1

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

http://echo.msk.ru/programs/kazino/527980-echo/

Радиостанция "Эхо Москвы"

Гости: Никита Петров,
Андрей Сорокин,
Виктор Кондрашин
Ведущие: Ксения Ларина ,
Майя Пешкова
Передача: Книжное казино Воскресенье, 20.07.2008

История сталинизма

Версия для печатиА. ВЕНЕДИКТОВ: 12:12 в Москве. Ещё раз добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Пока вы отвечаете на вопрос «Книжного гороскопа», который мы ведём вместе с магазином «Москва», вопрос был, где провел свои последние 8 лет Иван Шестой Антонович. В общем, верно вы отвечаете. 970-45-45. Я перехожу к «Книжному казино». Сегодня мы представляем издательство «РОСПЭН», генеральный директор Андрей Сорокин. И мы сегодня представляем серию «История Сталинизма». У нас два автора этой серии, в том числе они пишут в эту серию. Никита Петров, историк, сотрудник международного "Мемориала".

Н. ПЕТРОВ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Виктор Кондрашин, доктор исторических наук, профессор.

В. КОНДРАШИН: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Прежде всего, я хотел к Андрею обратиться. Давай подробнее про эту серию. А я потом скажу, что мы ждём от этой серии. Мы на «ты», поэтому я не буду здесь перед вами фигурять. Андрей.

А. СОРОКИН: Серия новая, только началась. Первые книги этой серии вышли в начале декабря прошлого года, была большая пресс-конференция в ИТАР-ТАСС, к нынешнему дню выпущено 10 книг, к сентябрьской Международной ярмарке мы ожидаем из печати ещё десяток. Проект большой. Мы надеемся в течение двух ближайших лет выпустить библиотеку, состоящую из ста томов, принадлежащих перу российских авторов и надеюсь, что процентов 50, наверное, нам удастся выпустить переводных книг, что очень важно, поскольку историография сталинизма очень активно развивается в последнее десятилетние и в Европе и в США.

Мы считаем, что пора использовать результаты так называемой архивной революции, когда были опубликованы десятки тысяч архивных документов по истории советского периода. И представить российскому обществу результаты интерпретации этих новых фактов, новых документов. Вот такая задумка. Мы очень надеемся, что сыграем роль некоторой интеллектуальной провокации, некоторого детонатора общественного сознания. Я надеюсь, что будет, правда, не взрыв, а будет некоторая непублицистическое и, надеюсь, в известной степени критическое обсуждение темы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давай, по авторам. Виктор Кондрашин. Абсолютно научная тема. К политике не имеющая отношение. Книга «Голод 1932-1933 года, трагедия российской деревни». Вы понимаете, что это сдетонирует? Я как раз хотел сказать о том, что с учётом разговоров на Голодоморе на уровне ООН и СЕ… Виктор, Вы понимаете, что Ваша книга реально политическая?

В. КОНДРАШИН: К сожалению, это так. И это печально, потому, что это тот случай, когда в буквальном смысле в Украине происходит пляска на костях, когда трагедии используются в таких, чисто конъюнктурных политических целях. Причём, идёт самая настоящая спекуляция. Причём, что печально, то, что в этом участвуют учёные, историки. И конечно, я не могу никогда принять такую позицию, что согласно украинской версии, было как бы два голода, один настоящий Голодомор для Украины, и остальной – для всех других регионов бывшего СССР,

А. ВЕНЕДИКТОВ: Например. Они утверждают, что только на Украине, я читал какого-то историка, я его не знаю, но было написано, что историк. Только на Украине. Вы написали книгу «Трагедия российской деревни». Войска НКВД окружали села и не давали выйти. В других тоже был голод, но только на Украине окружали села войсками и не выпускали голодающих на заработки в деревню.

В. КОНДРАШИН: Эта директива от 22 января 1933 года о борьбе со стихийной миграцией. И она была применена к Украине и к Северному Кавказу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А! Она была к Кубани применена.

В. КОНДРАШИН: Да. Но ведь об этом украинские историки не хотят говорить, что 16 января 1933 года эта директива была распространена на Нижнее-Волжский край и эти все директивы применялись в отношении других регионов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть документ.

В. КОНДРАШИН: Конечно есть. Есть статистика.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я говорю как раз о том, что Вы выпускаете книгу абсолютно научную и она станет в центре полемики, общей полемики. Или, например, я скажу то, что я прочитал. «Сталинский питомец Николай Ежов». Вот Ежов в нашей нынешней историографии, он человек со знаком минус для всех, потому, что, с одной стороны, те, кто осуждает преступления Сталина, они говорят: «Вот кровавые подручные», а те, кто являются сталинистами, говорят: «Он обманывал, и потом Сталин его за это наказал. И Берии пришлось исправлять по приказу Сталина какие-то вещи».

А. СОРОКИН: Это вполне очевидно. Ежов является антигероем советской эпохи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он с одним знаком. Что тут интересного? Я понимаю история у Виктора! Он доказал, что директива была распространена. Все, ребята. Вот документа.

В. КОНДРАШИН: Дело в том, что о Ежове мы тоже публикуем много документов, документов, которые раньше нигде не публиковались.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, я прочитал, спасибо Андрею.

В. КОНДРАШИН: Возникает тут другой вопрос. Почему имя Ежова отделяется от имени Сталина? Хотя он впрямую выполнял все его директивы, и это, на самом деле, легко доказать с помощью документов. Но увы, таково политическое восприятие. Хочется отделить населению, все-таки пиетет перед вождем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Царя.

В. КОНДРАШИН: Кровавый диктатор – это кровавый диктатор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: По восприятию он царь горы. Сидел в Кремле, давал приказы, не давал приказы.

В. КОНДРАШИН: Есть некий верховный руководитель, имя которого, к сожалению, сейчас связан с Россией. Поэтому, когда мы говорим о политизированности исторических исследований, это беда нашей сегодняшней страны. Вместо того, чтобы перевести это всё в сферу вполне академичных споров о том, есть документы, нет документов, как это было, мы же до сих пор занимаемся, на самом деле, замалчиванием многих вещей только для того, чтобы нынешний имидж каким-то образом не страдал. Это неверно понятое соображение государственности.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел задать вопрос Андрею Сорокину. Будет конференция по истории сталинизма. А вы наших украинских коллег Виктора приглашаете? Будут ли они выступать по Голодомору, чтобы Виктор мог ответить, сказать, что есть директива от 1933 года. Ребята! У нас же документ, вы же историки, Бог с ними, с Ющенко, Медведевым и Путиным. Вот же документ. Будете приглашать, или для украинцев въезд будет закрыт?

А. СОРОКИН: Да, 5-7 декабря в Москве пройдет большая Международная научная конференция «История сталинизма», итоги и проблемы изучения, которую мы инициировали, в которой примет участие более сотни российских и зарубежных участников, самых известных историков. Последний раз, когда мы сделали с Виктором предложение об участии нашим украинским коллегам, в прошедший четверг на видео-мосте, который провел ИТАР-ТАСС, круглый стол. Сидели несколько человек в студии в Москве.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Именно историков?

А. СОРОКИН: Да. Несколько человек в студии в Киеве. Я сделал официальное предложение, во-первых, вместе с Виктором, принять участие в том сборнике архивных документов по голоду, который сейчас готовится Федеральным архивным агентством, и от участия в котором наши украинскими коллеги отказались. Мы предложили им принять участие, дать предложение в нашу серию «История сталинизма», и мы пригласили их принять участие в упомянутой конференции. Ответа прямо в студии не последовало, но возможно, он последует несколько позже. Будем на это надеяться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, мы, как партнеры по этой конференции издательства «РОСПЭН» и Госархива, повторяем тогда в прямом эфире «Эха», знаю, что нас слышат на Украине. Приглашаем коллег Виктора, прежде всего, приехать.

В. КОНДРАШИН: Вы знаете, Алексей, я формально являюсь ответственным редактором всей этой…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы автор книги «Трагедия российской деревни», Голодомор.

В. КОНДРАШИН: По сборнику документов по голоду. Мы сейчас делаем сборник. Я являюсь ответственным редактором. Мы постоянно приглашаем украинских коллег участвовать в этой работе. Казахстан, Белоруссия согласились и участвуют. Украинские коллеги не хотят. Мы не понимаем, в чем дело. Мы хотим опубликовать все документы, которые подтверждают их версию, самые яркие, чтобы их концепция была, как броня, как говорил профессор Преображенский, чтобы было всем понятно. И, к сожалению, они отказываются, хотя речь идет чисто о научном сотрудничестве.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Важно, чтобы эти люди приехали, ваши коллеги, на конференцию и имели возможность выступить с докладом и поучаствовать в обсуждении. Мне кажется, это важно. Я помню этот пример, когда поляки и литовцы, когда у них тоже возникла… Нет! Поляки и немцы. У них возникли тяжелые исторические обсуждения, было принято решение совместное и они туда перенесли, обсуждали, размахивая пачками документов, а не батальонами стрелков. Такая история была бы правильной.

Я просто хочу сказать, что вашу книгу я еще не прочитал, потому, что Сорокин мне ее не привез. Я уже ее хапнул. Вы думаете, мы ее разыгрывать будем? Фигушки. Не будем мы ее разыгрывать. Мне хочется вот что узнать. Насколько архивы сейчас, мы знаем, что архивы в 21-ом веке стали немножко прикрываться. Трудности возникли, по сравнению с тем, что было в предыдущее десятилетие. Насколько в этом вопросе с вами сотрудничают архивы? Может, историки скажут? Виктор, вы, Никита, вы.

Н. ПЕТРОВ: Архивы, на самом деле, сейчас закрывают даже те коллекции, которые были открыты до 1995 года. Это, на самом деле, типичные бюрократические проволочки, за которыми есть некая политическая воля. Нежелание. В условиях, когда монополизируется история и истина в истории, и пишется единый учебник для всех, конечно, лучше, чтобы была монополизирована и информация. В этом смысле, конечно, ситуация сейчас не лучшая. Стало гораздо сложнее. Но это не значит, что нет выхода из этой ситуации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю.

В. КОНДРАШИН: Я не могу сказать подобных вещей, потому, что…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вас сейчас должны любить и ласкать по этой теме. Так это хорошо. Спасибо, наши украинские коллеги.

