26

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

Игорь Мангазеев пишет:
Stakan пишет:

не имею никакого желания общаться своими мыслями с моральными уродами.

Взаимно - и с моральными дегенератами, и с физическими вырожденцами.

КАКОЙ ЖЕ ВЫ ТУПОЙ!

От приехавшего из Мариинской вол. учителя Боровлянского М. Н. пр. училища я услышал нечто ужасное. В Мариинской вол. (с. Жуланиха) и по сие время еще царствует Советская власть. Известный и мне и г. Барнаулу житель с. Жуланихи Григорий Федорович Рогов -- служивший у большевиков в земельном комитете и активно поддерживавший Советскую власть, и по сие время не может охладить своего пыла и, пользуясь беспросветной темнотой и невежеством зачернских людей-медведей, вооружает граждан против существующей власти, распуская о ней самые ужасные шарлатанские слухи, вооружает население против земских самоуправлений, следствием чего земской управы в Жуланихе нет и волостной комитет отказался выполнять свои функции и, следовательно, в Мариинской волости полнейшая анархия. Земства нет, почтовое отделение закрыто, земские ямщики и квартиры сняты. Хотел было я в среду 31 июня собрать там волостной сход, но мне некоторые из мариинцев сказали, чтобы я не ездил, ибо пользы из этой поездки не выйдет никакой. Несколько раз вр. исполнительный комитет исполнял распоряжения уезд. земской управы, собирая волостные собрания для восстановления земства, но селения не давали гласных и тем срывали собрания. Что делать? Жду срочных распоряжений. Думаю все же рискнуть в среду заехать в Мариинскую волость, чтобы лично убедиться в происходящем там. Считаю долгом просить губернский комиссариат принять решительные меры к ликвидации "Мариинской федеративной Советской Республики", для чего необходимо командировать отряд вооруженной силы для немедленного ареста главарей, из них первый есть Григ. Федор. Рогов. Убедительно прошу срочных распоряжений с этим же нарочным или по телеграфу.

Уполномоченный Временного Сибирского правительства -- А. Левашов

На докладе две резолюции от 14 августа 1918 г.


...4) Из Больших Казарм отряд направился в заселок Феоктистовский, Косихинской волости, расположенный вблизи станции Баюново, Алтайской ж. д., где выяснилось, что проживающими там Исаем Лобановым, Андрианом Куликовым, Николаем Смоленским, Михаилом Панихиным и Михаилом Луняк ведется тайная и явная агитации за Советскую власть и имеют общение с известными бандитами -- Роговым и Палкиным и всякими средствами оказывают им содействие. Произведенным у них обыском ничего предосудительного не обнаружено, но были задержаны Куликов и Луняк.

...б) 16 сего июля на ст. Баюново задержаны два дезертира Митюков и Поляков, переданные в распоряжение Барнаульского уездного воинского начальника. От приехавшего на ст. Баюново косихинского волостного секретаря осведомился, что в 4-х верстах от Косихи бродит банда вооруженных численностью в 15 человек; там же в Косихе шатаются более 75 человек дезертиров и такое же количество дезертиров в селе Зырянке, Косихинской волости, о чем телеграфом известил Вас, прося высылки более сильного воинского отряда.

...8) В ночь с 19 на 20 сего июля отряд прибыл в село Косиху, где установлено было местных дезертиров до тридцати одного человека, из которых удалось задержать лишь восемь, а остальные двадцать три, как заявили их родители, отправились якобы к воинскому начальнику. Здесь настроение общественной жизни не вполне спокойное, ибо с одной стороны оно нарушено событиями, имевшими место в селе Жуланихе и ее окрестностях, а с другой -- агитация местных бывших совдепщиков: Якова Ермакова, Ивана Коковкина, он же Китов и Дмитрия Крюкова, которые мною в порядке военного положения привлечены к переписке в качестве заподозренных, и двое из них -- Ермаков и Коковкин, он же Китов, заключены под стражу в Барнаульскую тюрьму, а Крюков успел скрыться...

Подлинное за надлежащим подписом.

С подлинным верно: старший делопроизводитель -- подпись

ГАРФ. Ф. 147. Oп. 10. Д. 51. Л. 3, Зоб, 8, Зоб, 9. Машинописная копия с копии.


Сообщаю Вашему Превосходительству, что расследованием событий, имевших место в Мариинской волости, Барнаульского уезда, в феврале месяце с. г., установлено следующее:

Крестьянин села Жуланихи, Мариинской волости, Георгий Рогов, бывший сиделец винной лавки, был близок к Барнаульскому Совдепу и сумел воспользоваться тем обстоятельством, что, после восстановления законной власти в уезде, на местах не было органа, наблюдающего за действиями волостных управ, и что Мариинская волость, расположенная на краю тайги в 140 верстах от Барнаула, ускользала от наблюдения управления уездом, Рогов уверил население, что земское самоуправление -- одно и тоже, что Совдеп и что недалек тот час, когда Советская власть будет полностью опять восстановлена. Пропаганда Рогова безусловно имела успех в Мариинской волости, т.к. население, видя безнаказанность его, уверилось в том, что советские деятели могут вернуться к власти. Сознавая, что правительство может обратить внимание на его пропаганду, Рогов умело стал вербовать себе сообщников между преступным элементом населения окружающих сел.

Результатами агитации Рогова явилось то, что многие молодые люди, подлежащие призыву на военную службу, совершенно не явились, а некоторые из явившихся дезертировали с воинских частей даже с казенным оружием и присоединились к шайке Рогова; население Мариинской волости не только не выдает их, но всячески скрывает, боясь мести со стороны Рогова и его соучастников. Во главе шайки, кроме Рогова, стоят: дезертир сын жуланихинского ямщика Никита Соколов и дезертир Федор Шмырев. Численность шайки точному учету не поддается, но, очевидно, в ней не менее 200 человек.

Шайкой Рогова совершены следующие преступления: покушение на ограбление Мариинской волостной земской управы, неудавшееся потому, что член управы, ночевавший там, под выстрелами разбойников убежал, и они не могли вскрыть несгораемого шкафа. Ограбление на земской квартире десятника Барнаульской уездной земской управы Багаева. Убийство и ограбление в дeр. Мишиха семьи Шкаринковых, где грабители взяли 30000 руб. Убийство милиционера Дяденькина и объездчика Жданова и масса вымогательств денег у зажиточных мужиков под угрозой убийства.

Рогов, являясь безусловно инициатором перечисленных грабежей и убийств, в совершении их сам не участвовал, что дает повод предполагать, что план его был поставить всех членов шайки в необходимость в дальнейшем бороться против правительства, дабы не подвергнуть себя заслуженной каре. Щедро награждая своих сообщников воинскими чинами, Рогов создавал из них свой штаб для будущего выступления, вербуя рядовых бойцов за Советскую власть.

Для преследования шайки Рогова в Мариинскую волость в феврале месяце сего года был командирован отряд войск из 140 человек, 8 офицеров при одном пулемете и 1-м трехдюймовом орудии, под командой штабс-капитана Бухалова.

Прибыв в село Жуланиху, отряд Бухалова Рогова в этом селении не застал, т.к. информация Рогова была настолько хороша, что за два дня до прихода отряда, он выехал из Жуланихи, а затем сел на поезд на ст. Овчинникове, куда его отвез крестьянин Санюшкин (пойманный отрядом капитана Бухалова) и уехал, по-видимому, в Ново-Николаевск.

Перед приходом в с. Жуланиху отряда разбойники разбежались, а жителей, крайне терроризованных, они, напугав тем, что подходящий отряд будет избивать всех жителей, и местное население в страхе отказалось давать какие бы то ни было сведения о разбойниках, а тем более помогать ловить их.

Положение отряда было крайне тяжелое: за Жуланихой начинается почти непроходимая тайга (чернь по местному названию) с массой заселков, заимок и лесных избушек и ловля там преступников, без активной помощи населения, была положительно немыслима.

Выяснив все положение, в котором очутился отряд по прибытии в с. Жуланиху, капитан Бухалов поставил своей первой задачей успокоить население, дать ему понять, что он, как представитель твердой законной власти, прибыл не для избиения жителей, как им внушали, а наоборот, для защиты их же интересов от разбойничьей банды. Отряду было отдано строгое распоряжение не притеснять население, а жителям, объяснив свои задачи, капитан Бухалов приказал доставлять дезертиров. Результаты оказались налицо. Население, видя доброжелательные к нему действия, изменило тактику. Началась усиленная доставка дезертиров и энергичное содействие к поимке преступников. Всего отправлено до ста человек дезертиров к воинскому начальнику, не считая огромного количества самостоятельно явившихся в свои части.

После этого начались аресты самих разбойников и их родственников, укрывавших их и так или иначе замешанных в делах шайки.

Для того, чтобы воочию показать на месте, чем караются такие преступления, какие были в Жуланихе, капитан Бухалов, согласно приказаний моих и уполномоченного командующего войсками округа по Барнаульскому району, решил предать главарей шайки военно-полевому суду на месте, для чего начальником милиции 2 района Якубовским было произведено быстрым темпом дознание, с достаточной полнотой выяснившее виновность главарей шайки Шмырева, Соколова, Олимтева, Печенкина и Самошкина...

ГАРФ. Ф. 147. Oп. 8. Д. 16. Л. 68, 68 об, 69. Машинописный подлинник.


Штаб 1-ой Томской Советской партизанской дивизии по вопросу об участии командиров партизанских отрядов тов. Рогова и Новоселова постановили: довести до сведения Советской власти следующее: Рогов и Новоселов вместе со своим отрядом имели свои громадные заслуги перед Советской властью самим фактом существования отрядов в Сибири и тем, что от самого Барнаула на правом фланге российских советских войск до Щеглова силой и авторитетом роговского и новоселовского отряда совместно с партизанскими отрядами, теперь объединенными в 1-й Томской Советск. дивизии, свергнута власть Колчака и уничтожена 3-я армия впереди российских войск. Заслуги партизанских отрядов перед Советской властью велики. И если были случаи грабежей, сожжение церквей и уничтожение имущества буржуазии, то этому причиной служили объективные условия жизни партизанских отрядов. Их постоянный волчий образ жизни, уничтожение их семей и имущества, вечное предательство их врагами озлобило партизан и это чувство озлобления в некоторых случаях брало верх над рассудками и результатом этого были прискорбные случаи в партизанских отрядах вообще, а в частности в отряде т. Рогова и Новоселова. Кроме того, желание скорее покончить с Колчаком со стороны тт. Рогова и Новоселова заставляло их не быть особенно разборчивыми в подборе людей в отряды, конечно, туда попали люди, не вполне соответствующие партизанскому званию. Они-то, главным образом, и подорвали авторитет отряда тов. Рогова и Новоселова, то поэтому штаб 1-й Томской Советской партизанской дивизии просит Советские власти принять все это во внимание и возможно скорее освободить их из-под ареста, воздав им должное за их большие заслуги перед Советской властью.

