 3-й ударной армии, упоминается 198-й армянский полк, который с 10 мая по 11 июня 1943 года дислоцировался в районе Опочка – Мозули.
Все партизанские источники отмечают массовые переходы служащих РОА на сторону партизан, особенно с августа 1943 года, после Курской битвы.

ДЕВУШКИ-УБИЙЦЫ
По агентурным донесениям было установлено, что в Пскове гитлеровцы подготовили 150 девушек-убийц для устранения партизанских руководителей в Калининской области. Планировалось их использовать во время карательной экспедиции в Себежском, Опочецком и Красногородском районах зимой 1943 – 1944 годов. Одним из главарей этой экспедиции был власовский полковник Соколов, он же организовывал сбор подвод для карателей.
Случай этот не был исключительным. Еще 9 мая 1943 года партизанские отряды Леонова и Степанова в ходе боя в Себежском районе взяли в плен двух женщин-полицейских. Протоколы их допроса отсутствуют, и на этом основании Цветков высказывает предположение, что пособниц казнили.

НИЗКАЯ БОЕСПОСОБНОСТЬ
Результативность формирований коллаборационистов в целом была низкой. Их усилия, даже при мощной поддержке гитлеровцев, нигде в нашей области не привели к полной ликвидации советского подполья и партизанского движения. Немцы также отмечали ненадежность коллаборационистов, несмотря на то, что среди них были идейные борцы с советской властью и много белоэмигрантов.

БАНДИТЫ
Пособники оккупантов оставались в районах, освобожденных Красной армией. Их банды насчитывали от 10 до 50 человек. Наибольшее число таких банд действовало в прифронтовой полосе – Великолукском, Нелидовском, Плоскошском, Осташковском районах, но были и в тылах: Бежецком, Максатихинском, Нерльском, Лесном районах.
Борьбу с диверсантами и бандитами вели в Калининской области отдел борьбы с бандитизмом (ОББ), сотрудники милиции и госбезопасности, бойцы 6-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР, истребительные батальоны.

ПРОПАГАНДИСТСКАЯ БОРЬБА
Труд историка А.В.Цветкова характерен тем, что он не замалчивает негативные явления у советской стороны и позитивные моменты у коллаборационистов.
На оккупированной территории немецкая пропаганда была направлена в основном на борьбу с партизанами и подпольщиками, на обеспечение поддержки «нового порядка». Многие трудности списывались на наследие советской власти и на ее сторонников, оставшихся в немецком тылу. Например, пожары в Калинине, возникшие вследствие боев, приписывались главным образом отступающим большевикам и советским партизанам.
Гитлеровцы пытались заигрывать с местным населением. При занятии сел и деревень они угощали крестьян табаком, а детей – сахаром, конфетами и пряниками. Для лояльно настроенных крестьян устраивались «картинные» раздачи колхозного имущества. Немцы нередко апеллировали к завоеваниям Октябрьской революции 1917 года, но старались вытравить из памяти советское прошлое. Так, в Идрице улица 1 Мая была переименована в улицу 13 июля, это дата вступления немцев в райцентр. Велась и антисемитская пропаганда, но не активно.
Партизаны убеждали население уклоняться от отправки в Германию, переманивали специалистов – железнодорожников, в частности, и учителей.
Из партизанских источников следует, что 23 – 24 мая 1944 года в Себеж приезжал генерал Власов, чтобы агитировать население вступать в РОА, но достиг немногого, на его призыв откликнулось лишь 17 человек.
Советскую пропаганду сильно «смазывали» случаи грабежа партизанами мирного населения. По донесениям комиссара 5-й калининской бригады Кулеша, особенно «отличались» партизаны 1-й имени Суворова и 10-й бригад, а также белорусские бригады Захарова и Романова. Некоторые перебежчики из числа поляков, прибалтов и итальянцев возвращались обратно к немцам, так как не могли вынести тяжелых условий жизни.
Партизаны пытались наладить выпуск листовок, но часто отсутствовала бумага. Не хватало и опыта агитационной работы. Однако изменение ситуации на фронтах, подкрепленное письменной и устной пропагандой, давало хороший результат.

Thumbs up Thumbs down

3

Re: А.В.Цветков. "Военный коллаборационизм... Калининской области..."

Вчера (31 марта 2016 года) в Славянском зале и Нотно-музыкальном отделе Тверской областной универсальной научной библиотеке им. Горького прошла 7-я региональная краеведческая конференция «Тверское краеведение: прошлое, настоящее, будущее». Научный сотрудник мемориального комплекса «Медное» Евгения Евгеньевна Воронцова сделала доклад: «Репрессивная политика в отношении творческой интеллигенции. Тверские краеведы В.Д.Серов и С.М.Юренев (по материалам архивно-следственных дел». Доклад был очень слабеньким.

Во-первых, о Сергее Николаевиче Юреневе, работавшем в два месяца оккупации в Тверском краеведческом музее, пишут в прессе уже лет двадцать, если не 25. Его дело (ТЦДНИ: ф. 7849, д.27383с) исследовано детально, но трактовка Е.Е.Воронцовой вызвала вопросы у к.и.н С.А.Герасимовой и у пишущего эти строки. Е.Е.Воронцова сообщила, что Юренев, устраиваясь на работу в музей, получил согласие у бургомистра Ясинского.

А так как бургомистр Валерий Амвросиевич (Абросимович) Ясинский не был осуждён советским правосудием (из Калинина он перебрался в Гомель), то у меня возник вопрос:
- Можно ли Вас понять так, что бургомистр Валерий Абросимович Ясинский интересовался краеведением?
Ничего вразумительного не прозвучало в ответ:
- Он покинул Калинин.
Ясно, что покинул.
…Что касается Василия Дмитриевича Серова, бывшего эсера, участника «Общества изучения Тверского края», тот был осужден на пять лет ИТЛ, плюс три года поражения в правах (ТЦДНИ, ф. 7849, д. 18039с; по делу проходило шестеро). В.Д.Серов реабилитирован в 1957 году.
Доклад Е.Е.Воронцовой, на мой взгляд, не оправдал первой части своего названия: «Репрессивная политика в отношении творческой интеллигенции». Слишком большой замах.

Thumbs up Thumbs down