В. КОНДРАШИН: Я хочу поблагодарить архивистов. Наши центральный, местный архивы очень активно участвуют в работе по подготовке к изданию трёхтомного сборника документов по голоду в СССР.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Замечательно! Это было бы замечательно.

В. КОНДРАШИН: Мы эту работу проводим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А когда будет издано?

В. КОНДРАШИН: Мы готовим первую часть.

А. СОРОКИН: Я надеюсь, что в следующем году мы это сделаем. Хотя бы первый том.

В. КОНДРАШИН: Да. Мы сделаем.

А. СОРОКИН: Если это произойдет, в следующем году мы его издадим, а если, в соответствии с обещаниями, к середине следующего года мы получим рукопись второго тома, то и второй мы издадим в 2009 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос сразу. Евгений спрашивает Вас, Андрей: «Не является ли ваша серия копией с немецкой «черной» серии о третьем Рейхе?» Я об этом не знаю, но, видимо, была какая-то серия.

А. СОРОКИН: Алексей, к стыду своему, я тоже про это ничего не знаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому не является.

А. СОРОКИН: Историей третьего Рейха интересовался мало, так активно, как наш с вами слушатель, поэтому претендую на оригинальность. Тем более, что установка публиковать не черные страницы истории, а дать объективную картину, широкий спектр интерпретаций, основанных на фактах. Черная она или красная…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну ничего себе! Это я про Виктора, которому власть не мешает. Голод, трагедия российской деревни. Это не черная страница. Конечно, черная. Мы про это вообще не знали, не понимали, потому, что если мы себе представляли процессы, особенно те, где прошла реабилитация в хрущёвские годы. Военные процессы. И в последние годы, когда комиссия занималась. Мы знали верхушку, как страдала. У многих людей, кстати, есть полное ощущение, что там вычистили, сколько офицеров… В докладе этого самого…

А. СОРОКИН: Он говорил о 40 тысячах, но там многих потом восстановили в армии. Репрессии были, но не такого масштаба.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подумаешь, для миллионной армии! Но когда вот это стало развиваться… Опять-таки, хочу сказать спасибо украинским коллегам хотя бы за то, что они вопрос подняли. А вот теперь, давайте, когда уже покричали, давайте заниматься делом историческим. И вот чем мне кажется эта серия, делаю рекламу, важна, тут важные книги, в основном, видимо вот такие, как Виктор «Трагедия российской деревни», но, в частности, есть такая книга «Повседневный сталинизм». Социальная история советской России в 30-е годы в городе. Или «Статистика и власть при Сталине». Бюрократическая анархия. Именно то, что касается повседневной истории, что, на самом деле, не было двух СССР, в одном были репрессии, а в другом люди жили хорошо. Все равно это проникало в нить, слово «хорошо», оно, можно сказать… Мне один офицер сказал, он офицер старый: «А что! В 30-е годы карьеру делали очень хорошо в армии, потому, что освобождались. Мы же были не виноваты. Донос я не писал». Сначала взяли комполка, комроты ушёл на комполка. Я с комвзвода поднялся на комроты, потом взяли его… Ну, наверное, враги были. На самом деле, были свои плюсы для карьеры.

Н. ПЕТРОВ: У нас же всё брежневское политбюро поднялось именно в этом социальном лифте. Брежнев, Суслов, кто сделал карьеру в 1937, 1938, 1939 годах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С комсомольских этих, со своих.

Н. ПЕТРОВ: Нет, они сразу же занимали посты, только что окончив ВУЗы.

А. СОРОКИН: Спасибо товарищу Сталину.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вас спрашивают, будут ли широко публиковаться материалы этой конференции? Доклады и т.д.

А. СОРОКИН: Обязательно. Это запланировано. Материалы будут опубликованы после окончания конференции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Я понимаю, что у нас скоро будут Новости. Но я хочу обратить внимание наших слушателей, а потом я расскажу, что мы собираемся вместе с издательством «РОСПЭН» и, видимо, с «Независимой газетой» собираемся делать на этой конференции. В книге, в этой серии будет опубликована книга Элен Каррер Д"Анкос, но это не новая книга, это просто вы ее впервые на русском издаете.

А. СОРОКИН: Мы ее не впервые на русском издаем. Мы ее впервые издали на русском языке несколько лет назад, она вышла только что, лежит перед вами, мы ее решили переиздать обязательно в этой серии, поскольку в рамках нашей работы есть очень важная составляющая. Я здесь помяну, извините за рекламу, фонд первого президента России Ельцина, который решил вложить в эту серию свои деньги с целевой установкой 1 тыс. экз. книг положить бесплатно в российские библиотеки. Поэтому в рамках этой серии кое-что из ранее изданного, мы переиздаем с целью поставить на полки российских библиотек. Но это всё книги последнего времени на открытых источниках.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Москве 12:30. Мы вернёмся в студию после Новостей.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вход абсолютно свободный. Я спросил вас, где прожил последние 8 лет жизни последний император. Вы ответили совершенно справедливо. Магазин «Москва» для вас формирует подарки. Первым был Андрей – 115, он получит 6 книг в соответствии с тем, что он заслужил. Михаил из Перми был вторым, телефон 647, Валентина – 729. И это всё.

А мы продолжаем «Книжное казино» Издательство «РОСПЭН» представляет серию «История сталинизма». Мы разыграем 10 книг. Я хочу объявить о нашем совместном проекте. Дело в том, что мы начнём по субботам в 20 часов, совместно с издательством эту серию перед конференцией. Начнем мы, видимо, с конца августа, или с сентября, и будем это вести год, потому, что тем много, книг много. Опираясь, прежде всего, на те самые книги, которые изданы. Приглашаю, в первую очередь, тех авторов, которые про это писали. Если у нас будет передача под названием «Николай Ежов», значит, мы ждём вас. Тема будет, конечно, про трагедию русской деревни и голод, мы ждем, Виктор, вас. Просто мы так будем это делать по субботам в 20 часов, это будет длинная серия, наш годовой проект.

Естественно, когда будет конференция, мы позовем тех, кто будет, или запишем, или позовем сюда в эфир. И мы будем разыгрывать эти книги в этих передачах с авторами. И сейчас я хочу разыграть 10 книг. Они у меня разнообразные. Я очень быстро пробегу по некоторым названиям. Например, «Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40-50 годов». Вчера закончил читать. Рекомендую. Дальше. «Красный террор. История сталинизма». Йорг Баберовски. Это переводная книга. А вот «Москва. Восточная Европа» это Татьяна Волокитина, Галина Мурашко и Альбина Носкова. Дальше. Арно Люстигер «Сталин и евреи», Шейла Фицпатрик «Повседневный сталинизм», о чем я уже вам рассказывал, «Бюрократическая анархия. Статистика и власть при Сталине» Ален Блюм, Мартина Меспуле, Виктор Кондрашин «Голод 1932-1933 годов», Никита Петров, Марк Янсен «Сталинский питомец» - Николай Ежов. А вот это я не знаю, что такое «Сталинские крестьяне»… Что это?

В. КОНДРАШИН: «Сталинские крестьяне. Социальная история советской деревни в 30-е годы» Шейла Фицпатрик.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и Элен Каррер Д"Анкос «Ленин». Елена Зубова «Прибалтика и Кремль». Я задам один вопрос. Смс – 970-45-45. Первые десять ответивших правильно, естественно, вопрос, какой вопрос мог придумать Андрей Сорокин? С подлянкой вопрос, естественно. Непростой, с загогулиной, как бы сказал Б.Н. Ельцин. Кто автор знаменитой российской формулы «Не доедим, но вывезем». Имеется, прежде всего, хлеб. 970-45-45. Не забывайте подписываться, естественно, работает смс, работает Интернет, работает и пейджер. Майя, пожалуйста.

М. ПЕШКОВА: Тут вопрос, который меня волнует. Какое место писатели найдут в этом стотомном издании? «Сталин и культура», «Сталин и литература». Сто книг!

А. СОРОКИН: Вопрос открытый, поскольку, на самом деле, открытый состав серии. У нас есть примерный лист, по которому мы работаем. Но тема культуры, на самом деле, может быть одна из наиболее сложных. Это традиция, наверное.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нормально. А голод в деревне простая тема?

А. СОРОКИН: Нет, Алексей, давайте отдавать себе отчёт, что есть определенные традиции в историографии, мы всегда на первое место ставим изучение политических процессов, экономических процессов, а культура всегда у нас на периферии внимания, органов, финансирующих эту культуру, но и общество в целом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Андрей, Вы сейчас лицемерите. Я читал Ваши же издания, посвящённые Сталину и культуре в разных историях. И каким образом это было использовано для абсолютно политических историй. Что стоит «Сталин и кинотеатр», сборник, где просто обсуждались от Чапаева, от неизвестного Чапаева, люди не знают, что о Чапаеве говорил Сталин, только там я нашел.

А. СОРОКИН: Есть новая серия, даже две, одна документальная, другая монографическая «Культура и власть от Сталина до Горбачева». Есть такое дело, стараемся в этом направлении работать. Надеюсь, книжки прямо по теме, которую Майя подняла, тоже будут. И есть планы, есть люди, которые могут это сделать.

М. ПЕШКОВА: Каким образом вы привлекаете авторов? Я спрашиваю неслучайно, потому, что большим резонансом пользовалась среди славистов книга Михаила Вайскопфа, профессора иерусалимского университета «Писатель Сталин». Найдет ли отражение в вашей серии?

А. СОРОКИН: Обязательно найдет. Мы хотим системно подойти к отображению этой темы, представить все значимые, общественно значимые сферы жизни, подвергнуть их исследованию и дать возможность читателям самостоятельно поработать с документами, с фактами, с интерпретациями, сделать самостоятельные выводы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да… У нас очень интересно, люди продолжают отвечать. От Берии и Троцкого до Кагановича. Но это все неправильно. Повторяю вопрос. [Повтор вопроса]. 970-45-45. И даже не Владимир Ильич Ленин. И даже не Троцкий. Ищите в другом месте это называется. 10 книг мы разыграем по этому поводу. Вы сказали, что сто будет книг. И к конференции выйдет приблизительно…

А. СОРОКИН: Приблизительно 30.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Только самое начало, Андрей.