Начальник дивизии -- Шевелев

Начальник штаба -- Н. Буинцев

Командир 3-го полка -- подпись

Адьютант штаба -- подпись*

ГАНО. ФП. 5. Оп. 4. Д. 1255. Л. 5. Машинописный подлинник.

Наш отряд был арестован 7-м "Красных орлов" полком под командованием т. Мамонтова.*

В селе Панфилове Щегловского уезда. Отряду предъявили обвинение в грабежах и насилиях над мирным населением. Мы не отрицаем случаи отдельных грабежей и насилий отдельных членов отряда, но весь отряд Рогова в этом обвинять нельзя. Кроме этого под видом нашего отряда грабежом занимались отряды разбойничьих шаек, ничего с отрядом Рогова не имеющих. Мы все время находились в стычках с колчаковскими бандами. Нами заняты город Тогул** и город Щеглов. Мы все арестованные находимся в военном городке в бараке N 3. Помещение грязное, заразное и много среди нас уже заболело тифом. Нас совершенно не кормят. Мы голодаем и очень волнуемся, что нас защитников Советской власти поставили в одинаковые условия с белогвардейскими пленными, с которыми мы еще недавно ожесточенно сражались. Мы просим ревком освободить нас и предоставить право служить в рядах Красной рабоче-крестьянской армии и ценою своей крови смыть то позорное пятно, которое наложили на наш боевой добровольческий красный крестьянский отряд.

Просим немедленно известить нас о Вашем заключении по нашей просьбе***.

Настоящее подписываем: за неграмотных представителей Соболевский, Рудаков Николай, Шадрин Киприян.

ГАНО. ФР. 1137. Оп. 1. Д. 37. Л. 1-2 об. Рукописный подлинник.

Привет

Всем волостным и сельским ревкомам Барнаульского, Бийского, Кузнецкого и протчих уездов.

Всем товарищам крестьянам, рабочим и партизанам шлю искренний привет и приношу вам, товарищи, глубокую благодарность за ту поддержку, которую вы оказали мне во время борьбы с кровавым самодержцем Колчаком за освобожденье трудового народа от гнета и произвола алчных к власти дармоедов. Спасибо вам, братьям, что вы не забыли меня, когда я был заключен в тюрьму волками в овечьей шкуре.

Товарищи, все перенес с вами в тайге, борясь за СВОБОДУ, РАВЕНСТВО и БРАТСТВО трудового народа, за это отсидел в тюрьме два (2) месяца, теперь я освобожден и шлю вам товарищеский привет не как арестант, бандит и грабитель, а как свободный гражданин, снова готов бороться против угнетателей, дармоедов, Колчака. С вами я пойду против всех врагов, товарищи, организуйтесь в истинную трудовую коммуну без участия белоручек и кулаков. Сплачивайте ваши трудовые ряды и в нужный момент выступим сплоченными рядами добывать истинную СВОБОДУ.

За свободу, равенство и братство.

Смело вперед.

Нач. [альник] пар. [тизанского] отр. [яда] Г. Рогов

ЦХАФ АК. ФП. 2. Оп. 1. Д. 64а. Л. 3. Машинописная копия.


ВООРУЖАЙТЕСЬ ПРОТИВ НАСИЛИЯ И ОБМАНА

Товарищи крестьяне и рабочие. Настоящий момент освобождения жизни нам подсказывает и подталкивает нас вперед к социальной революции, которая должна освободить труженика от адского труда, от нищеты и рабства. А для этого, труженики, от вас требуется усиленная работа, для того, чтобы освободиться от всех тиранов, властелинов и захватчиков труда крестьянина и рабочего, для этого, товарищи крестьяне и рабочие, необходимо восстать как одному человеку и прогнать всех, кто не дает нам свободу и уничтожить все законодательные учреждения, которые порабощают вас, как то: Ревкомы, Советы, Комиссары и Лесничества, потому что эти учреждения окромя порабощения ничего вам не дали, а поэтому вы должны отказаться от повиновения какой бы то ни было власти и должны признать самоуправление самого народа, т.е. в дела деревни никто не должен ввязываться, кроме вас самих, также и в дела фабрик и заводов тоже самое никто не имеет права ввязываться, кроме самих рабочих, так как каждый труженик должен быть хозяином своего труда, дабы заставить дармоедов трудиться. Товарищи крестьяне и рабочие, враги революции вас натравляют, говорят, что анархисты выступили за царизм, нет, это ложь, мы выступили против какой бы то ни было власти, против всякого насилия человека над человеком, мы боремся лишь в защиту труда с врагами труженика, видим самое главное власть, собственность и религия, наш долг перед революцией -- освободиться от всего этого, а как мы и видим врагом революции не личность, а условия, поэтому против личности же мы поднимаем оружие только тогда, когда последние вооружаются против нас и оружием или ложью и обманом, т.е. мы должны защищать истину и справедливость, а бороться с теми, кто посредством обмана или насилия хотит себе присвоить львиную долю труда.

Их собственные подписи: П. Леонов, Новоселов, Рогов*

Комиссия Алтайской Федерации: Габов

Верно: копия с копии верна секретарь -- подпись

ГАНО. ФП. 1. Оп. 2. Д. 2. Л. 34. Машинописная копия.


Процесс перехода от партизанского порядка к нормальной государственности вступил в новую стадию кризиса. Недовольные элементы стали группироваться с целью активного выступления. Обозначились определенные контрреволюционные районы. Прежде других наметились два района, бывшие раньше повстанческими центрами: юго-восточная часть Славгородского уезда, примыкающая к борам, и район на юго-западе от города Камня.

... В районе сел Ст. Тараба и Жуланиха на границе Барнаульского и Бийского уезда партизан Новоселов и др., именуя себя анархистами, начали готовить восстание. Центром движения они сделали популярного вождя Рогова, озлобленного арестом и побоями в тюрьме. Лозунги -- засилье буржуазии в городе, неподходящие нам приказы, несправедливость разверстки. Созывался съезд крестьян и партизан, недопущенные нами. Часть крестьян идет за Роговым, часть боится его сподвижников. Новоселов [слово не поддается прочтению] Рогов открыто высказывается за Советскую власть, но ведет в тоже время двойную игру.

Нами был послан отряд губчека с агитационным аппаратом. Проведена организация партийных ячеек в Тогуле и др. пунктах. Арестованы некоторые сообщники Новоселова. Сам он скрылся. Рогова не арестовали ввиду популярности и обещания под честным словом приехать в Барнаул, на что я однако мало рассчитываю. Обнаружилась связь с правами эсерами. Население отнеслось к нашим отрядам дружелюбно. Однако по новым сведениям положение продолжает внушать опасение...

Без подписи**

ГАНО. ФП. 1. Оп. 2. Д. 35. Л. 9, 9об.


...Верх-Чумышская... волость. Ревком находится в составе хорошем. Проверив ихнюю работу, убедился, что дела идут правильно, когда я пояснил, что приехал выбирать Советы, то волревком сказал, что приветствует нас, что нам надоело здесь сидеть все время; говорят, что мы назначены, а не выборные. Когда я попросил объяснить, какое настроение сел и деревень, то [сказали,] что хорошее, только одно село Старо-Тараба настроение не очень хорошее. В волости в некоторых селах есть ячейки, ну очень мало... После обсуждения всех вопросов приступили к обсуждению относительно сельских выборов, когда закончили сельские выборы, был созван волостной съезд, где сделал доклад о выборах волисполкома и делегатов на уездный съезд Советов. Собрание прошло хорошо. Окончив выборы -- поехал дальше. Приезжаю в Дмитро-Титовскую волость. Здесь настроение волревкома революционное, дела идут хорошо, есть партийная ячейка Познакомился [с] составом волревкома. Когда пояснил, что приехал выбирать советы -- были очень рады. Когда спросил настроение волости -- ничего. Был приглашен к секретарю ячейки, где собрал членов, где мне сказали, что к нам приезжал от Жуланихи Новоселов, который говорил на собрании крестьян, что не надо власти, всякая власть есть насилие над человеком. Вы говорите, что от крестьян требует город хлеба для рабочих, а в городе 26 тысяч дармоедов, 16 тысяч офицеров, полный Барнаул, и все заседают в учреждениях.

Был обмен мнений, потом сказал товарищам, что нам надо приступить к выборам в сельские Советы... Когда съехались делегаты, сделал доклад, стали выбирать волисполком, выборы прошли хорошо... Закончив выборы, отправился дальше. Приезжаю в Озерно-Титовскую волость. Волревком находится на страже Соввласти, когда стал беседовать, я спросил -- какое настроение крестьян. Волревкомовцы говорят, что к власти враждебное настроение во всей волости, нет партийных ячеек, я спросил, почему нет ячеек, они говорят -- крестьяне идут против власти и нам, говорят, ячейки не нужны. Попросил волревкомовцев, потому, что ребята хорошие, поехать по селениям, что было сделано, когда выбрал сельские Советы, сделал съезд волостных представителей, сделал доклад о сущности и задачах Советской власти, когда приступил к выборам и открыл собрание -- выбирали председателя 3 часа, ну с трудом, все-таки был избран после пояснения, стал делать выборы волисполкома, то крестьяне стали в тупик. Я обратился к крестьянам и сказал, почему вы не выбираете. Один крестьянин встает и говорит, что же вы молчите, говорите открыто, что мы против власти. Крестьяне закричали, что да, нам власть не нужна. После долгого волнения стали приступать к выборам волисполкома, что и было сделано. Волисполком избран, а также и делегаты на съезд.

Мариинская волость. Приезжаю в с. Жуланиху, волревком в плачевном виде, когда я спросил, что у Вас есть ячейка, они усмехнулись и говорят, что здесь безвластие, ячеек нет. Стал беседовать и пояснил, что приехал выбирать Советы. Они спросили, как Вы приехали -- у нас настроение против власти. После беседы я просил, чтобы они помогли мне провести по селениям Советы, что было сделано. Приезжаю обратно в с. Жуланиху, т. Рогов послал своего мальчика, чтобы мы пришли к нему. Придя на квартиру, познакомились, он сказал: "Вы по каким делал приехали?" Мы сказали, что выборы в Советы производить. Он сказал, что приветствует Мы спросили, почему Вы не едете в город работать, он сказал, что у вас в городе много гадов, которым надо сделать чистку, как только поправлюсь здоровьем я приеду. После продолжения беседы, где он жаловался за что был посажен в тюрьму и т.д. На второй день съехались делегаты. Открыл собрание, предложил выбрать председателя, который прошел голосованием. Он вышел и сказал, что председателем буду, но протокол подписывать не буду. Крестьяне спросили, почему он не будет подписывать протокол, он сказал, что мы идем против власти, то мне не нужны никакие выборы. Крестьяне все сказали, что долой властелинов Советского правительства. Я хотел закрывать съезд, как крестьяне сказали, что будем выбирать Советы. Выбрали председателя. Открыл съезд, сделал доклад. Выборы происходили с утра до вечера и волисполком был избран и делегаты на съезд. На съезде говорили крестьяне, почему у Вас в Барнауле много гадов, которые сидят на тепленьком местечке и кушают жареные котлеты, почему вы не делаете чистку этим гадам. Мы кровь проливали в Сибири, чтобы уничтожить этих гадов, а власть их огораживает штыками, вот вам пример У вас в отделе народного образования сидит секретарь и делопроизводитель Левашов, который приезжал к нам при власти Колчака инструктором и формировал добровольческие армии Левашов говорил, что в Барнауле Цаплин и др. советские работники делали себе искусственные мозоли и говорили, товарищи, мы рабочие, собственно смеялись над советскими работниками и теперь он находится на ответственном посту. Были посланы несколько материалов, даже протокол за подписью его, как он говорил, ну все-таки меры не принимаются Как же смотреть на этих гадов рабочему и крестьянину Раз эта власть смотрит на этих гадов с опущенными глазами, то мы, крестьяне, организованным порядком с пилами и топорами, с кольями и пиками пойдем на этих волков, прикрывшихся овечьей шкурой, чтобы наша кровь в Сибири не проливалась зря. Раз стали работать, то будем работать до последней капли крови, ну все-таки гадов уничтожим, хотя они огородились штыками.

Съезд закрыт, крестьяне разъехались.

Инструктор -- Моисеев.

С подлинным верно: подпись

ЦХАФ АК. ФП. 2 Oп. 1. Д. 127 Л. 18, 18об Машинописная копия.

1920 года июля 3 дня: утром председатель ячейки получил секретное сообщение от инструктора-организатора т. Медведева, бывшего в д. Евдокимовской, что там у гражд. Евгения Тагильцева скрываются Рогов и Возилкин. Гр. Тагильцев утром пришел давать корму скоту и увидел на сене Возилкина и Рогова, пообещав им, что не выдаст, пошел в сельский Совет и заявил бывшему там случайно инстр.орг.* Слесареву, с которым находились т. Медведев, Клоков, Добуль,.. инст. орг. т. Слесарев послал т. Медведева в с. Д. Титовское сообщить председателю ячейки, чтобы ехали на помощь, а около сеновала, где скрывался Рогов, поставил посты на нужных местах.

Получив сообщение, председатель бюро т. Полетаев собрал членов ячейки Грудева, Закурдаеву, Бедарева, Старцева, пригласил инстр. по разверстке хлеба т. Гусельникова и случайно проезжавших от уезкомдезертира** т. Азарова и т. Артемова и ямщика Д. Зарешнова, вооружившись, поехали в д. Евдокимову. Одновременно т. Закурдаева выехала в с. Сунгайское с экстренным пакетом к командиру 232 пех. полка за отрядом. Когда прибыла ячейка и прочие товарищи, было сделано секретное заседание, чтобы обсудить, как удобнее действовать. Условившись, пошли и оцепили весь двор, где по донесению гр. Тагильцева скрывались Рогов и Возилкин. т. Слесарев, по условию, дал выстрел, ему ответили тем же, это означало, что двор оцеплен со всех сторон. Укрывавшимся было предложено сдаться без боя. Не получив ответа, стали обстреливать сеновал, прислушиваясь, не слышно ли стонов, но не было слышно ничего. Стали ждать отряд. Осмотрели весь двор, солому, но не нашли ничего, т. Полетаев приступил к допросу лиц, стоявших на постах и, угрожая арестом, говорил, что не перевели ли они их в другое место, но т. Коптев уверял, что Рогов и Возилкин здесь Не дождавшись отряда, сами приступили к делу, предложено было тщательно осмотреть сеновал и убрать сено в другое место, т. Старцев и Гусельников влезли на сеновал и стали штыками колоть сено, а т. Коптев, когда они слезли, стал вилами сваливать сено в другое место. Рогов, высунув руку, выстрелил из нагана. Коптев вскрикнул и упал. Пуля пролетела мимо. Рогов выскочил в ближние к сеновалу воротца и бросился бежать по направлению к Чумышу. Товарищи рассыпались в цепь и, обстреливая его, кинулись за ним, предлагая ему сдаться. Выстрелы не достигали цели. т. Полетаев остановился и с колена, взяв на мушку, ранил Рогова в ногу, он побежал тише, вторым выстрелом Рогов был ранен в шею и, подняв наган к виску, Рогов убил сам себя. Подбежавшими товарищами он был обыскан, взят у Рогова наган, 1914 г., за N 58691, золотые часы, 15 патронов. Больше не было ничего.

Покончив с ним, вернулись искать Возилкина. Прежде чем приступить к обстрелу, крикнули: сдавайся без боя. Ответа не было. Сделали обстрел, прислушались: ни звука. Вновь обстреляли сеновал с другой стороны. Ничего не слышно, т. Старцев предложил обстрелять потолок снизу. Когда стали подходить, т. Слесарев и Полетаев несколько раз предлагали сдаться, но никто не отвечал, тогда т. Полетаев сказал Слесареву так, чтобы слышал Возилкин: "т. Возилкину ничего не будет, ведь он пошел под страхом оружия". Когда подошли к воротам, Возилкин слез с сеновала, и крикнул: "Товарищи, я сдаюсь?". Приступили к тщательному обыску: оружия не было при нем, но в карманах нашли 1) Записную книжку, в которой записаны несколько адресов. 2) Письмо Марии Михайловне Соколовой, в котором он называет себя анархистом, пишет, что они ведут скитальческую жизнь. Выступили против гадости, властелинов с 1 мая. Сообщает, что хотел увезти 50 пуд. хлеба им, но эта гадость, власть, не пропускает, лучше бы ей отправить, чем дармоедам, гадости, что Григ. Фед. Рогов с ним. Спрашивает, что у них происходит, сообщает, что крестьяне сочувствуют им. 3) Письмо от Map. Сокол. и ее сына Дмитрия и Шуры Соколовых. 4) Гимн анархистов и др. анархический и револ. песни. 5) Конверт со штемпелем комиссии Учр. собрания.

Через час после уб [ийства] Рогова приехали 20 [товарищей] красноармейцев 232 пех. полка, вызванных т. Закурдаевой. До Сунгайской, где стоит 232 полк, 35 верст. Они взяли труп Рогова и арестованного Возилкина и увезли в с. Сунгайское.

Председатель -- Полетаев

Члены ячейки -- Старцев

Инст. орг. -- Добудь, Слесарев, Клоков, И. С. Медведев

Инст. по разверстке хлеба -- Гусельников

т. Азаров и Артемов выехали в другое село, поэтому к протоколу не подписались, за неграмотного Дмитрия Зарешнова по его личной просьбе расписалась Закурдаева.

Секретарь -- Закурдаева.

1920 г., июля 4 дня.

ЦХАФ АК ФП. 6 Оп. 1 Д. 13. Л. 18. 19. Рукописный подлинник.


ВАМ НЕ СТЫДНО?????

Отредактировано Stakan (08-11-2007 02:03:10)

Thumbs up Thumbs down

27

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

Stakan пишет:

мы должны защищать истину и справедливость, а бороться с теми, кто посредством обмана или насилия хотит себе присвоить львиную долю труда.

Их собственные подписи: П. Леонов, Новоселов, Рогов*

На мой взгляд, приведенные вами отрывочные сведения не отображают всю картину борьбы сибирских анархистов и сочувствующим им партизан в борьбе как против правления Александра Васильевича Колчака, так и против ревкомов, укрепившихся на штыках регулярных частей РККА.

...Кроме имен П.Ф. Леонова, Ивана Новоселова, Григория Федоровича Рогова с ходу можно назвать имена руководителя двухтысячной Народной армии Петра Кузьмича Лубкова (Мариинский уезд; сведения о нем имеются в Краеведческом музее Ижморского района Кемеровской области), роговки Анны Белокобыльской (оперирующей близ Прокопьевского рудника), И.Е. Сизикова, Анны Белокобыльской, Масленникова, Милославского...

К слову сказать, начальником штаба Народной армии П.К. Лубкова был бывший капитан колчаковской  армии  Орлов. Но особый трагизм гражданской войны в Сибири (к которой исторически относился и Дальний Восток, и Казахстан) заключался в том, что антибольшевиЦкие силы не сумели объединиться, и в итоге были разбиты. Это произошло через три года после падения режима А.В. Колчака.

Антиправительственные восстания в Западной Сибири один за другим вспыхивали уже в 1920 году, когда с А.В. Колчаком уже было покончено. Первый из них охватил Причернский край: восточную часть Барнаульского уезда и примыкающие нему районы Бийского, Кузнецкого и Новониколаевского уездов. Подготовила и возглавила его группа партизанских командиров, ранее боровшихся против Колчака. Самыми известными среди них были Г.Ф. Рогов, И.П. Новоселов, И.Е. Сизиков и П.Ф. Леонов.
В конце июня восстали селения Степного Алтая. Затем вспыхнули "колыванский" мятеж и мятеж в Усть-Каменогорске (казаки, Бухтарма). Потом пятое по счету восстание, в 20-х числах сентября в Мариинском уезде (Петр Лубков).

Довольно подробно, но неполно историю сибирского анархизма осветил доктор исторических наук из Омска Анатолий Алексеевич Штырбул.