А. СОРОКИН: Да. Мы первый год плотно работаем над этим проектом. Надеюсь, что следующие 50 увидят свет в 2009 году, ну и, Бог даст сил, будем двигаться дальше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот тут на мой вопрос есть некая реакция. Я хотел бы, Виктор, к Вам обратиться. Николай пишет: «Если Сталин вывозил зерно за границу, то не для того, чтобы набивать карманы себе и друзьям, как нынешние правители, а для того, чтобы развивать науку и промышленность в СССР». Есть такое оправдание, Виктор, который занимается российской деревней?

В. КОНДРАШИН: Формально можно согласиться. Действительно, от продажи зерна выручка шла не в карман Сталина и его ближайших подручных, эти деньги тратились на нужды индустриализации. Но, с другой стороны, какой ценой это делалось?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А какой ценой это делалось?

В. КОНДРАШИН: Это делалось страшной ценой, ценой разрушения сельского хозяйства, ценой гибели миллионов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорят, что не миллионов, говорят 30-40 тысяч.

Н. ПЕТРОВ: Семь миллионов.

В. КОНДРАШИН: Это как минимум.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это погибших или это и вывезенных?

В. КОНДРАШИН: Нет, это погибших, это просто те, кто умер.

Н. ПЕТРОВ: Это результат голода.

В. КОНДРАШИН: Это подрывало экономику, это подрывало те источники, которые могли в дальнейшем использоваться для развития экономики, поэтому, есть такой исследователь Хантер, он провёл интересную работу, смоделировал ситуацию, что бы было, если бы не было этой индустриализации. У нас экономические результаты были бы лучше, чем те, которые были. Поэтому с этой точки зрения овчинка не стоила выделки.

А. СОРОКИН: Можно короткую ремарку к тому, что Виктор говорит, о цене. У него в книжке есть цифры замечательные, экспорт хлеба в 1932-1933 годах дал 369 млн рублей в бюджет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Золотых рублей.

А. СОРОКИН: За эти же годы умерло 7 млн человек, поделите одну цифру на другу, получите 53 рубля стоимость одной человеческой жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что мы будем делать передачу про это. Жуткие цифры. Я хотел бы задать вам обоим, авторам, вопрос. Сейчас Андрей пока напряженно ждет результатов. Это же не первый раз, когда вы занимаетесь Вы деревней, а Вы НКВД и Ежовым? При подготовке книг этой серии. Что вас поразило? Вот, не ожидал. Известно, Ежов, кровавый палач, 1 м 51 см, Вы мне, Майя говорили, так?

М. ПЕШКОВА: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы измеряли, я понимаю. Что вас удивило или вас уже ничего не удивило, когда вы готовили книгу по Ежову? И Вам, Виктор. Вы же давно занимаетесь. Вот это всё понимаю, а это не понимаю.

Н. ПЕТРОВ: На самом деле, конечно же, удивление приходит не в момент подготовки книги. Подготовка книги есть уже некое оформление результата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, не придирайтесь.

Н. ПЕТРОВ: А предыдущие исследования поразили тем, сколь ничтожные порой и пустые личности возносятся к вершинам власти. И это, действительно, был своего рода факт поразительный. Потому, что ничем не примечательным был этот человек. Единственное, почему его выбрал Сталин, это за чудовищную исполнительность.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Таких же было сто! Тысяча!

Н. ПЕТРОВ: Но именно он был замечен, как человек, который даже имел способность некоторую понимать, куда подует ветер через пять минут. Есть некоторые особые системы выживания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это же талант.

Н. ПЕТРОВ: Талант.

М. ПЕШКОВА: Он был прорицатель?

Н. ПЕТРОВ: Он не прорицатель, сама эпоха подготовила такую плеяду личностей. Это уже то самое взращенное советской властью поколение. Потом пришло ему на смену другие, такие же беспринципные. Но Ежов верил в то, что он делал. Ему нравилось, что его называли большевистским Маратом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А чем Ежов отличался, с Вашей точки зрения, от Ягоды и Берии? Чем он отличался?

Н. ПЕТРОВ: Ягода – личность для написания биографии гораздо более интересная. И, к сожалению, хорошей биографии Ягоды до сих пор не написано. Он гораздо более романтичен, интересен, сложнее, как личность. Берия в этом смысле тоже сложнее, хотя он менее романтичный, он почти не романтичен. Но с ним связаны романтические истории. И именно в силу его честолюбия, любвиобилия, хитрости и чудовищного коварства, ничего этого в Ежове не было, это был абсолютно серый, неинтересный человек. Он был неинтересен в проявлениях своих алкогольных буйств и сексуальных утех. В нашей книге про это тоже есть, хотя нас за это критиковали. Но я считаю, что не может быть объемного портрета руководителя без всех аспектов его жизни.

М. ПЕШКОВА: Тогда вопрос к Андрею. Тогда почему…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подожди, Майя… Стоп! Майя! Дайте ответить.

М. ПЕШКОВА: Извините, я перебежала дорогу.

В. КОНДРАШИН: Я коротко скажу. Меня поразил цинизм Запада в простой ситуации, когда в СССР умирали миллионы, Запад покупал наше зерно, там знали то, что происходит в СССР, и никакого осуждения не было. Выгодно было получать наше зерно ценой такой страшной гибели миллионов. Более того, мы знаем, что в 1933 году дипломатические отношения были установлены с США. Поэтому западная общественность как-то закрыла глаза на всё это дело. А сейчас, когда мы наблюдаем то, что происходит с Украиной, мне это очень и очень не нравится. И это меня поразило.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тем более нужна конференция.

В. КОНДРАШИН: Меня поразило безразличное отношение в то время, как факты все были известны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если говорить о Западе, как раз 1933 год, то, что в Германии проходило, тоже вызывало безразличие, как мы знаем, что впервые о германских проблемах заговорили в 1935 году, два года. Прошла «хрустальная ночь», «ночь длинных ножей».

А. СОРОКИН: Дело в том, что это не совсем правда, потому, что в 1929 – 1930 гг. была чудовищно сильная кампания на Западе против применения рабского труда в лесопромышленности.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это 1929 – 1930 год.

В. КОНДРАШИН: Официальную позицию западных государств. То, что общественность…

А. СОРОКИН: Я бы про Запад так не говорил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я смотрел Америка и Западная Европа по отношению к Германии, в 1933 – 1936 гг., мы тут с Виктором. Я не знаю, не изучал. А здесь я с Виктором согласен. Что просто не обращали… Правительства… Да, были общественные организации, кампании в газетах, сборы денег. Но правительство, то, что было в Германии, те же годы, не обращали никакого внимания. Я ровно об этом и говорю. Кстати, это тоже следует изучать, почему, чем руководствовались, чего хотели. Это же тоже непросто, было общественное мнение, почему они его игнорировали в то время? Майя, теперь Ваш вопрос, дорогая моя.

М. ПЕШКОВА: У меня вопрос к художественному редактору серии, я здесь читаю Вашу фамилию, Вы не просто значитесь, Вы оформляете. Это Ваш дизайн?

А. СОРОКИН: Нет, уже не оформляю. Время, когда я оформлял книги нашего издательства, закончилось год-два тому назад. Теперь на это нет ни времени, ни сил, ни желания. Есть группа профессиональных художников, с которыми мы работаем. Но, конечно, эскизы оформления утверждаю я, в этом смысле я появляюсь, как художественный редактор, ничто другое здесь не имеется в виду.

М. ПЕШКОВА: А теперь вопрос к не художественному редактору, а к тиражам. Почему двухтысячный тираж, скажем, книги о Ежове, это биографическая книга, первая такая биография, и такой маленький тираж. Согласитесь, больше, чем 2 тыс. человек проявят явный интерес к этому изданию. Я имею в виду, именно к этой книге, биографической.

А. СОРОКИН: Майя, мне очень хочется быть столь же оптимистичным, как и Вы. Я, к сожалению, 17 лет как сменил профессию историка на профессию научного, подчеркну это слово, книгоиздателя. К великому сожалению, вижу, что страна деинтеллектуализируется, интерес к научной книге падает. Отсюда маленькие тиражи, не забудем и о том, что национальной системы книжной дистрибуции в стране нет. Отсюда и проблема малых тиражей. Тем не менее, Вы правы.

М. ПЕШКОВА: Помилуйте! Столько университетов! Столько ВУЗов!

А. СОРОКИН: Ой… Вашими бы устами да мёд пить! На самом деле, проблема есть. Эти книжки, первые вышедшие в этой серии, демонстрируют лучшую продаваемость, чем некоторые другие из наших книг. Я очень надеюсь, что, в частности, книжку Никиты Петрова, Лены Зубковой «Прибалтика и Кремль».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что сейчас по голоду разнесут так! Я надеюсь.

А. СОРОКИН: Среди этих книг есть книги, которые будут до конца этого года переизданы дополнительными тиражами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что наших слушателей не обманешь и не обойдёшь на козе. Потому, что…

Н. ПЕТРОВ: Не было такой задачи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хотелось поглумиться, не удалось. Победители, которые выберут из массы книг, вам будет предложено. Это Александр – 702, Илья – 116, Николай – 581, Галина – 402, Михаил – 536, Андрей – 900, Наталья – 532, Николай – 573, Елена – 037, Алим – 076. Которые правильно назвали министра финансов царской империи Ивана Алексеевича Вышеградского, в 1891 году этот лозунг был применён. Мне даже тут пишут, какой год и где сказал. «Не доедим, но вывезем». Таким образом, такая традиция у правительства, видимо, со второй половины 19 века она была. И тоже достаточно тяжело.

Почему Столыпин был вынужден на это пойти? Там тоже были волнения, голод и т.д. Таким образом, вы видите, в истории всё связано. Невозможно отделить, оторвать кусок истории, когда говорят, что возникли скобки в истории России, да нет! Не скобки. Это вся наша история. Поэтому я обращаю ваше внимание на серию «История сталинизма», мы ещё будем представлять авторов, с конца августа мы заведём отдельную передачу. Спасибо большое. Никита Петров, Виктор Кондрашин, Андрей Сорокин, Майя Пешкова. Я напоминаю, это была программа «Книжное казино».

Отредактировано Nenez84 (21-07-2008 17:20:30)

Thumbs up Thumbs down

2

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

А. СОРОКИН пишет:

Майя, мне очень хочется быть столь же оптимистичным, как и Вы. Я, к сожалению, 17 лет как сменил профессию историка на профессию научного, подчеркну это слово, книгоиздателя. К великому сожалению, вижу, что страна деинтеллектуализируется, интерес к научной книге падает. Отсюда маленькие тиражи, не забудем и о том, что национальной системы книжной дистрибуции в стране нет. Отсюда и проблема малых тиражей. Тем не менее, Вы правы.

А скажи-ка, ты, мыслитель хренов, деинтеллектуализация - это тоже Сталин ?!? 

Thumbs up Thumbs down

3

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

"А. ВЕНЕДИКТОВ: ...Я помню этот пример, когда поляки и литовцы, когда у них тоже возникла… Нет! Поляки и немцы. У них возникли тяжелые исторические обсуждения, было принято решение совместное и они туда перенесли, обсуждали, размахивая пачками документов, а не батальонами стрелков. Такая история была бы правильной."

Это о чём?

Thumbs up Thumbs down

4

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Yang пишет:

"А. ВЕНЕДИКТОВ: ...Я помню этот пример, когда поляки и литовцы, когда у них тоже возникла… Нет! Поляки и немцы. У них возникли тяжелые исторические обсуждения, было принято решение совместное и они туда перенесли, обсуждали, размахивая пачками документов, а не батальонами стрелков. Такая история была бы правильной."

Это о чём?

Смотри:http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=525

Thumbs up Thumbs down

5

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Вообще-то в этой педераче много "вкусного" (как говорят продвинутые юзеры), но привожу только избранное мною:

http://www.echo.msk.ru/programs/staliname/548351-echo/     Радио "Эхо Москвы"     Суббота, 25.10.2008

Память о сталинизме

Гости: Арсений Рогинский
Ведущие: Нателла Болтянская
Передача: Именем Сталина

......................А.РОГИНСКИЙ: Да, к вопросу о государстве, да. Я много занимался, много работал с этой статистикой. Что я могу сказать? Тут ведь как считать - как всегда при любой статистике. Но если считать в рамках российского закона о реабилитации - это наш единственный закон, посвященный расчету с прошлым. Когда он был создан в 91-м, принят, мы думали, что первый, а потом будет много, много разных законов таких. Вот, ну он был первым, так и остался последним. И как все говорят, «Выбивается из нашего законодательства». Если считать в рамках закона, то получается, что всего жертв с 21-го по 53-й год, а до 21-го статистики нет, нету статотчетов. В 21-м, там, 25-м они тоже не полны, потом они становятся полными. Общее количество жертв, ну, я бы сказал так, 11 – 12 миллионов человек. Что это за жертвы? Это в самом узком смысле.

Е.ЯСИН: Погибшие, преследовавшие.

А.РОГИНСКИЙ: Нет-нет-нет. Это, сейчас скажу. Тут они, их можно считать по-разному. Ну вот я предложил считать по способу осуждения. Вот, 4,5 – 5 миллионов человек – это те, кто были осуждены, прошли по делам органов безопасности, то есть ВЧК, ОГПУ и так далее, ну, КГБ чуть позже, но там небольшие цифры, конечно, сравнительно с предыдущими годами. Это те люди, которые прошли по этим делам, и были осуждены судебными или квазисудебными органами. Значит, на человека есть папочка, а в папочке есть ордер на арест, хоть один допрос, хотя есть единичные дела без единого допроса, и приговор, что самое важное. Не важно какого органа приговор, пускай такого органа, который в принципе...

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, видимость процедуры?

А.РОГИНСКИЙ: По крайней мере соблюдена видимость уголовной процедуры. Так вот таких 4,5 – 5 миллионов, с 21-го по 53-й.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А остальные?

А.РОГИНСКИЙ: Остальные – это люди, осужденные в административном порядке самыми разными органами. Так вот это и крестьяне, которых депортировали в эпоху коллективизации. Ну, вот, раскулачили, а потом, значит, отправили на помирать или выживать в далекие края. И это и люди, которых депортировали с так называемых новых территорий, которые мы присоединили после пакта Риббентроп-Молотов, то есть Литва, Латвия, Эстония, а в первую очередь Западная Украина и Западная Белоруссия. Вот, таковых за 400 тысяч, надо сказать.

Е.ЯСИН: Ничего себе.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да.

А.РОГИНСКИЙ: Да, за 39-й, первую половину 41-го года – 400 тысяч человек депортировали, а я не говорю, сколько там арестовали. Об этом сейчас речи нет, да? Арестованные у нас вошли в предыдущую цифру. И это репрессированные народы - во время войны от 950-ти тысяч немцев наших советских и до, сейчас просто даже назову точную цифру, да, немцы – 950 тысяч и 405 тысяч чеченцев и ингушей, и так далее, и так далее. Так вот, и эта цифра сюда включается, и депортированные после войны. И таковых по исследованиям, которые там – хорошие у нас исследователи есть на эту тему, там, Павел Поляна, это целая группа – они насчитали 6,4 миллиона, но я вот, как бы более-менее знакомый со статистикой, утверждаю, что как всегда вот эту цифру 5-7 процентов она должна быть увеличена за счет неточности, за счет статистических разных погрешностей. Итого, порядка четырех, вот, я бы сказал так, по минимуму берем, 4,5 миллиона там, 6,5 миллиона здесь – это минимум, и еще миллион по 500 тысяч в каждом случае прибавим, как я полагаю, и тогда получается 12. 11-12 миллионов человек по нашему закону. Что же нам удалось из этих 11-12, да убавьте, пускай 10,5, понимаете? Я боюсь уж называть цифры, потому что у всех в голове мифология. Одни говорят: «Как так! Реакционер? Их 60 миллионов было, 100 миллионов было, а вы говорите только столько-то». Ну вот столько-то, и я доверяю этой цифре, и доверяю этой совершенно внутренней статистике. Как же, так сказать, сколько имен мы знаем на сегодняшний день?
...........................................................................

Thumbs up Thumbs down

6

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Хо-хо, уже 345 комментов!!!!!!!! 

Именем Сталина : Память о сталинизме
20:07 | 25.10.2008

Гости: Арсений Рогинский
Ведущие: Нателла Болтянская

«В 1989 году Сталин даже не входил в десятку самых популярных людей России всех времен...»

Читать
Комментировать
Вопросы к эфиру
Звук:
Часть 1 - скачать, 5.2 MB слушать (22:52)
Часть 2 - скачать, 5.6 MB слушать (24:32)

Коммент.: 345 Вопросов: 24 Читали: 4887

Thumbs up Thumbs down

7

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Вообще-то в этой педераче много "вкусного" (как говорят продвинутые юзеры), но привожу только избранное мною:

http://www.echo.msk.ru/programs/staliname/548351-echo/     Радио "Эхо Москвы"     Суббота, 25.10.2008

Память о сталинизме

Гости: Арсений Рогинский
Ведущие: Нателла Болтянская

А.РОГИНСКИЙ:  И таковых по исследованиям, которые там – хорошие у нас исследователи есть на эту тему, там, Павел Поляна, это целая группа – они насчитали 6,4 миллиона, но я вот, как бы более-менее знакомый со статистикой, утверждаю, что как всегда вот эту цифру 5-7 процентов она должна быть увеличена за счет неточности, за счет статистических разных погрешностей. Итого, порядка четырех, вот, я бы сказал так, по минимуму берем, 4,5 миллиона там, 6,5 миллиона здесь – это минимум, и еще миллион по 500 тысяч в каждом случае прибавим, как я полагаю, и тогда получается 12. 11-12 миллионов человек по нашему закону. Что же нам удалось из этих 11-12, да убавьте, пускай 10,5, понимаете?

Я плакаль smile
Это вообще статистика или базар?

Thumbs up Thumbs down

8

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

http://echo.msk.ru/programs/staliname/549720-echo/          Радио "Эхо Москвы"            Суббота, 01.11.2008

Политическая история сталинизма

Гости: Олег Хлевнюк
Ведущие: Нателла Болтянская ,
Евгений Ясин
Передача: Именем Сталина

...............Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть это мы с вами разбирались с источниками. Составные части. Первую составную часть вы назвали – государство, построенное на терроре. Раз.

О.ХЛЕВНЮК: Сам Сталин. Вот лично для меня… у нас есть такое какое-то очень странное представление о том, что нужно стесняться говорить, что от данного деятеля так много зависело. Да нет, зависело очень много. И это длинный разговор, но если мы обратимся ко многим конкретным фактам, мы увидим, что внутри самой сталинской системы существовали различные варианты действия. В этом заключается, кстати, тоже суть политической истории – изучать эти варианты действия. И как правило, Сталин выбирал именно те варианты, которые в кратковременной перспективе не разрешали проблему, а усугубляли ее. И только когда кризис доходил до крайнего уровня, принимались некие такие ограниченные реформистские действия, даже самим Сталиным, для того, чтобы избежать такого кризиса, который уже угрожал основам самой системы. То есть личность играла в нашей системе и в нашей политической традиции огромную роль, не говоря уже, конечно, о диктатуре. Это важнейший источник. И наконец, конечно, состояние общества. То, о чем мы говорили – что общество пыталось противодействовать.....................................

Отличный был когда-то ученый-историк... sad 
И плюс еще бодрая дебилка Натаха Болтянка:

.........Н.БОЛТЯНСКАЯ: Концлагеря-то кто придумал?