Отредактировано Игорь Мангазеев (08-11-2007 10:58:47)

Thumbs up Thumbs down

28

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

ПЕРЕХОД С:
http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=464&p=3

М. Сорокин. «Земля Кузнецкая».—Кемерово, 1992.
Первооснователем Кузнецкого острога [ныне Новокузнецк, крупнейший индустриальный центр Кемеровской области (Кузбасса). – И.М.] был поляк Осташка Харламов Михалевский… Приказчиком Верхотомского острога был Роман Жуковский, потомок польского ссыльного… Сосновский острог – Юрий Ядловский.

«Сибирь в период гражданской войны». – Кемерово. – 1995.
Охрана магистрали вверялась союзным военным силам (с закреплением ее отдельных участков за войсками конкретных стран). Особо подчеркивалось, что деятельность комитета и его органов осуществляется «без нарушения каких бы то ни было суверенных прав русского народа и в сотрудничестве с русским железнодорожным персоналом» и прекращалась с отзывом иностранных воинских контингентов из Сибири. <…> Добавим, что именно на железные дороги в первую очередь нацеливали свои разрушительные действия красные партизаны.

«Документы и материалы по истории советско-польских отношений». – Т.2. – М. – 1964.
Стр. 74. Летом 1918 года в ряде городов Заволжья и Сибири были сформированы немногочисленные польские отряды либо при чешских войсках, либо при русских. (Командование над ними принял польский военный комитет). С момента создания сборных пунктов начался регулярный и довольно быстрый наплыв добровольцев. «Численность всего войска 8 000 человек: 4 полка пехоты, один полк кавалерии, один артдивизион и др».
Статистические данные и перепись польского населения на этой территории показывают, что в этот корпус можно было набрать 25 000 добровольцев ( а при мобилизации – 40 тысяч).
… Польский военный комитет был создан 15 июля 1918 г. в Челябинске на съезде польских реакционных организаций Польского революционного комитета борьбы за свободу и объединения Польши (с местопребыванием в Уфе) и Временного польского военного комитета (с местопребыванием в Омске).


«Сибирское бюро ЦК РКП (б) (1918-1920 гг». Сборник документов. – Часть 1. – Новосибирск. – 1978.
[Март 1919 г.?] Иностранного войска в Сибири почти нет; только за Читой имеются из Японии войска, да в Челябинске 4 сербских полка, один полк польских легионеров. Что касается чехословаков, то часть их разоружена.
Стр. 84. В Миньяре стоит польский легион имени Костюшко до тысячи человек, в каждом доме селения поселено по несколько человек поляков.
Стр. 92. От рабочих Миньярского завода. 14 февраля 1919 г. Штаб польского легиона стоит в Миньяре. В Миньяре стоит 15 рот польского легиона (не более 1 тыс. чел.) с орудием, но их вывели, кажется, на Усть-Катавский завод.
Ежели успех на стороне Колчака, поляки быстро правеют.
Стр. 227. Из доклада связного М.К. Аммосова Сиб бюро ЦК РКП (б) о переговорах с представителями революционной части польских легионов. Гор. Чклябинск. Не ранее 30 октября 1919 года.
…12 августа приехал в Омск (где встретился с уполномоченным). Я ему сказал, что уполномоченный РВС республики передал условия соглашения о переброске польских войск через Советскую Россию, на что он ответил, что военно-политические условия настолько изменились за последнее время, что он не может пока вести со мной никаких официальных переговоров… На мой вопрос, почему чешские части сражаются в тылу, ответил, что это незначительные стычки, притом они действую по долгу службы, так как охраняют железную дорогу.
Стр. 303. Тот факт, что переговоры в Омске с офицером-социалистом польских легионов вел М.К. Аммосов, подтвержден. В начале августа 1919 г. Сиббюро командировало М.К. Амосова в Омск с поручением доставить уполномоченному польской подпольной социалистической организации советские условия соглашения о переходе польских войск, находившегося на службе колчаковского правительства, на сторону Красной Армии и об эвакуации их через Советскую Россию в Польшу. …Легионы отказались идти из Новониколаевска в Миньяр на смену находившемуся там легиону…


«История Сибири», том 5, 1968.
Стр. 95. Многочисленные войска интервентов несли охрану городов и транссибирской магистрали.<…> (После боя под станцией Тайга) остатки трех колчаковских армий, белочехи и польские легионы быстро отходили на восток… Тиф тысячами косил людей.

Владимир Мирзоев. «Партизанское движение в Западной Сибири». – Кемерово. – 1957.
Стр. 90. (До конца сентября) 1919 г. в районе села Парамонова в 30-40 км от Леньков… партизанам удалось окружить один из белопольских  отрядов, но противник, обладая превосходством огня, держался, отбивая атаки. На выручку белополякам подошел другой [?! – И.М.] карательный отряд. Он отбросил партизан и сумел вклиниться в состав их боевого порядка. Положение было спасено ударом резервной партизанской роты, остановившей белополяков. (Ночью) партизаны приблизились к противнику и смяли его в рукопашном бою.
Стр. 106. [последняя декада сентября 1919 г.] Вдоль Алтайской железной дороги оперировали чешские отряды. <…> Наступление белых началось 1 октября 1919 года. 1-й польский полк двумя колоннами выступил из гор. Камня и двинулся на юг, в пределы партизанской территории. 3 октября он должен был соединиться с колонной Когутневского, шедшей из Славгорода, а затем идти на Солоновку.<…>Решающий бой произошел 7 октября. Белополяки, подойдя к Сидоровскому, произвели фронтальную атаку партизанских позиций на окраине села… Первая атака белополяков захлебнулась. Это, однако, не остановило их. (Они стремились лобовым ударом выбить партизан. Затем) поляки направили в обход села эскадрон конницы. <…> Поляки в замешательстве остановились, затем повернули лошадей и бросились назад.
Белополяки были разбиты. Под покровом темноты они отошли на север.
18 октября 1919 г. отряд Толстых пустил под откос польский воинский эшелон, в котором следовали в Славгород воинские части, предназначенные для подкрепления карательных отрядов. Диверсия… нанесла серьезный удар Белопольским частя, выведя из строя большое количество солдат, предназначенных для борьбы с партизанской армией Мамонтова Е.М.
Стр. 112. В начале ноября в Славгороде и Камне располагались части 1-го Белопольского полка

«Историческая энциклопедия Кузбасса». Под ред. доктора Л. Качмарека. – Познань: Штама. – 1996.
На центральном направлении за десять суток полки 27-й стрелковой дивизии без боев продвинулись от Новониколаевска [ныне Новосибирск] по железной дороге до станции Тайга, где 23 декабря 1919 года натолкнулись на упорное сопротивление оставленных в качестве заслона 5-й польской сибирской дивизии. <…> В ходе боя в тыл белролякам ударили восставшие рабочие депо. Сражение продолжалось 8 часов при 30 градусах мороза. Польские легионеры «дрались чрезвычайно храбро, однако их сопротивление было сломлено. Потеряв до 4 тысяч убитыми, поляки отступили и в дальнейшем, до самого Красноярска, в бои с Красной Армией не ввязывались».

ЭТО НЕ СОВСЕМ ТОЧНО. См. «Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее». Историко-экономический обзор. Под ред. В.В. Банникова. – Кемерово:  Кемеровское книжное изд-во. – 1978 -- 368с.
22 декабря начался бой за станцию Тайга. Будущий министр обороны СССР Маршала Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский, служивший тогда пулеметчиком в 240-м Тверском полку, вспоминал: «Жарковато было под станцией Тайга – там нам пришлось серьезно подраться с поляками и воткинцами-беляками»
<…>
С утра 24 декабря части 27-й (Омской стрелковой) дивизии начали наступление на Анжерские копи. Генерал Пепеляев распорядился взорвать их. Но приказ был сорван.
Два полка польских легионеров и Пермский добровольческий отряд, оборонявшие район Анжерских копей, были разбиты и отступили.

[Впоследствии белополяки сражались с регулярными частями РККА под Красноярском]

Thumbs up Thumbs down

29

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

Из поста № 12:

Игорь Мангазеев пишет:

Я бы посоветовал "рус-лоху" (да не в коня корм) поглбуже ознакомиться с биографией знаменитого командира красных партизан Петра Ефимовича Щетинкина. Насчет партизанской вольницы многое может проясниться.

Пётр Викулович Кашуткин. «РЕВОЛЮЦИЕЙ МОБИЛИЗОВАННЫЙ И ПРИЗВАННЫЙ… Очерк жизни и деятельности П.Е. Щетиникна». – М.: Изд-во полит. лит-ры. – 1977. – 255 с.: с илл.

Стр. 186.Командование V Краснознаменной армии и командование партизанской армии Минусинского фронта решили организационно объединить силы путем включения партизанских частей в состав регулярных частей Красной Армии. Однако на этом пути пришлось преодолеть некоторые трудности, связанные с различным подходом к принципам объединения.
Вопрос этот всесторонне обсуждался на VII Армейском съезде партизан Минусинского фронта. Съезд состоялся 22-23 января 1920 года. Его участниками были и руководящие работники политотдела и штаба V армии РККА.
Председательствующий на съезде Щетинкин…

Стр. 187. Долго думал над принципами объединения и П.Е. Щетинкин. Он понимал, что нельзя партизанские части механически объединить с регулярными войсками Красной Армии. Ведь такие формы партизанской организации, как выборность командного состава, неоформленность партийных организаций и политорганов, не могли быть перенесены в Красную Армию.
<…>
Вместе с тем Щетинкин решительно выступал против ошибочных утверждений представителя РВС V армии, сравнивавшего формы партизанской борьбы с махновщиной и григорьевщиной, которые имели контрреволюционную сущность. Такое грубое сравнение обижало партизан Минусинского фронта и, естественно, вызвало не съезде возражения со стороны многих выступавших бойцов и командиров.
<…>
Младший командир Лаврентьев отметил наличие в регулярных войсках Красной Армии офицеров – участников карательных экспедиций – и заявил, что не может «идти с ними рука в руку».

Стр. 188. Выборность командного состава партизанской армии была обусловлена принципом широкого демократизма. Не случайно Щетинкин не принял предложение Армейского совета о назначении его главкомом партизанской армии вместо Кравченко, избранного всенародно на съезде партизан.

Стр. 191. (В Енисейской губернии) существовало пять партизанских фронтов. <…> Ачинский, Степно-Баджейский, Минусинский, Тасеевский, Енисейский.