О.ХЛЕВНЮК: Ну, концлагеря придумали еще и до Ленина, на самом деле. Но дело не только в этом. Дело в том, что речь идет о том, что существует некое явление – политическая система сталинизма................. smile

Отредактировано Nenez84 (02-11-2008 19:53:59)

Thumbs up Thumbs down

9

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Ни разу не сталинист, я просто против любой идеи или структуры, которую поддерживает СвИнидзе, ибо нет сегодня на Руси ничего гнуснее и похабнее этой мерзкой вонючей хари...

http://www.russ.ru/pole/SHag-k-destalinizacii            "Русский журнал"         08.12.08 18:48

Шаг к десталинизации  Любовь Ульянова

  5–7 декабря 2008 года в Москве состоялась международная конференция "История сталинизма: итоги и проблемы изучения". Впервые в постсоветской России феномен сталинизма был заявлен в качестве центральной темы научной дискуссии. В списке участников – крупнейшие историки-сталиноведы из Гарварда, Стэнфордского, Калифорнийского, Капитолийского, Индианского, Мичиганского, Манчестерского и других университетов США, исторических институтов Франции, Великобритании, Италии, Германии, Швейцарии, Польши, Латвии, Украины, Канады, Японии. Однако повестка конференции включала и озвучивание таких проблем, которые едва ли можно назвать научными. Например, организацию работы с общественным сознанием в современной России с целью недопущения "ползучей сталинизации". Помимо научных организаций (Государственный архив РФ, Институт научной информации по общественным наукам РАН, Институт этнологии и антропологии РАН), издательства РОССПЭН и Уполномоченного по правам человека в РФ, среди организаторов конференции – Международное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество "Мемориал" и Фонд Первого президента России Б.Н.Ельцина. Именно Фонд первого президента России и выступил, кстати, генеральным спонсором конференции.
  На пресс-конференции по итогам этого грандиозного мероприятия 8 декабря собрались организаторы конференции, а также ее участники – известный телеведущий, публицист Николай Сванидзе и президент Французской Академии Наук Элен Каррер Д’Анкос.
  Все были едины во мнении, что поставленная оргкомитетом цель – не выходя за пределы научных дискуссий, привлечь общественное внимание к проблематике сталинизма – была реализована в полной мере: Конференция привлекла к себе беспрецедентное для научных исторических событий внимание, причем не только со стороны российского исторического сообщества, но и прессы, и государства. Особенный интерес власти к теме сталинизма в том ключе, который предложили организаторы конференции, показало участие в завершающем конференцию круглом столе 7 декабря министра образования и науки Андрея Фурсенко.
  Организаторы конференции в очередной раз подчеркнули свою обеспокоенность популярностью Сталина в общественном сознании современных россиян. Генеральный директор издательства "Российская политическая энциклопедия" Андрей Сорокин отметил, что в России нет политического заказа на реабилитацию Сталина, если под "политическим заказом" понимать настроения высшего руководства страны. Ни президент России Дмитрий Медведев, ни премьер-министр Владимир Путин не являются сталинистами. Это доказывает хотя бы тот факт, что Медведев посетил Мемориал жертвам ГУЛАГа в Норильске, а Путин – Мемориал в Бутово. Однако помимо этого существуют различные настроения в политической элите, которая далеко не гомогенна по своим политическим предпочтениям. С Сорокиным согласился Николай Сванидзе. По его мнению, значительная часть нашей элиты, впрочем как и населения, страдает болезнью под названием "сталинизм". Причина этой болезни – тоска по имперскому величию, то, что можно назвать "пост-имперским комплексом". В этом смысле власть недооценивает важность проблемы сталинизма и у нее здесь есть большое пространство для работы. В схожем ключе объяснил происхождение "болезни сталинизма" и председатель правления Мемориала Арсений Рогинский. На его взгляд, это явление – отражение поиска постсоветской идентичности, то есть процесса, характерного и для других стран бывшего Советского Союза, но протекающего с российской спецификой. Директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко выразил свою обеспокоенность тем, что на книжных полках можно найти удивительное множество поделок по поводу сталинизма, а между тем до сих пор не написана научная биография Сталина. По мнению Мироненко, создаваемая публицистикой мифология вокруг имени Сталина губительна для общества. Высказанное многими участниками конференции пожелание о ежегодных мероприятиях подобного формата Мироненко пообещал реализовать, благо поле для научных исследований и дискуссий достаточно широко.
  Элен Каррер Д’Анкос в первую очередь отметила "сдержанность" участников конференции, которые в своих докладах держались строго академических рамок, несмотря на острое переживание всеми присутствовавшими тех трагических страниц советской истории не как далекого прошлого, а как актуальной современности. Президента Французской Академии наук глубоко взволновали выступавшие в последний день конференции "свидетели" тех времен: писатель Даниил Гранин; режиссеры Юрий Любимов и Петр Тодоровский. Руководивший итоговой подиумной дискуссией "Сталинизм. Говорят свидетели" Николай Сванидзе поддержал этот посыл Элен Каррер Д’Анкос. По его мнению, дискуссия прошла на "высоко эмоциональной" ноте, дав возможность выговориться старикам, но, что самое главное, без надрыва и истерики.
  Директор фонда Первого президента России Борис Ельцина Александр Дроздов выступил за продолжение работы по сталинской тематике. Одним из значимых итогов такой работы, на его взгляд, должно стать законодательное оформление десталинизации. Остальные участники пресс-конференции предпочли не высказывать свое мнение по этому поводу. Однако и Андрей Сорокин, и Элен Каррер Д’Анкос, и Николай Сванидзе оказались едины в том, что самое страшное сегодня – это полное прекращение самих дискуссий о Сталине. Не важно при этом – одобрять его или критиковать, на первом месте должен стоять принцип, сформулированный в соответствии с классическими постулатами мировой философии: свобода (читай – взгляды) одного не должна ограничивать свободу другого.

Thumbs up Thumbs down

10

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Еще раз повторяю - ни разу не сталинист, но этот шабаш... Вот ОНО и высказалось, это НЕЧТО, эдакое гнидообразное...А какие бабки за этим воинством отарков...: 
http://www.ej.ru/?a=note&id=8643    11 ДЕКАБРЯ 2008 г.
Только Сталину не спится…  НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

Спит Москва. В ночной столице
В этот поздний, сонный час
Только Сталину не спится.
Сталин думает о нас.

С.В. Михалков

  Прошла в Москве трехдневная международная научная конференция под называнием «История сталинизма. Итоги и проблемы изучения». Организаторы: Уполномоченный по правам человека в РФ, Фонд Б.Н. Ельцина, Государственный архив РФ, ИНИОН РАН, издательство «Российская политическая энциклопедия», общество «Мемориал». В работе первых двух дней я не участвовал, хотя отклики слышал вполне удовлетворительные. Шесть секций, около сотни выступавших, в том числе ученые первого как российского, так и европейского ряда. А на третий день имела быть итоговая дискуссия в формате круглого стола. Вести ее было предложено мне, и я, понятное дело, отказаться не мог. Просто грех был бы, принимая во внимание не только тему, но и состав участников.
  От «заграницы» — Теодор Шанин и Элен Каррер д'Анкос, от «наших» — Александр Чубарьян, Сигурд Шмидт, Владимир Лукин, Петр Тодоровский, Даниил Гранин, Юрий Любимов.
  Компания коллекционная. Начиная с возраста. Шмидту и Тодоровскому — за 80, Гранину — 90, Любимову — за 90. И именно они были ярче всех.  Притом что они, как известно (за исключением С.О. Шмидта), — не ученые. И выступали не как ученые, без претензии на анализ и даже, я бы сказал, на некую объективность.
  Если она в данном случае вообще возможна. Какая объективность? С одной стороны — замученные люди, а с другой — имперские завоевания? На одной чаше весов — миллионы растоптанных судеб, на другой — миллионы тонн чугуна?
  Так вот, старики не изображали ни объективность, ни высшую справедливость. Они просто вспоминали. И отводили душу. И отвели. Удалось. Говорили на ледяном нерве, не повышая голоса, сдерживая ненависть. Ненависть рвалась наружу, а они ее не пускали, чтобы растянуть это странное наслаждение, близкое, по-моему, к сексуальному. Они сохранили, прожив без малого век, бешеный темперамент, и они умеют им управлять. Глыбищи, конечно. Пожалуй (дело вкуса), лучшими из лучших были фронтовики — Гранин и Тодоровский. Те самые фронтовики, которые, как нас уверяют, все как один ставят Сталина в красном углу вместо святого образа. Кстати, последний фильм-притча Петра Ефимовича Тодоровского «Рио-Рита», который пока что мало кто смотрел, а мне довелось, — может быть, самое жесткое и самое горькое военное кино, когда-либо мною виденное.
  На фоне великих стариков остальным сверкать было сложно. Но они — тоже люди, не имеющие оснований для комплексов неполноценности, — на это и не претендовали, понимая, что это не их бенефис. В результате получилось замечательно. Модератору, т.е. мне, по сути нечего было делать, и я ловил кайф.
  Только однажды пришлось серьезно вмешаться, когда часть аудитории, с подачи Игоря Чубайса, хотела линчевать также участвовавшего в дискуссии министра науки и образования Андрея Фурсенко. Фурсенко, вероятно, пожалевший, что пришел на этот шабаш, отбивался активно и умело. Хотя в ключевом вопросе о знаменитом учебнике советской истории был не убедителен.
  Министр горячо объяснял, что вузовские преподаватели требовали и требуют гораздо более определенно выраженной просталинской линии. Это показательно, существенно и, к сожалению, очень похоже на правду, но вряд ли может являться сколько-нибудь весомым доводом в пользу филипповского учебника. Даже если вся вузовская профессура в едином порыве требует воздвигнуть бронзовый памятник Сталину, я не вижу здесь повода стыдливо заказывать его гипсовый бюстик, распространять изделие в немалом количестве экземпляров и утверждать, что это — меньшее из зол.
  Впрочем, следует ли предъявлять претензии именно к Министерству образования, уверенности нет.
  Тот же Юрий Любимов, уже по окончании деловой части, в кулуарах рассказал, что не так давно в некоем кабинете за большой красной стеной ему предложили выпить за Сталина. Юрий Петрович скандалить и рвать рубаху не стал, но нашел способ уклониться. Юрий Любимов — человек и сегодня горячий и бесстрашный, да и чего ему, собственно, бояться. Поэтому, думаю, если он не послал предложившего куда подальше, значит, кабинет был действительно высокий. Насколько высокий — не знаю. Как не знаю, что стояло за приглашением (и кому — Любимову!) выпить за Сталина — реальный пиетет к отцу народов, холодный цинизм или живодерское желание поставить на заслуженном мэтре забавный психологический эксперимент. Но эпизод, так или иначе, характерный. Власть, как бы она ни относилась к Сталину, а относится она к нему по-разному, не видит в нем угрозы. Вот, скажем, оранжевая революция — угроза. Вот теперь еще кризис — угроза. Сталин — не угроза. Потому что помер давно. А мертвые, как говаривал, по-моему, еще Билли Бонс, не кусаются.
  И поэтому — пускай себе влюбляются в Сталина. Ну, хотят детки малые иметь такую цацку — пусть поиграются. Тут серьезными делами надо заниматься, не ссориться же из-за давно сгнившего покойника с половиной населения страны. Да и… не все у него действительно было плохо, если вдуматься. Ну, конечно, не ангел. А кто ангел? А вот в эффективности ему было не отказать, что да, то да. Жестко работал, но результат давал. Так что народ не так уж и не прав, на самом-то деле.
  Так думает власть. И власть позволяет проводить международные конференции на тему сталинизма. Тем самым убиваются сразу два зайца: улучшается образ России в глазах западной интеллигенции и частично выпускается накопившийся за последние годы пар у интеллигенции отечественной.
  Но Сталин — слишком весомая карта, чтобы ее сбросить просто так. Выгоднее ее придержать, чтобы козырнуть в нужный момент. И нельзя сейчас даже предположить, как эта карта ляжет. Все зависит от того, как пойдет игра и какие будут ставки.

Отредактировано Nenez84 (12-12-2008 21:25:21)

Thumbs up Thumbs down

11

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

И привет г-ну Памятных, находящемуся сейчас на сайте ... smile

Thumbs up Thumbs down

12

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Эхо Москвы / Передачи / Именем Сталина / Суббота, 20.12.2008: Елена Осокина
http://echo.msk.ru/programs/staliname/560383-echo.phtml Дата : 20.12.2008   20:08
Тема : За фасадом сталинского изобилия
Передача : Именем Сталина 
Ведущие : Нателла Болтянская
Гости : Елена Осокина

Thumbs up Thumbs down

13

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

.............................................................
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста. Я не у одного и не у двух писателей читала о том, что в 30-е годы, прежде чем пойти по всем пунктам этой страшной мясорубки, люди в первую очередь теряли работу. И как они дальше выживали? Ведь если послушать вас, то ты потерял работу, ты потерял распределитель – все, дальше ты…

Е.ОСОКИНА: Старались устроиться на другую работу. И распродавали свое собственное имущество. Либо начинали заниматься своим небольшим предпринимательством, надеясь на то, что их не найдут. Имели свои огороды. Даже городскому населению разрешалось в черте города, в пригородах иметь огороды. Там даже есть такая глава, которая называется «Днепрострой как основа производства». На самом деле, это была очень важная статья доходов населения. И кроме того, огромные человеческие и производственные затраты шли на это. Один из парадоксов того времени состоял в том, что на производстве никто не работал, несмотря на то, что все это делалось для того, чтобы поддержать промышленное производство, дать толчок его развитию. Буквально на производстве все занимались вопросами снабжения – искали, где что достать, как распределить, распределялись талоны, подсчитывались использованные талоны после. У меня есть фотография, где группа рабочих сидит перед кучами этих талонов срезанных и считают, сколько было потрачено. То есть мало кто работал.
..............................................
smile

Thumbs up Thumbs down

14

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Nenez84 пишет:

...Е.ОСОКИНА: ...У меня есть фотография, где группа рабочих сидит перед кучами этих талонов срезанных и считают, сколько было потрачено. То есть мало кто работал.

Чудеса в решете!
Работали мало, а объем производимой продукции в физическом выражении вырос в 5-6 раз за десять лет - это как понимать? СССР стал второй по объему производства промышленной страной мира к 1940 году. Все-таки у Болтянской лучше получается, когда она песнями занимается. Авторскими...  Впрочем у женщин всегда развито воображение, это нормально - не нормально только, когда такие ляпсусы происходят с "суровыми" мужиками типа Мангазея - вроде и и с парашютом прыгает, а все равно в мозгах каша... Хотя может собака покусала - всякое бывает...

Thumbs up Thumbs down

15

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Версия для печати. Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru
http://www.inosmi.ru/translation/246236.html

Российские историки перед лицом сталинского прошлого ("Le Temps", Швейцария)
Каким же образом нужно освещать положительные и отрицательные аспекты сталинизма?

Корин Амашер (Korine Amacher), 22 декабря 2008
Два учебника истории, предназначенные для российских школьников, оправдывают сталинский террор тем, что стране, чтобы противостоять агрессии извне, необходимо было в срочном порядке проводить модернизацию. Историки встревожены подобной манипуляцией памятью.............................................. А от цифр, напоминает Олег Хлевнюк, один из самых известных специалистов по сталинской эпохе, по спине до сих пор проходит дрожь: более 50 миллионов пали жертвами репрессий в период с 1930 по 1953 годы..............................................В отличие от нацистов, объясняет Рогинский, 'мы принципиально убивали 'своих', и сознание отказывается принять этот факт'. Эта 'невозможность отгородиться от зла' составляет одну из причин, почему люди отторгают память о сталинском терроре................................

Отредактировано Nenez84 (23-12-2008 11:07:39)

Thumbs up Thumbs down

16

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

boojum пишет:

22.12.2008 23:53:39   
Re: Российские историки перед лицом сталинского прошлого

Господа, по-моему, большинство из Вас тут ругается по принципу: "А у вас в Америке негров бьют" - никаких цифр, никаких фактов, то есть, по сути, никакого опровержения статьи в данном случае не наблюдается... С точки зрения строительства тоталитарного государства, Сталин действовал просто гениально: нашел внешнего врага, нашел вектор для народного гнева - "врагов народа" под эту акцию убрал всех ленинских соратников, всех, кто мог бы ему сказать: мы тут самую революцию делали а где и кем ты был в это время? С такой задачей в таком масштабе и с такой гениальностью не справился ни один тоталитарный лидер. Большевики, в т.ч. и Сталин действительно выиграли величайшую войну и обучили безграмотных (которых в царской России было около 40 %). Хотя с войной тоже все не так просто - жертвы были такие, каких не было ни у одной страны, потому, что жертвовали с легкостью. Вот у Ги де Мопассана в "Пышке" есть потрясающая фраза о трактирщице, которая ненавидела немцев: во-первых потому что они стоили ей денег и только во-вторых, потому, что у нее было два сына в армии. Владельцам частной собственности было, что терять в эту войну, поэтому они так покорно и ложились под Гитлера предпочитая потерять малое...
Что же касается репрессий - у меня лично от них никто не пострадал, мой дед был майором НКВД, начальником одного из подразделений СМЕРШа. Я не оправдываю его и не героизирую. В статье правильно замечено - кто вчера был палачом, тот сегодня мог стать жертвой. Они все вместе с женами и детьми были заложниками этой системы и все они прекрасно это понимали. В плане морального давления, я думаю, ему жилось хуже чем простому рабочему с завода.
Я, собственно, к чему все это - не надо бросаться в крайности - Сталин -гений, Сталин - подонок. Надо, прежде всего, изучать исторические документы, подходить к оценкам максимально объективно, а главное - помнить о том, что это учебник истории для школьников, а дети по природе своей - максималисты... Не надо уподобляться Ющенко в его истории с Голодомором - Россию там уже ненавидят 90 % школьников, которые по сути ничего об этм периоде истории не знают, которые никаких документов не видели, кроме насквозь пропагандистского учебника истории, но в которых уже успешно воспитывают патриотизм, основанный на ненависти к России...
Так что давайте учить историю...

Thumbs up Thumbs down

17

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

boise пишет:

22.12.2008   23:54:14 
Re: Российские историки перед лицом сталинского прошлого

Моего деда репрессировали в 37м и он умер где-то в Архангельской области, реабилитирован в 50х. А дочь врага народа, моя мама, плакала на похоронах Сталина. И не было у нее личной ненависти к Сталину никогда, как и у меня нет, потому что люди, которые обманом устроили арест деда, были известны. Это был кто-то из старых знакомых, дорвавшихся к власти. Власть рабочих и крестьян, диктатура пролетариата - только на бумаге это прилично выглядит. Вы представьте сами что будет, если сейчас самых бедных, неграмотных, бомжей и колхозников, выпущенных на свободу воров и алкоголиков поставить у руля в каждой деревне. Так что массовые репрессии - проблема идеологии того времени, скорее, а не личности Сталина. Бедный бездельник был всегда прав, обеспеченный и успешный работяга- виноват, а то и репрессирован. Если не гражданская война, то классовая борьба еще продолжалась, просто в другой форме. Не дай нам всем Бог жить в эпоху перемен.

Thumbs up Thumbs down

18

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Sinner  пишет:

23.12.2008 8:33:12   
Re: Российские историки перед лицом сталинского прошлого

Люди. я одного понять не могу, чего мы смущаемся. Французов нисколько не смущает Великая Французская революция, они просто Марсельезу поют и празднуют день взятия Бастилии парижскими коммунарами. Хотя ничего более кровавого чем французский бунт в до сих пор еще не было. Англичане нашинковали такое количество своих королей. не говоря о королевах что наш Николай II выглядит как то одиноко и скромно. Понятно что так колбасит цивилизованный запад, они титаническими усилиями к началу 20-го века превратили Россию в коллонию, а тут такой облом, вывернулись аборигены. да еще и за равных себя считают.
И плевать что думают про нас Швейцарцы. Тем более если вспомнить сколько у них народа сожгли во времена Кальвина. им вообще то лучше не возникать.

Thumbs up Thumbs down

19

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Nenez84 пишет:
boise пишет:

22.12.2008   23:54:14 
Re: Российские историки перед лицом сталинского прошлого

Моего деда репрессировали в 37м и он умер где-то в Архангельской области, реабилитирован в 50х. А дочь врага народа, моя мама, плакала на похоронах Сталина. И не было у нее личной ненависти к Сталину никогда, как и у меня нет, потому что люди, которые обманом устроили арест деда, были известны. Это был кто-то из старых знакомых, дорвавшихся к власти. Власть рабочих и крестьян, диктатура пролетариата - только на бумаге это прилично выглядит. Вы представьте сами что будет, если сейчас самых бедных, неграмотных, бомжей и колхозников, выпущенных на свободу воров и алкоголиков поставить у руля в каждой деревне. Так что массовые репрессии - проблема идеологии того времени, скорее, а не личности Сталина. Бедный бездельник был всегда прав, обеспеченный и успешный работяга- виноват, а то и репрессирован. Если не гражданская война, то классовая борьба еще продолжалась, просто в другой форме. Не дай нам всем Бог жить в эпоху перемен.