Стр. 236. После учебы на Высших военно-академических курсах, которая длилась более года, Щетинкин вновь вернулся в строй Красной Армии, но уже в звании командира корпуса. На зеленых петлицах его гимнастерки блестели три ромба.
В начале октября 1922 года он был назначен начальником штаба пограничных войск Сибирского пограничного округа и начальником штаба 3-го отделения военного округа ГПУ по Сибири.

Стр. 244. В ночь на 30 сентября 1927 года Щетинкина не стало. О причинах его смерти появились разные, нередко противоречивые версии. Жена Петра Ефиомовича писала в документальном сборнике о том, что он убит японскими агентами. Это же утверждали и его многие соратники. То же самое написано и на памятнике П.Е. Щетинкину в Новосибирске.

[ТАКИМ ОБРАЗОМ, АВТОРИТЕТ ПЕТРА ЩЕТИНКИНА БЫЛ ИСПОЛЬЗОВАН В ИНТЕРЕСАХ ГПУ, А ПОТОМ ОН ПОГИБ]

Thumbs up Thumbs down

30

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

"Книга памяти жертв политических репрессий Кемеровской области".// Сост. Любовь Ильининча Гвоздкова.  Том 2. Кемерово: Полиграфкомбинат, 1996. -- 556с.
Стр. 3. Начиная с 30-х годов, территория Кузнецкого края традиционно являлась местом ссылки и размещения спецпоселенцев (жителей западных областей Украины, Молдавии, Прибалтики, Республики немцев Поволжья и др. регионов).
***

"История Кузбасса"// Отв. ред. Николай Павлович Шуранов. -- Кемерово: ИПП "Кузбасс", "Скиф". -- 2005. -- 360с.
Стр. 130. В середине 1919 года на территории трех уездов, составлявших Кузбасс, действовало до 20 партизанских отрядов и групп численностью от нескольких десятков до нескольких сот человек. Среди них были отряды П. Сухова, П.К. Лубкова, М.Х. Перевалова, Е.П. Попова (Пугачёва), И.П. Новосёлова, И.М. Буркова (Зубова), В.П. Шевелева-Лубкова, Г.Д. Шувалова, П.К. Голикова, В. Крылова и др. <...> Их борьбу стремились направлять идейные большевики. Среди партизан было заметным влияние эсеров, анархистов.

Thumbs up Thumbs down

31

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

Владимир КУЗМЕНКИН
05.08.2005   http://vn.ru/05.08.2005/society/68375/
Из истории Белой Сибири. Воевали не только русские…

<...>
Когда стало ясно, что победа красных предрешена, важно было отступать первыми, поэтому легионеры решили, что сначала эвакуируются чехословаки и американцы, за ними румыны, сербы и поляки и только потом русские.

Об этом времени написано много — о том, как в огромных пробках стояли воинские эшелоны, как, чтобы проехать по байкальским туннелям, легионеры предали адмирала Колчака и вынуждены были отдать золотой запас. Этой ценой они купили себе билет домой, и 2 сентября 1920 года от одного из причалов Владивостока отошел последний пароход с чехословаками. На этом закончилась для них «сибирская одиссея», в истории которой есть еще немало белых пятен.

Войско Польское в Сибири

Польский вопрос в царской России был серьезным политическим фактором, и когда все рухнуло, поляки, оказавшиеся в Сибири, не остались в стороне в круговерти событий. Сразу после выступления Чехословацкого корпуса начали образовываться польские вооруженные формирования. А поскольку вступали в них и те, кто служил в русской армии, и те, кто попал в плен, воюя на стороне Австро-Венгрии и Германии, то говорить о каком-то единстве было сложно. Едины были в другом — служить не в Сибирской армии, а создавать свои формирования, что в итоге привело к тому, что в августе 18-го года некий майор Чума создал командование Войска Польского в Восточной России и в Сибири. Кстати, оно целый год размещалось в Новониколаевске.

Во внутренние дела России поляки решили не вмешиваться, но борьба с большевиками признавалась обязательной.

Против них в рядах армии адмирала Колчака сражалась 5-я Польская стрелковая дивизия. Сражалась до февраля 20-го, когда была разбита, и большинство солдат и офицеров попали в плен к красным.

Те, кто ушел, добрались до Харбина, а вернувшись в Польшу, снова отправились на войну. На этот раз советско-польскую. И называлась бригада, снова воевавшая с красными, Сибирской…

Thumbs up Thumbs down

32

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

Условия жизни   польских  детей-сирот на территории Минусинского района  в   военное  время
http://www.memorial.krsk.ru/Work/Konkurs/9/Filippova.htm/ ·

Министерство образования РФ
Краевая государственная общеобразовательная школа – интернат
среднего (полного) общего образования с углубленным изучением
отдельных предметов.

«ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ПО РАБОТЕ С ОДАРЁННЫМИ ДЕТЬМИ
И ТАЛАНТЛИВОЙ МОЛОДЁЖЬЮ»

Исполнитель:
Ирина Сергеевна Филиппова, ученица 11 «гуманитарного»  класса «Школа космонавтики.

Руководитель: Михайлова Ольга Викторовна, преподаватель географии «Школа космонавтики».

Железногорск 2007
Введение

Великая Отечественная война искалечила судьбы миллионов советских людей. Жители Красноярского края участвовали  в  войне, разделяя и горечь поражений, и радость побед вместе со своими соотечественниками. Тысячи красноярцев сражались на фронтах войны и сотни тысяч ковали победу  в  тылу. Трагично, что через все ужасы войны прошли и дети. Судьба ребенка  в  войне трагична, но особенно тяжело было детям, оставшимся без попечения родителей. А тем детям, которые являлись «иностранцами», было еще сложней.

Жизнь  польских  детей – сирот  в   военные  годы  в   Сибири  не получило должного освещения  в  трудах отечественных историков и краеведов.

Работать над этой темой я начала два года назад. И поскольку она интересна и сложна, с каждым годом происходит дополнение новыми материалами, документы переосмысляются и делаются новые выводы. Почему я выбрала именно эту тему? Потому что, испытываю большой интерес к истории вообще и истории нашего края -  в  частности. Так же, за кажущейся повседневностью этой темы скрывается история другого народа и его взаимоотношений с нашими соотечественниками – это второе. Кроме того, досконально ею никто не занимался, и так как, непосредственных очевидцев произошедшего осталось очень мало, то я постаралась как можно быстрее успеть запечатлеть события тех лет. Возможно, не только для будущих исследователей, но и для потомков как бы банально и пафосно это не звучало.

Цель моей курсовой работы перекликается с темой – изучить условия проживания  польских  детей – сирот на территории Минусинского района  в   военный  и послевоенный период.

Также, для достижения поставленной мною цели, я выявила следующие задачи: 1.Сбор материала.2.Анализирование собранного материала. 3. Участие материала курсовой  в  Интернет-конкурсе «Музей. Интернет». 4. Участие курсовой  в  конкурсе «Человек  в  истории. Россия ХХ век»  в  номинации «Свои - чужие: другая национальность, другая религия, другие убеждения».
Глава 1. Взгляд  в  прошлое.
ПРЕДЫСТОРИЯ

Первые поляки появились на Юге  Сибири   в  XVIII веке. Они пришли сюда  в  числе казаков – колонизаторов  Сибири . «Служивые» поляки создавали семьи с русскими и местными девушками и обосновывались на Сибирской земле. До сих пор встречаются типично русские семьи с  польскими  фамилиями: Соколовские, Метельские и т. п. Некоторым  польским  переселенцам удалось оставить  в  истории  Сибири  заметный след: например, основателем острога Красный Яр (сейчас это административный центр края – город Красноярск) был Андрей Дубенский.

Во время войны число поляков  в   Сибири  пополнилось за счёт их эвакуированных соотечественников: это были как целые группы поляков (например,  польский  детский дом, размещавшийся  в  годы войны  в  селе Малая Минуса), так и отдельные люди.

Временная эвакуация,  в  силу разных причин, обернулась для некоторых людей обретением новой родины.  Сибирь  издавна была многонациональным регионом, где жили бок о бок поляки, немцы, финны, литовцы, латыши, не враждуя между собой. По моему мнению, это связано с тем, что  в   Сибирь  на протяжении нескольких веков ссылали многочисленных «неугодных» людей, а также сюда стремились  в  поисках «лучшей доли» и хорошего участка земли переселенцы из губерний европейской части страны... То есть, основу населения нашего региона составляют не коренные жители (которые давно смешались с «пришлыми» людьми), а именно переселенцы.  В  итоге этого многовекового сосуществования смешались обычаи, и появилась большая терпимость и уважение к чужому самосознанию и традициям, чем  в  некоторых других уголках страны.

Возвращаясь к « польской » теме, необходимо отметить, что, так как среди сибирской интеллигенции высок процент людей с  польскими  «корнями», у нас часто проводятся мероприятия и проекты по изучению  польской  истории роли  польской  диаспоры  в   Сибири . Около 10 лет действуют  польские  общества. Во всех проводимых мероприятиях принимают участие не только люди, имеющие  польское  происхождение, но и все желающие, интересующиеся традициями и историей Польши. Первое общество  в   Сибири  под названием Ogniwo зарегистрировано  в  1990 г. А  в  1993 г. На юге  Сибири  возникло общество «Полония», объединившее Хакасию, Минусинск и Шушенское. Во всех обществах преподаётся  польский  язык, и действуют  польские  школы с неполным гуманитарным циклом обучения.

Согласно данным (предоставленным обществом «Полония» на выставке «Поляки  в  Красноярском крае»  в  Минусинском краеведческом музее им. Н.М. Мартьянова)  в  1999 – 2000 гг. 5 выпускников школы  польского  языка и культуры поступили  в   польские  вузы.

С 1997 года на русском и  польском  языках выпускается газета «RODACY» («Соотечественники»),  в  Минусинске ежемесячно выходят  в  эфир радиопередачи на  польском , при поддержке Сената РП организовываются поездки  в  Польшу детей и учителей.
Глава 2.
Детский дом.

События Второй Мировой войны остались  в  прошлом столетии, все меньше становится свидетелей и участников тех трагических и беспримерных  в  истории человечества дней. Многие из немногочисленных ветеранов, порой уже мало, что помнят из того, что произошло с ними 62 год назад. Но интерес к тому времени растет. И причиной тому масштаб сражений, количество участников, гигантское скопление оружия и техники, крайняя ожесточенность битв, невиданное количество жертв и беспримерная стойкость и мужество, проявленное воинами противоборствующих сторон.

На территории Минусинского района во время ВОВ находилось 3 детских дома. Первый – на моей малой родине  в  селе Шошино, он просуществовал около 10 лет, за это короткое время из него выпустилось более 350 детей. Второй находился  в  селе Тигрицком, но, к сожалению, его быстро расформировали из –за недостатка финансов. И последний, на котором я хочу более подробно остановиться, это Маломинусинский дет. дом.

Время – 1943-1946 года. Точка на карте – село Малая Минуса Минусинского района Красноярского края. Событие: именно  в  эти годы здесь располагался эвакуированный из Польши детский дом. Событие, по меркам происходящих  в  этот момент  в  мире изменений, не очень примечательное, но для тех людей, которые были рядом с детьми из Польши, оно имело огромное значение.

Любой рассказ, как известно, не имеет смысла, если у него не было прошлого и нет будущего. Именно поэтому я расширила временные рамки моего повествования, введя  в  него только историю детского дома, но и отражение этого события  в  наше время. Например, та же музейная выставка  в  городе Минусинска или открытие  в  Малой Минусе мемориальной доски на здании, где располагался детский дом.

В  архивном отделе администрации г. Минусинска мне удалось найти некоторые документы , самым непосредственным образом связанные с эвакуацией из Польши, размещением и обустройством  польского  детского дома  в  Малой Минусе во время Великой Отечественной войны. К сожалению, документов сохранилось мало. Работая  в  архиве, я видела, на чем писали  в  годы разрухи:  в  двадцатые, тридцатые, сороковые.…  В  лучшем случае это была хрупкая папиросная бумага (почти разрушившаяся к нашим дням),  в  худшем – даже официальные документы писались между строк отслуживших свое газет и книг. По этой причине многие важные бумаги до нас просто не дошли.

Один из документов (от 3 апреля 1942 года), адресованный председателю исполкома Минусинского райсовета, содержит указания на счёт оборудования подобранного помещения под детдом: «...Вам надлежит оказать необходимое содействие  в  размещении заказов представителя  польского  посольства на изготовление и оборудования (деревянные кровати, столы, стулья, шкафы и т.д.) на предприятиях Вашего района, и заключить договор с представителем  польского  посольства на аренду помещения». (Фонд 209, опись 1, дело 130, лист 21).

В  Маломинусинской средней школе хранится справка, составленная сотрудниками Минусинского архива,  в  которой содержатся сведения о том, что: « Польский  детский дом  в  1944 году имел 110 детей и 47 человек обслуживающего персонала».

Другие документы касаются обустройства переселенцев на новом месте. Например, вот эти датированные 6 июня 1942 года: «Председателю райисполкома  в  Минусинске. Заявление. Прошу вашего разрешения на покупку 6 поросят для детского дома  польских  граждан  в  Малой Минусе. Карская М.С. зав. Детдома».  В  другом точно таком же заявлении речь идёт о приобретении «6 коров для снабжения молоком детского дома  польских  граждан». Много это было или мало? С одной стороны, отдельно взятый сельский житель вряд ли имел столько скота, тем более,  в  годы войны, когда многие животные («кормильцы», как их называли) умирали от голода или попросту были съедены. А с другой – накормить более ста детей мясом шести поросят и молоком шести коров вряд ли было реально. По самым грубым моим подсчётам это не более полулитра молока на каждого ребёнка.
Эмоциональная.

Те три года, когда  в  селе Малая Минуса размещался  польский  детский дом, остались  в  памяти не только его воспитанников. Несмотря на короткий период пребывания на сибирский земле поляки и сельчане успели много сделать друг для друга: обменивались продуктами, помогали по хозяйству, общались.  Польские  врачи помогали маломинусинцам медикаментами, дети из интерната готовили для колхозников театрализованное представления и даже выступали  в  городе перед раненными солдатами… Поэтому местным жителям тоже есть что вспомнить о  польском  детдоме. Мне о нем рассказали Александра Петровна Перковская и Надежда Петровна Галганова.  В   военные  годы им было примерно столько же лет, сколько и детям из далекой Польши.

Но, сопоставив архивные документы, воспоминания пана Влодарчика (бывшего воспитанника детского дома  в  Малой Минусе) и этих женщин, я обнаружила, что если некоторые моменты жизни и быта поляков очень полно и всесторонне освещены этими источниками, то при описании других возникли некоторые «несостыковки»  в  цифрах и фактах. Проанализировав их, я добавила к воспоминаниям свои комментарии и размышления по этому поводу, чтобы внести ясность и наиболее точно передать то, что мне удалось узнать.

Но вначале расскажу чуть подробнее о тех, чьи воспоминания легли  в  основу моего исследования.

Болеслав Володарчик – один из воспитанников детского дома  в  селе Малая Минуса оставил свои воспоминания о тех днях почти 60 лет спустя. Они хранятся  в  музее им. Н. М. Мартьянова и напечатаны  в  сибирской газете конгресса для поляков  в  России «RODACY» («Соотечественники»). №4, 2001г.  В  настоящее время он проживает  в  городе Вроцлаве (Польша) и является вице – председателем Союза поляков  Сибири .

В  июле 1940 года  в  возрасте чуть более трех лет Болеслав вместе с родителями, старшими сестрами (Яниной 1928 года рождения и Казимирой 1923 года рождения) и братом Евгениушем 1935 года рождения были депортированы из Бреста (Белоруссия)  в   Сибирь . Вначале,  в  1940 – 43 гг. находились  в  «Тайшетлаге» Иркутской области.  В  1941 – 42 гг.  в  лагере «Квиток» умерли родители Болеслава, и пропала сестра Казимира (скорее всего, ее, удочерила во время болезни русская медсестра  в  больнице). Затем  в  составе детского дома попал  в  село Малая Минуса.

Александра Петровна Перковская, 1924 года рождения, коренная жительница села Малая Минуса. Её прадед был поляком, сосланным  в   Сибирь  ещё задолго до Великой Отечественной войны. Александра Петровна всю жизнь проработала  в  колхозе,  в  том числе приходилось ей трудиться и трактористкой.  В  данное время проживает  в  селе Малая Минуса по ул. Октябрьской, 24.

Надежда Петровна Галганова, 1930 года рождения. Родилась и выросла  в  селе Малая Минуса, окончила Минусинское педагогическое училище им. А. С. Пушкина.  В  1950 – х годах переехала  в  город Минусинск, где около 40 лет проработала учителем начальных классов  в  средней школе №5. Проживает  в  Минусинске по ул. Победы, д.60

« В  мае 1943 года  в  Москве Союзу  Польских  Патриотов было разрешено собрать  польских  сирот и поместить их  в  специальных детдомах. Таким образом, попал я вместе с сестрой Яниной и братом Евгениушем  в  детдом Малой Минусы. Помню, как нас привезли машинами с железнодорожной станции (скорее всего из Абакана)  в  небольшую местность, расположенную  в  зелёной долине, посреди которой был большой дом – наш Детдом, заменивший наш отчий дом. Это была Малая Минуса, которая ассоциируется у меня с детством –  в  меру беспечным, с регулярным, хотя и скромным питанием, а также с первым контактом со школой. Так как наши документы были утеряны, записали меня как родившегося  в  1936 году, а брата Евгениуша  в  1934 г. Сестра Янина помнила точно дату своего рождения, и так её и записали». Болеслав Володарчик
Глава 3. Проживание  в  детдоме (1943-1946 гг.)

«С одной стороны вдоль реки располагалась более богатая часть деревни с типично русской застройкой. С другой, вдоль песчаной дороги, находились примитивные деревянные здания,  в  которых находились люди, называемые нами ’’калмыками’’. Часть этих зданий (1 - 2) были заняты детдомом, переделанные для нужд бани и прачечной...

Вход  в  детдом находился с фронтона, сбоку же, обращённого к деревне, находился вход  в  школу, которая помещалась на втором этаже. Детдом располагался внизу и состоял из санитарно – хозяйственной части, затем шёл главный зал, от которого направо через двери можно было попасть  в  боковые залы, выполнявшие функции спальни. Слева располагались окна, выходившие на ту сторону, где находились постройки калмыков.  В  зале были расставлены столы, покрытые, скорее всего клеёнкой, и деревянные лавки. Стояли также стол и лавки, специально сделанные для малышей, среди которых был и я». Болеслав Влодарчик.

«Детдом размещался  в  здании школы на первом этаже, было два отдельных входа: для сельских учеников (занятия проходили на втором этаже) и для поляков из детдома. Директором  польского  детского дома была пани Карская...». А.П.Перковская

« В  деревянном двухэтажном здании школы один этаж заняли поляки. Не все дети были круглыми сиротами, родители многих воевали на фронте, поэтому они каждый раз с нетерпением ждали прихода ’’письмоноски’’, выстраивались перед ней живым коридором и, кланяясь, спрашивали: ’’Пани, лист есть?’’ Но  польские  дети получали свои письма не сразу: вначале их просматривала заведующая, пани Карская. Если среди писем оказывались похоронки, то она отдавала их не сразу, а вначале старалась, как–то подготовить к печальному известию...» Н.П.Галганова

«На левой стороне от входа  в  помещение, были размещены какие – то полки и вешалки для верхней одежды. Кроме того, стояли вёдра с водой и тазы для умывания, а также вёдра, служащие как горшки.  В  угловой части этой стены был сооружен общий топчан для мальчиков, выложенный соломой, прикрытой каким – то материалом, на что клали постель (подголовники и одеяла). Мальчики спали  в  два ряда, валетом. На противоположной стороне (оконной) стояли  в  два ряда детские кроватки,  в  которых спали самые маленькие. Группа была смешанной, состояла из девочек и мальчиков  в  возрасте до 9 лет. Пол  в  спальне был деревянный, мыли его ежедневно девочки из старших групп. Освещали спальню керосиновыми лампами, развешанными на стенах. Стены помещения были украшены сушеными ветками цветов и вырезками из бумаги, сделанными руками старшей молодёжи». Болеслав Влодарчик

Как видим, несмотря на «особое» положение  польских  граждан и помощь различных гуманитарных организаций, обстановка у них была примерно такая же, как и у сельчан: деревянные лавки, комоды, узкие кровати... Старожилы вспоминают, что ничего лишнего и тем более роскошного  в  помещениях не было.
Быт

«Все дети питались три раза  в  день, а группа малышей (моя) получала дополнительно второй завтрак. Обед был всегда сварен, а на другие приёмы пищи выдавали  в  основном бутерброды с консервированной рыбой. Основные продукты, такие, как рыбные консервы и мясные, мука, сахар, каши, и т. п., получали  в  рамках американской помощи UNRA, а хлеб, молоко и корнеплоды нам давал местный колхоз за «трудодни», отработанные старшими воспитанниками». Болеслав Влодарчик.