Прежде всего длящаяся дискуссия демонстрирует неразвитость и даже в опредеденной мере несостоятельность интеллектуального развития русского народа и прочих народов России. К этому надо подойти очень спокойно и хладнокровно - чтобы понять, в че тут дело.
Во всех рассуждениях на "исторические" темы сталинизма (и не только) не просто присутствуетэмоциональный фактор, но хорошо видно, что он довлеет!
Это означает, что все (все!) выводы с тчочки строго научного знания, полученные в таких условиях - не состоятельны, не верны! В основе лежит слабое, на мой взгляд, развитие личности в России - а именно, сильный эгоцентризм и отсутствие опыта и практики (как реальной так и интеллектуальной, отвлеченной) совместного, солидарного повседневного действия. Руские - все-таки по жизни большие индивидуалисты!
Все рассуждения о репрессиях и сталинизме выбрасывают самое неприятное для массового сознания - личную ответственность этих самых масс, которые подвергались репрессиям. Ведь их состояние, повседневный эгоизм и, что еще хуже, зачастую повседневная подлость и малодушие в жизни, а подчас и простая глупость, тупость (чего стоит один только дурак - Мангазей в реальной жизни, а ведь их, этих "анархистов" были миллионы!) - были главными причинами множественных социальных повседневных конфликтов, которые вели и к доносам, и к насилию, и к репрессиям.
Мирно договориться и вместе строить новую жизнь было абсолютно невозможно.
Недостатки и преступления самого народа были главными причинами его страданий в прошлом - также как и сегодня!
На эту тему можно говорить очень долго. Поэтому приведу один только пример - голодомор. Причиной голода на Юге России в 1932-33 гг. были не только погодные условия (сильнейшая засуха), не только изъятия хлеба для прокормления городского населения и выполнения поставок зерна на экспорт. Была еще причина, может быть самая важная! Крестьяне решили втихую саботировать действия властей по коллективизации деревни и резко сократили в том году запашку. Об этом никто не пишет сегодня! все молчат - а такие действия авоматически обрекали какую-то часть населения СССР (городскую или сельскую!) на голод в случае неурожая.
В защиту русского народа хотел бы под конец высказать пару слов - да, наш народ, подчас дик и "неумен", но сознание этого в нем сидит глубоко, поэтому-то он, народ, (в отличие от уродов-интеллигентов типа Мангазеева) сознавая свои преступления и грехи прошлого, в минуты опасности и борьбы за жизнь сплачивается под едиым знаменем и приносит на алтарь борьбы все самое ценное, чем располагает, и прежде всего свои жизни. Поэтому-то бредовые и недостойные подсчеты "народных потерь", "репрессировнных" говорят лишь об убогости нынешних "радетелей" за народное счастье.

Thumbs up Thumbs down

20

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

Эхо Москвы  28.12.2008
http://www.echo.msk.ru/programs/all/561901-echo.phtml Дата : 28.12.2008 17:08
Тема : Тухачевский Михаил Николаевич

Е.КИСЕЛЕВ: Я приветствую всех, кто в эту минуту слушает радио «Эхо Москвы». Это действительно программа «Наше все», и я, ее ведущий Евгений Киселев. Мы продолжаем наш проект «История отечества в лицах». Мы пишем портреты деятелей нашей отечественной истории в 20-м веке, идя по алфавиту от буквы «А» к букве «Я», и дошли вот пока что до буквы «Т». На каждую букву, я напомню, мы выбираем нескольких героев. Выбираете их вы, собственно говоря, когда голосуете на сайте «Эха Москвы» в интернете. Очередное голосование уже, можно сказать, не за горами, потому что у нас на букву «Т» - последняя из пяти передач. Трех героев вы выбрали в интернете, одного выбрали во время голосования в прямом эфире, и сегодняшнего героя выбрал я сам. Сегодняшний наш герой – это маршал Михаил Тухачевский, фигура которого лично для меня всегда была какой-то совершенно необыкновенной, завораживающей. И я ни на секунду не сомневался, что если на букву «Т» наши уважаемые радиослушатели, посетители сайта «Эха Москвы» его не выберут, то я выберу его сам. А теперь я хочу представить гостя сегодняшнего эфира. Напротив меня в студии Юлия Кантор, ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа. Она приехала к нам из Санкт-Петербурга.

Ю.КАНТОР: Добрый день.

Е.КИСЕЛЕВ: Здравствуйте, Юлия. И она, ведущий научный сотрудник Эрмитажа, доктор исторических наук и занимается, в частности, темой Тухачевского, темой политической и военной истории накануне Второй мировой войны. И Юлия 3 года назад издала совершенно замечательную книжку «Война и мир Михаила Тухачевского» - пожалуй, лучшее, что я читал о Тухачевском из всего изданного. Хотя есть и другие книги, очень интересные, но мне она была страшно интересна тем, что вы, Юлия, ввели туда, во-первых, документы, которые мне никогда раньше до этого не приходилось читать, а кроме того, некоторые мысли, которые, вот знаете, лежали на поверхности, но никогда в голову до этого не приходили. Ну, например... Ну, давайте по порядку. Я не хочу пересказывать за вас то, что вы написали.................................

Означенная книШка уже имеется... 

Thumbs up Thumbs down

21

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

zenobia55 пишет:

29.12.2008 | 14:42
findlay по теме! (#)
<гений...кровью невинной помеченный, ..и за это принявший великое наказание через доносы, пытки и смерть мученическую...>

  Образование-то у него какое? А три курса Александровского юнкерского училища, откуда он выпущен подпоручиком (по нынешнему - лейтенантом). Это в 1914 году. Полгода повоевал, потом плен, потом военком и т.д. В общем, учиться было некогда. И уже в 1921 - начальник военной академии. Вот уж теоретик, так теоретик. И то правда - под Варшавой приобрёл огромный "академический" опыт. Было чем с курсачами поделиться. Тут , наверное, уместно вспомнить про декавильки и полемостратегию.
  Да и насчёт плена, история тоже достаточно мутная. Почти всю роту перебили немцы во время вылазки в новогоднюю ночь. Командир роты, капитан Веселаго был найден убитым с 17 (по другим источникам с 20)штыковыми ранами. Тухачевский же, который находился недалеко, без единой царапины попал в плен.
  Уже после подавления Кронштадтского восстания в марте 1921 года в ЦК партии большевиков поняли, что среди многих советских военачальников именно Тухачевский обладает наибольшим тяготением к проведению карательных операций внутри страны. 26 апреля 1921 года заместитель председателя Реввоенсовета Республики Эфраим Склянский обращается к Ленину с запиской: "Я считал бы желательным послать Тухачевского на подавление Тамбовского восстания. В последнее время там нет улучшения?"
  Ленин немедленно соглашается: "Предлагаю назначить его без огласки в Центре, без публикации".
Тухачевский правильно понял, что карт-бланш, данный ему советским правительством, открывает перед ним широкие возможности, и сразу круто берется за дело. 30 мая 1921 года он подписывает приказ # 27 полномочной комиссии ВЦИК:
"1. Полномочная Комиссия приказывает производить выемку и заключение в концентрационный лагерь семей всех отсутствующих бандитов, в следующих районах, постоянно оккупируемых (заметьте, "оккупируемых"! - А.Щ.) войсковыми частями (карта 10 верст в дюйме)?" Далее называются населенные пункты, определенные командующим "для выемки" населения. В их числе Пересыпкино-Гавриловка, Иконовка, Рассказово, Дубровка?
  Обратим внимание, какой элегантный пассаж нашли "друзья народа" Тухачевский, Антонов-Овсеенко и председатель Тамбовского губернского исполкома Лавров: не арест, не задержание, а "выемка". То, что за ней следует заключение в концентрационный лагерь, - это уже пустяк.
  Требуют некоторого пояснения слова обо "всех отсутствующих бандитах". Дело в том, что военные и милиция были обязаны проверять в деревнях и селах наличие населения. Всех пребывающих вне дома "без уважительных причин" было приказано "считать бандитами".
  В губернии для размещения "изъятых" семей (еще один удачный термин, верно?) спешно создаются концентрационные лагеря. В Тамбове на 4 тыс. человек, в Сампуре - на 1500, в Кирсанове - на 3 тысячи, в Козлове - на 2 тысячи, в Борисоглебске - на 3 тысячи ?
  7 июня 1921 года Тухачевский беседует по прямому проводу с главнокомандующим Вооруженными силами Республики Сергеем Каменевым и сообщает тому о своих решениях: "Для устрашения и разложения бандитов семьи таковых будут эвакуироваться беспощадно. Две недели они будут выдерживаться в местных концентрационных лагерях, а если бандит не придет и не сдастся, то после этого срока будут эвакуироваться в отдаленные места РСФСР".
  Судя по ходу разговора, бывшего полковника Каменева, человека высокой военной и общей культуры, в прошлом выпускника Николаевской академии Генерального штаба, поразили жандармские наклонности Тухачевского. Он пытается мягко вразумить командующего войсками Тамбовской губернии и говорит: "Решение о выселении, по-моему, трудно осуществимо, это дело гражданских властей?"
  Но Тухачевского уже понесло, а Каменеву применить власть запрещает решение политбюро. 11 июня выходит приказ # 171, начинающийся бодрыми словами: "Начиная с 1 июня решительная борьба дает быстрое успокоение края". Это Тухачевский, Антонов-Овсеенко и вождь Тамбовской губернии дают оценку своим стараниям и тут же требуют от подчиненных усиливать репрессии:
"Полномочная Комиссия ВЦИК приказывает:
1. Граждан, отказывающихся назвать свое имя, расстреливать на месте без суда?
2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью Уполиткомиссий или Райполитко¬миссий объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случаях несдачи оружия.
3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.
4. Семья, в которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается на месте без суда.
5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов. Старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда?
7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно".
  Теперь вспомним о приказе Тухачевского, который открывался словами: "Начиная с 1 июня решительная борьба дает быстрое успокоение края". Бодрячество не было оправданным. 9 июня, делая доклад на заседании полномочной комиссии ВЦИК, "гениальный" советский военачальник и теоретик военной науки вынужден признать: "Бандитизм не удалось ликвидировать согласно указанию ЦК в месячный срок... Восстановление Соввласти идет слабо?"
Вывод? Он прост: необходимо усилить жестокость мер. Полномочная комиссия постановляет:
"4. Для выкуривания бандитов из лесов прибегнуть к газам, в каждом случае оповещая об этом население.
5. В случае, если население отказывается называть себя (как во втором участке), расстреливать на месте отказывающихся отвечать.
6. Расстреливать кулаков в тех селениях, где население будет уклоняться от выдачи имеющихся в деревне оружия и бандитов.
7. Разбирать или сжигать дома бандитов, оставленных семействами.
8. Расстреливать старшего в семье, хранящей оружие".
И опять стоит обратить внимание на умение любителя скрипичных концертов Тухачевского придавать поистине музыкальное звучание суровым строкам человеконенавистнических приказов. Он отдает распоряжение травить народ собственной страны отравляющими веществами, но красиво именует это "выкуриванием".
Правда, уже через два дня после заседания полномочной комиссии в оперативно-секретном приказе # 0116 командарм отбрасывает осторожность. "Для немедленной очистки лесов, - пишет он, - ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, только рассчитывать, чтобы облако удушливого газа распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.
2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ".
Деяния Михаила Николаевича можно определить еще двумя словами. Первое - геноцид. Второе, если угодно,- холокост.
  Сегодня в Германии серьезные историки не спорят о том, был ли Вильгельм Кейтель талантливым полководцем. Главным определяющим фактором для оценки его личности считается то, что Нюрнбергский трибунал признал гитлеровского генерал-фельдмаршала военным преступником, подвергнув его самой позорной для солдата казни - через повешение.
  Таким же военным преступником, полностью подпадающим под обвинение в военных преступлениях, в совершении преступлений против человечества, является "друг народа" Михаил Тухачевский.
  Да, он посмертно реабилитирован Верховным судом СССР со снятием с него обвинений в преступлениях, которых он не совершал, и потому даже восстановлен в воинском звании Маршала Советского Союза. Но Тухачевский совершил преступления настоящие, о которых нормальное гражданское общество не должно забывать.
  Мертвого невозможно ни судить, ни казнить. Однако воздать своим предшественникам по заслугам путем восстановления исторической справедливости потомки вправе.