«Полякам сразу никто не подсоблял, плохо было, а потом Америка стала присылать гуманитарную помощь... Летом они сами заготавливают ягоду  в  лесу...» А.П.Перковская

« В  колхозе поляки не работали (возможно, только за продукты). Деревенские жители часто меняли бруснику и другие ягоды на муку, которую вместе с другими продуктами, а также вещами присылали  в  детский дом из Америки. Такой муки  в  деревне никто до этого не видел:  в  ней сразу содержался и сахар, и яичный порошок, отчего она была аппетитного кремо – желтого цвета. Меняли люди продукты и на одежду: многие  в  деревне потом щеголяли  в  ’’мериканских’’ (искажённое – «американских») блузках и юбках». Н.П.Галганова.

«Один раз  в  неделю нам организовывали баню, которая находилась  в  одном из деревянных домиков около калмыков» Болеслав Влодарчик.

«Особняком  в  деревне жили калмыки, которые были сосланы сюда во время войны. Разместили их  в  здании детского сада. Дети калмыков  в  школе не учились, были крайне неопрятны, практически не понимали русского языка, поэтому с ними мало общались деревенские жители. Неподалёку от них находилось какое – то подсобное помещение  польского  детского дома». Н.П.Галганова.

«Что касается медицинской службы, то помню визит к стоматологу  в  Минусинске, проверяли, как растут зубы. Других встреч не помню». Болеслав Влодарчик.

«... В-сороковых  малярия многих «трепала», а  польский  врач давала нам лекарства... По-моему, она была единственным медиком среди поляков.  В  одном из сельских домов (сейчас это  в  районе улицы Советской) располагалось что–то типа детского госпиталя, куда изолировали больных детей. Медобслуживание было хорошим. Насколько помню, никто из  польского  детского дома не умирал». А.П.Перковская

« Польские  врачи были для местных жителей настоящим спасением, ведь своего медпункта  в  деревни не было. Медпункт у поляков находился  в  здании детдома, и они не отказывали  в  помощи никому, имея  в  наличии необходимые лекарства: давали хну во время малярии, ставили уколы и даже делали несложные операции... Но всё-таки от коклюша  в  детдоме умерло много ребятишек. Они похоронены на сельском  кладбище  рядом с Малой Минусой». Н.П.Галганова.

Если взять два последних фрагмента, то у нас вызывают некоторое недоверие данные из первого. Из разговора с Александрой Петровной мы выяснили, что  в  годы войны она уже работала и поэтому у неё оставалось мало времени, чтобы пристально интересоваться подробностями жизни поляков. Возможно, поэтому она ничего не знала о смертях среди малышей. Тогда как среди друзей Надежды Петровны (во время войны школьницы) было много  польских  детей и их судьбы её беспокоили. Так, она подробна вспомнила, как потихоньку бегала смотреть на похороны своих маленьких знакомых (...их хоронили почему-то на закате, ставили крест на могиле не как у русских, а с другой стороны и не приглашали никого их сельчан принять участие в процессии...)
Внутренняя жизнь и воспитание.

«Все воспитатели детдома были поляками. Персонал же был смешанным. В ежедневном общении говорили по-польски, только в случае занятий по предметам естественнонаучного цикла языком обучения был русский». Болеслав Влодарчик.

«Рабочих в детском доме было совсем немного: несколько учителей, нянечек, воспитателей, медик...» А.П.Перковская

«Все работники, обслуживающие детский дом: врачи, священник, пианистка, подсобные рабочие, были из Польши. Их было около 20 человек. Как бы островок родной страны в далёкой  Сибири ...» Н.П.Галганова.

Стоит пояснить, что данные о числе обслуживающего персонала, содержащиеся в архивной справке, и полученные в ходе беседы, расходятся. В воспоминаниях говорится о меньшем количестве людей, чем в документе. Возможно, такое несоответствие объясняется фразой пана Влодарчика о том, что персонал детдома «был смешанный». А значит, в число указанных 47 человек могли входить не только поляки, но и местные жители.

«Обучение по основным предметам, в том числе письмо и чтение, история и патриотическое воспитание, пение, рисование и т. п., происходило в столовой или спальне. Большое внимание уделялось воспитанию нашего национального самосознания. В столовой сделали специальный патриотический уголок, в котором показаны были польские национальные символы, а также фольклор отдельных регионов Польши. Под конец нашего пребывания в детдоме, после окончания  военных  действий и освобождения Польши, нас проинформировали о создании в Польше нового правительства и показали нам главных правителей.

Воспитатели, кроме патриотического воспитания, старались нам указать на наши религиозные корни, учили нас религиозным песням и основным молитвам из римско-католического обряда. Перед каждым приёмом пищи мы читали благодарственную молитву за полученные дары, позволяющие нам прожить. Празднично проходил Новый год. В столовой ставили ёлку, у которой появлялся Дед Мороз. Все дети вместе с воспитателями брались за руки и танцевали вокруг ёлки и Деда Мороза, пели различные песни. Не припомню, чтобы мы получили какие-либо подарки по этому случаю». Болеслав Влодарчик.

"Они отмечали все свои праздники, особенно Рождество. К Рождеству им присылали съедобные иконки, сделанные из вафель и другие вкусности... Это было для нас поразительно: верующих в России тогда преследовали, и мы не знали, как относиться к тому, что поляком в открытую позволялось исповедовать свою религию...» Н.П.Галганова.

Если патриотическое воспитание польских детей было тесно связано с религией и традициями родной страны, то советские дети были оторваны от всего этого. Сейчас, спустя многие десятилетия, мы можем судить о результатах воспитания. Многие из нас чувствуют себя «Иванами, не помнящими родства», нам приходится возрождать свои традиции, искать свои корни, восстанавливать историю. Но нам не пришлось бы вспоминать, если бы наших родных не заставили забыть...
Культурная жизнь.

«У поляков были свои праздники, на которые они охотно приглашали сельчан. Помню, как они наряжали меня в польскую национальную одежда: обычные такие юбки и платья и красивые широкие шарфы, накидываемые через плечо. Они и Рождество справляли красиво, хоть и время советское было...» А.П.Перковская

«В детдоме действовал ансамбль, участники которого с пользой проводили свободное время. Ансамбль был известен в обществе и выступал даже перед раненными солдатами, которые лечились в госпитале Минусинска». Болеслав Влодарчик.

«Каждый праздник я ходила смотреть, как выступают ребятишки из польского детского дома. В их исполнении я первый раз увидела «Золушку». Самые маленькие дети играли в сказках ангелов. Хоть в то время была разруха, у них были красивые костюмы, которые они делали сами... И вообще, к местным жителям поляки относились хорошо – сельчане жили с ними дружно». А.П.Перковская

«Польские дети устраивали в школе театральные представления, беря с сельчан символическую плату за вход. Они ставили сказки на польском языке, буквально из ничего делая себе эффективные костюмы: крахмалили марлю, какие – то лоскутки, нарезали блёстки... И дети, и взрослые из деревни очень любили ходить на эти спектакли, ведь в деревне всегда было мало зрелищ, особенно во время войны. А пианистка из детского дома первая научилась играть и петь гимн СССР, когда его только начинали разучивать в деревне...» Н.П.Галганова.

Культурная жизнь деревни никогда не отличались особым разнообразием: как вспоминают коренные жители Малой Минусы, если в довоенные годы большой редкостью являлось кино или приезд артистов, то в войну тем более стало не до развлечений. Поэтому такие яркие моменты особенно запоминались на фоне «сороковых – роковых».
Возвращение в Польшу.

«В марте 1946 года нам объявили, что мы вскоре вернёмся на свою Родину. В последние дни марта начали быстро собирать вещи и подготавливаться в дорогу. 1 апреля 1946 года подъехали автобусы и грузовики для перевозки людей и вещей. Нас отвезли в Абакан в три захода: первый – утренний, охватывающий ’’средних’’ в возрасте 9 – 14 лет, в нём находился мой брат; второй – дневной, охватывающий малышей и часть персонала; третий – вечерний, охватывающий старших детей и оставшийся персонал с вещами. Кроме воспитанников нашего детдома в Абакан ещё привезли детей и персонал из других детдомов с территории Красноярского края». Болеслав Влодарчик.

«Когда после войны детский дом уезжал обратно, его воспитанником прислали новую одежду, а старую они отдали малоимущим из деревни. Все люди вышли провожать поляков, ведь за время войны к ним успели привыкнуть и подружиться». Н.П.Галганова.
Послесловие

«...В Польшу приехали 27 апреля 1946 года. Там нас поместили в эвукацианно-распредительный центр в Гостыне около Варшавы, откуда уже после 7-дневного карантина нас разослали по детдомам в Польше. Я с братом Евгениушем попал в дом ребёнка №1, в Мальборке Гданьского воеводства. Там я был до совершеннолетия. Так как утерянные документы не нашлись, то мою дату рождения установили через суд на основании показаний двух случайных свидетелей.

О потерянной в Сибири сестре Казимире я так ничего и не узнала. Брат Евгениуш умер от инфаркта сердца в возрасте 55 лет. Сестре Янине сейчас 74 года, и чувствует она себя хорошо. Мне в этом году уже 65 лет и не жалуюсь на здоровье. Вместе с женой и двумя замужними дочерьми, а также четырьмя внучатами живём во Вроцлаве и во время семейных встреч есть нам что вспомнить, и особенно о Малой Минусе». Болеслав Влодарчик, г. Вроцлав, август 2005 года.

Всё время пребывания польского детского дома в Малой Минусе можно назвать тем фактом, который оспаривает правоту принципа ’’мирного сосуществования’’. Не «мирное сосуществование», а пример жизни вместе разных народов, разных культур и идеологий – вот что мы можем здесь увидеть. Формирование негативного отношения к другим нациям, и тогда, и сейчас – очень важная и неотъемлемая причина человеческой разобщенности и всеобщего недоверия, одно из самых сильных видов оружия в политике. Сейчас, сравнивая действительность с «официальной» информацией о том времени, мы, к сожалению, всё больше убеждаемся, что большинство призывов, типа «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» или утверждения «Все народы равны» далеко не всегда играли в пользу мирных целей и действительных интересов людей...

P. S. »Поляки уехали...А мне и сейчас охота с ними повидаться, вспомнить годы молодости... Может, кто ещё остался живой из моих знакомых. Столько хороших воспоминаний о них сохранилось, хоть и время тяжёлое было... Была бы радёхонька хоть кого-нибудь увидеть на старости лет...» А.П.Перковская
Глава 4. Наши дни.
ПОЛЬСКАЯ.

Кассету с записью встречи бывших воспитанников, эвакуированных из Польши в годы войны детских домов, Маломинусинская средняя школа получила благодаря Ольге Михайловне Темеровой – руководителю общества ’’Полония’’ в городе Минусинске. А до этого ей (кассете) пришлось проделать долгий путь: сибирякам видеозапись передал пан Влодарчик, привезя с собой аж из Польши.

Долго мы ожидали, когда кассета попадёт и к нам в руки. Но когда она появилась, оказалось, что запись (чего, впрочем, и следовало ожидать) на польском языке. Для начала мы было решили подыскать переводчика, но вовремя вспомнили, что, во- первых, польский язык во многом (на слух, во всяком случае) схож с русским, а во-вторых (и эта мысль принесла чрезвычайное облегчение), нам вряд ли вообще понадобится хоть что-то на польском понимать. Поскольку всё происходящее и без перевода было ясно. Встреча происходила в 1992 году в городе Вроцлаве. Действо, начавшееся в церкви и плавно перенёсшееся на лоно природы, было настолько насыщено чувствами и эмоциями, что слова были просто не нужны. А общий смысл всего этого был прост...

Существует много поводов для встреч. Это и встречи однополчан, и встречи с бывшими одноклассниками, сокурсниками, коллегами... На этой кассете запечатлены люди, которых война когда-то заставила покинуть свою родину – Польшу. Новым, пусть и временным, домом для них стала Сибирь. И не только города, такие, как Томск, но и небольшие деревеньки, типа нашей Малой Минусы.

Многие из них никогда раньше не видели друг друга, многие расстались в детстве и с тех пор не встречались, многих уже нет... А те, кто жив, постоянно собираются вместе непонятно где и непонятно для чего. В самом деле, для чего бы им, казалось, вспоминать свои печали – горести сейчас, когда всё более-менее нормально... Может потому, что жизнь уже прошла и так не хочется отпускать её? Впрочем, сами такими будем. Только будет ли нам о чём вспоминать?

На карте расположения эвакуированных детских домов, Маломинусинский детский дом значится под № 38. А всего их было в Сибири более пятидесяти...
МИНУСИНСКАЯ.

29 сентября 2005 года в нашем городе прошёл День польской культуры. На этом мероприятии присутствовала, и наша делегация, я как участник тоже входила в неё. Он начался с открытия мемориальной доски в с. Малая Минуса на здании, в котором в 1943-1946 годах находился польский детский дом. Затем в музее им. Н. М. Мартьянова состоялось открытие выставки «Поляки в Красноярском крае».

Это проект Минусинского краеведческого музея, Фонда помощи полякам на Востоке Сената республики Польша, а также Фонда польской культуры, Конгресса поляков в России и лично Болеслава Влодарчика, бывшего воспитанника детдома в с. Малая Минуса, ныне вице-председателя Польской федерации сибиряков. 55 лет назад он уехал на родину, но все эти годы поддерживал связь с сибирскими поляками. Он оказал материальную поддержку, предоставил ряд интересных экспонатов.

Авторами выставки являются руководитель «Полонии» республики Хакасия С. В. Леончик и сотрудник Минусинского краеведческого музея Е. М. Лясковская. Оформление выставки разработано главным художником музея Е. А. Володиной. На выставке экспонируются вещи, фотографии, документы и другие материалы из фондов музея им. Н. М. Мартьянова, архивного отдела администрации города Минусинска, архива «Союза поляков Сибири» (Варшава), Шушенского музея-заповедника, а также из частных собраний.

Красивоё оформление выставки ненавязчиво знакомит с другой культурой, традициями, обычаями. Здесь представлено много разнообразных материалов: ссыльные поляки, польские общества, история возникновения польской диаспоры на юге Сибири, детский дом, эвакуированный в голы войны в село Малая Минуса.

Болеслав Влодарчик, который был в числе первых гостей, поделился с нами своими впечатлениями:

- Я очень взволнован и доволен, что русские сделали эту выставку, в которой нашлось место и моему детскому дому в Малой Минусе. Ведь Сибирь – это не просто воспоминания, но и часть моей жизни.

Всё правильно, воспоминания – это необходимая и полезная, пусть и не всегда приятная, часть нашей жизни. Сегодня многих волнует то далёкое военное время, когда даже незнакомых людей объединяло одно – стремление выжить, а впоследствии сохранить в памяти и передать другим поколениям (в данном случае - нам) то, что потом войдёт в учебники истории. Может быть, это станет уроком, предотвратит повторение страшных ошибок.

Меня очень удивило, что в числе посетителей этой выставки было много моих сверстников. Молодые люди не просто механически рассматривали экспонаты, а интересовались подробностями событий далёких лет, беседовали с гостями. Это говорит о том, что мы ощущаем себя частью русского народа, выдержавшего когда-то войну и поэтому наша история нам столь же дорога, как и старшему поколению.

Кто-то может подумать, что организация подобных выставок – чистая формальность, нарушающая покой пожилых людей, так как для многих из них воспоминания о войне бередят старые раны. С этим мнением я согласиться не могу. Ведь так мало осталось тех, кто прошёл войну, кто хранит её в своей памяти. Только они могут передать свои воспоминания в руки будущих поколений, чтобы история нашей страны не жила только в документах, но и в лицах и судьбах. Поэтому такие выставки и встречи нужны не организаторам и их участникам, а, прежде всего нам.
Заключение

На страницах моей работы я рассказала о жизни польских детей-сирот в Минусинском районе Красноярского края в годы войны, опираясь на архивные данные, данные собранные мною с помощью опроса старожил, ранее не публиковавшиеся и не использовавшиеся в научных работах, стараясь уделить должное внимание каждому аспекту обозначенной проблемы.

Несмотря на то, что государство принимало меры, направленные на развитие и обеспечение детского дома всем должным, тяжёлые условия жизни, отдалённость от Родины, приводили к созданию психологически нездоровой атмосферы, которая травмировала психику детей. Вспышки инфекционных заболеваний подрывали здоровье детей, вследствие чего не редко наступал летальный исход.

Питание воспитанников, возможно, назвать полноценным, по сравнению с другими детскими домами Минусинского района. Одежды и обуви, также было в достатке, гуманитарная помощь, оказываемая США, очень помогало в этом. Но и наше государство в лице районных и краевых регионов власти, чем могло, тем и помогало полякам.

Данную работу можно использовать на уроках истории и краеведения в средней школе. Возможно, работа будет небезынтересна и специалистам-историкам.
Список используемой литературы и источников
Часть 1.
Неопубликованные источники:

- документы архивного отдела администрации г. Минусинска:
1. Указание по поводу оборудования помещения польского детдома в селе Малая Минуса. (фонд 209, опись 1, дело 130, лист 21).
2. Прошение начальнику Горавтотранспорта тов. Камазакову по обеспечению транспортом перевозки репатриируемых поляков (фонд 33, опись 1, дело 167, лист 12).
3. Указание Уполномоченному Крайисполкома по репатриации поляков района тов. К. Д. Семисынову по доставке польских граждан в город Абакан (фонд 33, опись 1, дело 167, лист 12).
4. Архивная справка, содержащая статистические данные о количестве детей и обслуживающего персонала детского дома. (Составлена главным хранителем фондов Л. П. Чащиной и методистом первой категории архивного отдела г. Минусинска Л. Н. Нефёдовой 27. 02. 1995 года, хранится в школе села Малая Минуса).
- документы, представленные на выставке «Поляки в Красноярском крае» Минусинского регионального краеведческого музея им. Н. М. Мартьянова.
5. Заявление председателю райисполкома Минусинска от заведующей польским детским домом в с. Малая Минуса М. С. Карской на покупку для детдома шести поросят, датированное 6 июня 1942 г.
6. Заявление председателю райисполкома Минусинска от заведующей польским детским домом в с. Малая Минуса М. С. Карской на покупку для детдома шести коров, датированное 6 июня 1942 г.

- устные воспоминания о польском детском доме в с. Малая Минуса старожилов:
7. Александры Петровны Перковской, 1924 года рождения, проживающей в с. Малая Минуса по ул. Октябрьской, 24.
8. Надежды Петровны Галгановой, 1930 года рождения, проживающей в г. Минусинске по ул. Победы, 60.
9. Любительская видеозапись встречи бывших воспитанников польских детских домов в г. Вроцлаве (Польша) в 1992 г., переданное в минусинское общество «Полония» 28. 09. 2005 года вице-председателем «Союза поляков Сибири» паном Влодарчиком.
Опубликованные:

10. Воспоминания воспитанника детского дома в с. Малая Минуса Болеслава Влодарчика. «RODAGY» («Соотечественники») : Сибирская газета конгресса поляков в России, № 4(16)/ 2000, с. 13, 25 «Мои воспоминания о Малой Минусе» и с. 14-15 «SYBIR MALA MINUSA – Z DALEKA I Z BLISKA».
Часть 2.

1. Большой энциклопедический словарь под редакцией А. М. Прохорова, М., Спб., 1997, с. 938.
2. «Власть труда» (городская газета Минусинска), спецвыпуск «село Малая Минуса», апрель/2005, с. 1.
3. «Во глубине сибирских руд», Митина Н. Г., М., 1966, с. 11-13.
4. Иллюстрированный энциклопедический словарь под редакцией В. И. Бородулина, А. П. Горкина, М., 1997, с. 548
5. «Краткое описание приходов Енисейской епархии», Красноярск, 1916 год, с. 127-129.
6. «Надежда» (городская газета Минусинска), № 192 (1680)/2005, с., 1, зам

Thumbs up Thumbs down

33

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

См. также6

Thumbs up Thumbs down

34

Re: ПОЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ В БЕЛОЙ СИБИРИ

65 лет Нюрнбергскому приговору. Заявление Госдумы по Катыни ставит его под сомнени
КРАСАВЦЫ

Thumbs up Thumbs down