Thumbs up Thumbs down

22

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

mark пишет:

29.12.2008 | 23:18   
Неоцененные и забытые командиры РККА. (#)

  Вот я не пойму, почему Тухачевский пользуется такой популярностью у нас в стране. Да он не был заурядной личностью, но ведь были более талантливые офицеры РККА, о которых не гремит так слава, как о Тухачевском. Например, маршал Егоров, бывший царский полковник генштабист, который разгромил Деникина, почему-то не пользуется такой славой. А ведь он мог быть полезным и во ВМВ, как и маршал Шапошников. По-моему, хорошая аналогия. Кстати Сталин, дважды, вычёркивал Егорова из расстрельных списков. Я уверен, что Егоров не был причастен к заговору. И ещё. Почему-то нет лавров Тухачевского и у Триандафиллова Владимира Кириаковича, тоже бывшего царского полковника, который и громил Колчака, возглавляя штаб Фрунзе. Триандафиллов, считается главным советским военным теоретиком, то есть родоначальником. Он кстати был оппонентом Тухачевского и считал его карьеристом и не более того. Почему о Триандафиллове нет такого множества книг и передач, как о Тухачевском?

Thumbs up Thumbs down

23

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

http://fat-yankey.livejournal.com/84162.html#cutid1

Книга бревна  пишет:

[Dec. 20th, 2008|07:20 pm]
  Наравне с сарказмом, риторический вопрос, применённый в качестве аргумента, относится к "нечестным" приёмам дискуссии. "Нечестным", но весьма распространённым. Так, часто встречающимся аргументом пропонентов теории об "особенной агрессивности СССР" является риторический вопрос - "а зачем тогда Сталину (Брежневу)..." далее идёт что-нибудь типа "танков больше чем во всём остальном мире вместе взятом", "линкоры класса 'Советский Союз'", "300 дивизий" ну и т.д. и т.п. Подставить по вкусу.
  "Нечестность" приёма в том, что ответ подразумевается очевидным, при этом собеседник в подтексте упрекается в том, что таких очевидных вещей он не знает. Как и везде, применение "нечестного" приёма свидетельствует о слабости позиции, о невозможности отстоять её по-честному, прямыми утверждениями и доводами. То есть это один из маркеров слива. Отвечать на риторические вопросы западло. Однако, по теме высказаться можно.
  Если переформулировать "нечестный" риторический вопрос в "честное" прямое утверждение, то оно будет звучать так: чрезмерная милитаризация государства в отсутствии внешних угроз является однозначным признаком готовящейся агрессии. То есть утверждается, что милитаризация может иметь только внешнеполитическое объяснение. Милитаризация есть подготовка войны, а раз внешней угрозы нет, то готовится агрессивная война. На первый взгляд логично.
  Однако, давайте обратимся к наблюдению за действительностью, которое заменяет историку эксперимент. Я хочу обратить ваше внимание на КНДР. КНДР - крайне милитаризованное государство. При населении 23 млн. человек, и валовом продукте около 40 млрд. долларов, страна содержит вооружённые силы в 900 тыс.человек., не считая территориальных военнизированных формирований. Срок службы в вооружённых силах составляет 5-8 лет. На вооружении армии состоит более 3000 танков, 13 тыс. орудий и миномётов, 1200 боевых и 300 транспортных самолётов. Население живёт в крайней бедности, регулярно стоит на грани голода, а то и перескает эту грань. При этом правительство тянет собственную ядерную программу и находит возможность производить танки и самолёты (в т.ч. лицензионный МиГ-29) "с опорой на собственные силы" (данные отсюда). Думаю, я не ошибусь, если назову КНДР самым милитаризованным государством планеты. Гнет военного бремени лежащий на народе страны "чучхэ" тяжелее, чем где бы то ни было.
  При этом об опасности внешней агрессии, оправдывающей подобную степень милитаризации, речи нет. Если перед Корейской войной нападение Юга на Север было вполне возможным сценарием, то сейчас политическая ситуация на Юге совсем не такова. Маловероятна сколь-нибудь масштабная агрессия (да и хотя бы просто силовое давление) со стороны Японии, России или Китая. То есть внешней угрозой такой уровень милитаризации необъясним.
  Объясним ли он тем, что КНДР готовит масштабную агрессию? Можно ли себе представить что любимый руководитель товарищ Ким Чен Ир расчитывает на своём веку дождаться ситуации в которой станет воможным применение всей этой армады для стремительного броска на Юг? Можно ли себе представить, что великий вождь товарищ Ким Ир Сен расчитывал на это в последние двадцать лет своей власти? Можно. Но только в том случае, если считать, что правители династии Кимов совершенно неадекватные люди. В международной обстановке 1970-2000-х такое развитие событий было невозможно и изменение этого положения дел в обозримом будущем не предвидится.
  То есть внешнеполитического объяснения сверхмилитаризация Северной Кореи не имеет. А значит, сверхмилитаризация государства может объясняться не только внешне- но и внутриполитическими причинами. Я тут не имею ввиду только страх перед восстанием народным и необходимость содержания огромной армии, чтобы его подавить. Конкретно для страны чучхэ это совершенно немыслимый вариант. Нет, есть и более тонкие моменты. Например, сверхмилитаризация может быть использована для поддержания общества в состоянии постоянного мобилизационного стресса, что совершенно необходимо для того, чтобы работали командные схемы управления экономикой и обществом (а другие схемы обществу советского типа неведомы). Сверхмилитаризация может удовлетворять ведомственные интересы влиятельных элит - военно-промышленного комплекса. Ведь вес бюрократа определяется долей бюджета, которой он распоряжается. И т.д.
  Отсюда ясно, что сверхмилитаризация в отсутствии адекватной внешней угрозы сама по себе не может быть доказательством агрессивных намерений. Это необходимое, но не достаточное условие. Ответом на риторический вопрос "зачем Сталину 20 тысяч танков?" будет вполне искренний вопрос: "действительно, зачем?". Цели сталинской сверхмилитаризации не являются самоочевидными.

PS.
  Лично я придерживаюсь мнения, что сталинская сверхмилитаризация 30-х была прежде всего обусловлена внутриполитическими причинами и лишь начиная с конца 30-х к этому примешивается общий возросший уровень военной опасности.
  В принципе, можно считать потенциально агрессивной любую державу заинтересованную в изменении статус-кво в свою пользу. Но дальше стоит вопрос о методах. Есть истинно-агрессивные державы, выбравшие курс на изменение статус-кво силовыми методами, не боящиеся ради этого идти на конфликт с великими державами защищающими мировой порядок. Это "львы". Есть агрессоры-оппортунисты, не вступающие в конфликт с великими державами ради того, чтобы урвать себе кусочек, но с удовольствием пользующиеся результами работы "львов". Это "шакалы".
  Если взять политическую ситуацию конца 30-х - начала 40-х, то Германия и Япония безусловно "львы". А СССР - "шакал", в одном ряду с Польшей, Венгрией, Румынией, Финляндией.

Thumbs up Thumbs down

24

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

http://www.polit.ru/lectures/2009/01/13/pribalt.html
Сталинский проект для Прибалтики
Лекция Елены ЗубковойМы публикуем полную расшифровку лекции доктора исторических наук, профессора РГГУ, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Елены Зубковой, прочитанной 4 декабря 2008 года в клубе — литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру». Лекция прошла накануне первой масштабной международной конференции по истории сталинского периода отечественной и мировой истории, состоявшейся 5 – 7 декабря в Москве «История сталинизма: итоги и проблемы изучения».

Елена Юрьевна Зубкова - выпускница Факультета архивного дела МГИАИ (ныне РГГУ). Работала в качестве приглашенного профессора в университетах Констанца и Тюбингена (Германия). Сфера научных интересов - история СССР периода позднего сталинизма и Оттепели. Автор книг по социальной, культурной и политической истории России, в том числе монографий: «Общество и реформы, 1945-1964» (1993), «Russia after the War: Hopes, Illusions, and Disapointments, 1945-1957» (1998), «Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953» (2000), «Прибалтика и Кремль» (2008). Автор мультимедийного информационно-образовательного комплекса «ХХ съезд» (2003), серии передач на радио «Свобода» «Документы прошлого» (1998- 2005). Елена Зубкова подготовила документальные публикации: «Лазарь Каганович. Памятные записки» (1998), «Советская жизнь. 1945- 1953» (2003)............................................................

Thumbs up Thumbs down

25

Re: Представляем серию «История Сталинизма» (Н.Петров и В.Кондрашин)

http://echo.msk.ru/programs/staliname/564534-echo.phtml              Эхо Москвы                        10.01.2009 20:05 
Тема : Коллективизация и Красная Армия
Передача : Именем Сталина 
Ведущие : Нателла Болтянская 
Гости : Нонна Тархова

Thumbs up Thumbs down